nikpolmir (nikpolmir) wrote in 56didactnik15,
nikpolmir
nikpolmir
56didactnik15

ЭВОЛЮЦИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО МОЗГА В ФИЛОГЕНЕЗЕ. Часть-1.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЛИКБЕЗ ДЛЯ РОДИТЕЛЕЙ. СОВЕТЫ «ПОСТОРОННЕГО».

1. ЭВОЛЮЦИЯ И ЕСТЕСТВЕННЫЙ ОТБОР — ТВОРЦЫ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО МОЗГА.

ЛЕДНИКОВЫЕ ЭПОХИ

Ледниковые эпохи (периодические похолодания и оледенения поверхности Земли от полюсов к экватору) длятся миллионы лет, перемежаясь с теплыми межледниковыми периодами. Последнее оледенение (плейстоценовое) началось ок. 2,5 млн.л. и завершилось ок. 11,5 т.л. назад. В это время многократно появляются и исчезают ледниковые покровы в северных областях планеты. В настоящее время мы живём в межледниковье, за которым непременно вновь последует похолодание.

В «ледниковых периодах»:

1.Появлялись новые виды млекопитающих с увеличенным размером тела ("правило Бергмана": теплокровные животные, живущие в холодном климате, крупнее представителей того же вида, живущих в теплом).

2.У новых видов изменялись пропорции тела ("правило Аллена": у представителей одного и того же вида в более холодном климате укорачиваются конечности).

3.Климат в Африке становился все более сухим: уменьшалась площадь лесных зон, увеличивается площадь саванн. Часть гоминид, которым не хватало места в джунглях, были вынуждены приспосабливаться к жизни в условиях лесостепи и степи (саванны).

В новых условия обитания, когда жить приходилось на земле, а не на деревьях, у них изменялись формы и пропорции тела — удлинялись задние конечности, превращаясь в ноги, изменялось качество позвоночника, сужался таз, что усложняло роды, передние конечности все менее использовались для брахиации (передвижение по деревьям, цепляясь за ветви) и все больше привыкали к инструментальным операциям с различными предметами — палками, камнями, использование которых компенсировало слабую естественную вооруженность наших далеких предков.

Изменялась скорость взросления детенышей. Созревание организма — телесное и психическое — становилось все более продолжительным. С ним увеличивался период детства и беспомощности и нужда в продолжительной опеке и более тщательном уходе со стороны родителей. Такие перемены запечатлевались в генной памяти и передавались по наследству.

Продленный период детства проявлял и закреплял такие «детские» («ювенильные») свойства психики, как ЛЮБОПЫТСТВО и ПЛАСТИЧНОСТЬ (готовность и податливость к переменам и адаптации к новым условиям), превращая их из сугубо детских в присущие и взрослым особям.

ОСНОВНЫЕ ФАКТОРЫ РАЗВИТИЯ ГОЛОВНОГО МОЗГА У ГОМИНИД


Человеческий мозг и психика возникли стихийно – в результате естественного отбора, ценой многих "ошибок" и "жертв".

Из всех животных у приматов сформировался самый крупный (относительно массы тела) мозг, обладающий самой сложной структурой. Он формировался сперва под влиянием древесного образа жизни в джунглях, требующего развитого стереоскопического зрения и ловкой координации точной моторики подвижных рук, а затем в условиях жизни на открытых пространствах саванны (степи и лесостепи). Выжить беззащитным (невооруженным — не имеющим могучих мышц, длинных выносливых конечностей для бега, острых когтей, ядовитых зубов или мощных челюстей), гоминидам (человекообразным приматам) в условиях саванны позволяла сложная социальная структура, крепкая кооперацией, взаимопомощью, разделением труда и прочной дисциплиной солидарного взаимодействия. Для создания такой общественной организации необходимы редкие в остальном животном мире психические качества, сформировавшиеся в процессе естественного отбора:
ПРЕДВИДЕНИЕ (опережающее отражение), когда особь способна предугадать реакцию представителя своего вида в ответ на собственное поведение и
ЭМПАТИЯ — способность сопереживать, сочувствовать представителю своего биологического вида в результате особого умственного действия — мысленного, воображаемого (виртуального) переноса собственного сенсорного образа в плоть иного субъекта.
Оба качества порождены лимбической системой (археокортекса) — последней эволюционной субстанцией головного мозга на пороге его эволюции к неокортексу.

МЯСОЕДЕНИЕ

Недостаток растительной пищи в саванне гоминиды компенсировали, научившись питаться мясом. Реформа диеты дала организму обилие белков — строительных материалов для новых структур головного мозга. Сперва наши животные предки добавили к привычному растительному рациону, которого в саванне, по сравнению с джунглями, было значительно меньше, мясо падали — трупов других животных, которые утонули, погибли во время лесных пожаров или стали добычей хищников, но были недоедены. Позже трупоедение было обогащено охотой на мелких зверьков, птиц и рыб, на смену которой пришла впоследствии охота на крупных зверей, в которой использовались специально изготовленные для этого орудия.

Охота богата сложными операциями, складывающимися в специальные устойчивые последовательности действий — технологии, запечатлевающиеся в памяти и передающиеся посредством обучения и имитации в пространстве и времени — новым поколениям охотников.

Опыт кулинарной обработки мяса и продуктов собирательства, хранение их запасов еще больше усовершенствовали мозг, обогатили его новым опытом, запечатленным связями нейронов.

Чем больше опыта приобретали наши человекообразные предки, тем совершеннее становились их мозг и нервная система.

ВНУТРИВИДОВАЯ КОНКУРЕНЦИЯ


Самое значительное влияние на эволюцию гоминид оказывало внутривидовое соперничество: половой отбор с выбыванием неудачника. По Дарвину половой отбор проявляется в двух основных формах:
1) соревнование самцов за обладание самкой,
2) выбор самкой полового партнера за изобретательность в ухаживании, что подразумевает:
- незаурядные коммуникативные способности (искусство уговорить отдаться),
- техника секса (способность доставить сексуальное удовольствие),
- забота о потомстве и кормящей самке.
Столь изощренное поведение, в котором сочетались искусство соперничества (с элементами агрессии) и искусство обольщения, было следствием развитого интеллекта и, в свою очередь, обусловливало дальнейшую эволюцию умственных способностей и их физиологическую основу — энцефализацию (усложнение клеточной и функционально-модульной архитектуры мозга).

Во время ледниковой эпохи умные особи лучше решали адаптивные проблемы, вызванные климатическими перепадами. У самок, предпочитавших ум в своих брачных партнерах, были выше шансы — «выживания» вместе с потомством и получения сексуального удовлетворения.

В межгрупповых конфликтах группы, возглавляемые умными, изобретательными и волевыми лидерами, чаще одерживали победы. Такие победы в ходе естественного отбора запечатлевались в наследственной памяти особыми конфигурациями генов.

2. ФИЛОГЕНЕЗ ГОЛОВНОГО МОЗГА.

Примерно 500 млн лет назад у самых ранних позвоночных (амфибий) уже существовало основное разделение мозга на задний, средний и передний. В дальнейшем происходит разрастание и специализация трех наслоений мозга, надстраивающихся над спинным, «продолговатым», «задним» и «средним» мозгом. Ко всему этому богатству пристраивается еще и т.н. «передний» мозг.

После каждого эволюционного шага старые части мозга учатся сосуществовать и взаимодействовать с новыми наслоениями.

Схематическое изображение мозга рыбы, амфибии, рептилии, птицы и млекопитающего в их сравнении друг с другом (мозжечок и продолговатый мозг - части заднего мозга):
1 — обонятельные луковицы;
2 — передний мозг;
3 — средний мозг,
4 — мозжечок;
5 — продолговатый мозг

Приводимая модель структуры мозга, как системы трёх автономных мозговых структур, отражает его эволюцию, где каждая структура соответствует крупному «эволюционному шагу» и отличается от иных функционально и нейроанатомически.


«НЕЙРОШАССИ» - древнейшая часть мозга, несущая в себе программы воспроизводства и самоподдержания организма (гомеостаза), включая регуляцию сердечной деятельности, кровообращения и дыхания...:
- спинной мозг,
- задний мозг = продолговатый мозг + варолиев мост,
- средний мозг.

У рыб и амфибий эти отделы составляют весь мозг.
Рептилии или высшие животные без переднего мозга лишены цели движения, как экипаж, покинутый водителем.

Примером автономной работы комплекса «нейрошасси» может служить эпилептический припадок, когда мозг лишается управления. Электрический шторм внутри него разгоняет всех «водителей» и «нейрошасси» «едет» само по себе, куда ему вздумается, как автомобиль, водитель которого покинул его, не поставив на тормоз и не выключив «зажигание».

Существует три типа «водителей» нейрошасси:

I.«РЕПТИЛЬНЫЙ» (ЗМЕИНЫЙ) КОМПЛЕКС» («Р» - комплекс):
- возник несколько сот миллионов лет назад,
- расположен вокруг среднего мозга,
- существует у всех рептилий и млекопитающих.

Функции:

1) агрессия (защита личного пространства),

2) территориальное поведение (защита своей территории),

3) ритуальное поведение (имитация поведения особей своего вида),

4) установление и поддержание социальной иерархии, на которой основан общественный порядок;

5) послушное, бесстрастное осуществление поведения, диктуемого генами или мозгом.

«ЕВАНГЕЛИЕ ОТ ЗМЕИ»


Дети и невоспитанные взрослые, сами того не зная, строят свое поведение по принципу: на всякий стимул внешней среды рефлекторно следует ответ сперва более древних структур мозга и лишь впоследствии, если нет ожидаемого эффекта, включаются позднейшие мозговые образования с присущими им разумными программами поведения.

Люди способны волевым образом тормозить импульсы, идущие от «змеиной» части своего мозга. Но для этого их необходимо специально обучать:
1) сперва, погружая в ритуалы, исполняемые вне рациональной мотивации, а исключительно потому, что «все так делают»: мобилизуя инстинкт подражания, имитации авторитетного в популяции субъекта.
2) И лишь впоследствии, по мере взросления — по завершении формирования основных мозговых структур неокортекса (в подростковом возрасте) и по мере приобретения опыта ритуального социального взаимодействия включаются, после специального обучения, «механизмы» волевого самоуправления, способного изнутри самой особи затормозить, отменить или, напротив, мобилизовать и «включить на полную мощность» поведение, диктуемое нашей «змеиной сущностью» («Р-комплексом»).

Примером «чистой» (неотягощенной контролем высших отделов мозга) работы «Р-комплекса» может служить социальное поведение обезьян, в котором так много «человеческого».

Ритуал встречи самцов, поддерживающий иерархическое подчинение и социальный порядок в стае, порождён врождённой программой агрессивного поведения.
Доминанты (лидеры):
- обнажают зубы,
- трясут прутья клеток,
- стучат себя в грудь,
- издают клич высокого тона (сигнал устрашения),
- поднимают лапы, чтобы продемонстрировать половые органы.
Субдоминанты (подчиненные):
- съеживаются, прячут зубы и взгляд,
- приседают, стараясь казаться меньше,
- не издают звуков или издают звуки, вызывающие жалость,
- принимают самочьи позы сексуального «подставления».

Экспериментальное повреждение «Р-комплекса» лишает возможности подобного поведения, но не влияет на другие формы поведения, управляемые из других отделов мозга.

У млекопитающих-неприматов и у рептилий сходное ритуальное поведение управляется тем же участком мозга, но повреждение его может приводить к распаду других автоматизированных форм поведения — ходьба или бег.

У приматов половое поведение связано с положением на иерархической лестнице: у японских макак «социальный» ранг поддерживается и усиливается путем ежедневных наскакиваний: самцы низшей касты принимают позы подставления, характерные для самок в период половой охоты, а самцы высшего ранга ритуально наскакивают (жест-символ власти и подчинения) на них.

Ритуалы возникают из инстинктов (агрессии, полового поведения...).

Специальные — высшие поведенческие комплексы, мотивированные иными (не-змеиными) потребностями защиты личного пространства, территории обитания и сохранения достойного места в социальной иерархии, от которого зависит доступ к витальным ресурсам («порядок клевания», доступность самок...)
- формируются изначально из простейшего первичного материала адаптивных реакций на условия среды («безусловные рефлексы»),
- основаны на устойчивых системах синаптических связей,
- впоследствии превращаются в модели специального поведения, адекватного типичным ситуациям видового образа жизни,
- являются строительной основой новых поведенческих комплексов: из поведенческих «материалов» агрессии строится половое поведение (ритуалы брачных игр животных в начальной стадии едва отличимы от драки) или определение социального статуса: доминирование — подчинение (домашние кошки ластятся, громко и притворно мурлычат, в то время как их лапы дерут обивку мебели или царапают хозяина)...

Nota bene

Путь в сознание ребенка до 8-10 лет лежит, главным образом, через неразумные — «до-сапиентные» психические структуры подкорки и Р-комплекса. Поэтому «педагогика разумной мотивации и вербальной пропаганды правильного поведения» — тупик и напрасная трата времени и сил.

Успешная и эффективная педагогика раннего детского возраста должна исходить из знания глубоких инстинктивных корней поведения несмышленышей. Такая педагогика не будет рассказывать сказки о том, как «должны вести себя хорошие мальчики и девочки». Она, в лице родителя, воспитателя или учителя, будет лично и непосредственно демонстрировать эталоны образцового поведения, дополняя, когда это нужно, их словесными комментариями. Но «дополняя», а не «подменяя»! И делаться это будет систематически — до тех пор, пока норма внушаемого поведения не станет незыблемым автоматизмом персонального образа жизни.

Главный эффективный «воспитатель», достигающий иррациональных досознательных глубин детской души, это всегда и неизменно принцип: «делай, как Я» «делай, как авторитетный взрослый». Не раздумывая и не колеблясь. Через «не хочу» и «не буду», которые, при необходимости, подавляются взрослым немедленно, строго и жестко. Но ни в коем случае не жестоко! Потому, что так надо. И потому, что так хочет, а, главное, потому что так делает Сам источник образцового поведения.

Однако, взрослый — источник эталонного поведения — должен быть в самом деле авторитетным. А это зависит, в первую очередь, от того, способен ли он дать образцовые примеры внушаемых моделей поведения. Потому, что если такой взрослый учит ребенка чистить зубы, а сам их не чистит и изо рта у него дурно пахнет, авторитет его изначально будет ниже плинтуса. И имитировать такое поведение ребенок по-хорошему не станет. Потому что оно фальшивое, а дети чуят фальшь и ложь «за версту». И у них к ним инстинктивное отвращение. Как ко школе, где их учат те, кто сами не знают того, чему учат детей.

А, если и станет ребенок «учиться» у такого «авторитета», то из-под палки — из страха, а не из любви и желания быть таким же совершенным, как любимый папа или мама. Или, как любимый учитель. Поэтому учитель просто не может быть не любимым. Педагогу, которому дети бессознательно не подражают и в которого сознательно не влюблены, нечего делать в школе. Так что закрываем все школы и прекращаем этот похабный балаган с так называемым «просвещением». Потому что школьные стены давно остыли, забыв, когда их грели изнутри сердца настоящих учителей и влюбленных в них детей.

Агрессия в самых различных формах — универсальная и тотальная реакция ребенка на все новое и необычное. В том числе и на учебную информацию. Тем более, что источником всего необычного, незнакомого и нового является другой человек. Хорошо, если это родитель или другой близкий родственник. Но, что если это чужой человек? Все чужое и незнакомое инстинктивно вызывает страх и подозрение. Следовательно, прежде, чем приступить к внедрению нового в сознание и поведение ребенка, следует нейтрализовать страх и заместить его другим инстинктом — интересом: а что это там такое? Как это сделать? Здесь нет универсального ответа. Всякий раз по-разному. Но без аннигиляции страха в душе ребенка учить и воспитывать его бесполезно и даже вредно. Потому что такая «педагогика» будет только порождать и у умножать в детях страх — многократно.

Следует всегда тщательно соблюдать «персональные границы» личности. Даже общаясь со взрослыми людьми. Но особенно щепетильным следует быть с детишками. Принцип: «не нарушай без крайней надобности личных границ ребенка» следует не просто уразуметь, но превратить в рефлекс. Потому, что всякий раз, когда вы, приближаясь к малышу, нарушаете суверенные границы его личности, в нем просыпается защитная агрессия, способная проявиться в какой угодно форме. А, главное, как производное и спутник агрессии, в нем пробуждается страх — безотчетный и всепоглощающий. Страх — не самый лучший эмоциональный фон для построения конструктивных отношений взрослого и ребенка. Поэтому не злоупотребляйте непосредственными контактами с детьми. Особенно, если вы не родитель, а посторонний воспитатель или учитель. И только если, ощутив расположение к вам, ребенок сам устремится навстречу, можно привлечь его к себе — ненадолго и мимоходом. Инфляция искренности и спекуляция доверием уже обанкротили не один педагогический проект. И еще обанкротят.

Не менее важно, чем уважение к Личности, почтение к ее собственной территории — которую она считает своей. «Будь Хозяином собственной территории, сколь бы малой она ни была» сказано в «Евангелии от Змеи». И дальше сказано: «защищай ее (свою территорию) любой ценой и любым способом». Змея не нападает первой. Никогда. Если только вы не наступите на нее нечаянно. Или, если не ступите на ее территорию, где у нее гнездо. Так же неумолимо и безжалостно включаются инстинкты страха и обороны, если вы начинаете хозяйничать на территории, которую ребенок считает своей. Что проще: приучить ребенка ставить на место предметы гигиены в ванной комнате (которая принадлежит всем членам семьи) или складывать по местам игрушки в детской комнате или в детском углу? Так же, как сравнительно несложно приучить ребенка к соблюдению установленного родителями порядка в их комнате, практически невозможно добиться от него «взрослого» порядка в детском помещении. Потому, что там нет «беспорядка», как считают родители. Там просто «такой особый порядок», как считает маленький хозяин своего детского пространства.
(Продолжение следует)
Tags: #анатомия и физиология ВНД, #дидактика, #модель личности и компетенции учащегося, #психология дидактики, #структура личности
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments