nikpolmir (nikpolmir) wrote in 56didactnik15,
nikpolmir
nikpolmir
56didactnik15

Category:

ЗРИ В КОРЕНЬ

(послесловие к кемеровской трагедии)

«Зри в корень», - учит нас «вечно живой» (не хуже дедушки Ленина) классик отечественной философской мысли Козьма Прутков. Нас учат, а мы, как всегда, не учимся. Люди вообще не любят учиться. Особенно взрослые. Чтобы чему-то научиться, нужно признаться самому себе, что где-то чего-то не знаешь. А это так травматично для самолюбия. И себя мы по-прежнему любим куда больше, чем даже своих детей. Хотя Природой заповедано нам совсем иное отношение и к себе, и к детям: они для нас высшая и конечная ценность, а отнюдь не мы сами. Но разве может Природа — дикая и неразумная, вечно пребывающая во тьме невежества и копошащаяся в мрачной трясине инстинктов соперничать с Цивилизацией — разумной и передовой? Конечно не может. А, значит, трагедии, аналогичные кемеровской, будут повторяться. И не один раз. И всякий раз «виновных» будут искать где угодно, но только не там, где они есть на самом деле.

Знающие люди говорят (и я им почему-то верю), что биологическая история вида Гомо Сапиенс (Человека Разумного) начинается около 8 миллионов лет назад. Именно тогда древо Эволюции начинает ветвиться в сторону Человека и от нашего общего с обезьянами предка протягиваются в будущее два сперва незаметно разных росточка. Которым очень не скоро предстоит стать Человеком Разумным и Неразумной Обезьяной. Которая, однако, при всей своей безусловной глупости никогда бы и сама не пошла, и детишек своих не пустила бы искать забавы в торгово-развлекательном центре. Ни в Кемерово, ни в Москве, ни даже в Нью-Йорке или в Брюсселе. Даже если бы там были соблюдены все-все-все нормы техники пожарной безопасности. Просто потому, что обезьяны инстинктивно боятся приближаться к большим скоплениям животных. А тем более человекообразных. Если они насчитывают более 2-х — 3-х десятков особей. Им это страшно!

В жизни каждого из нас — в детстве — мы тоже боимся больших скоплений людей. Тем более незнакомых. Инстинктивно. Так проявляются в нас наследственные программы поведения, выработанные миллионами лет жизни наших животных предков. И не только животных. Большую часть истории уже цивилизованного (разумного) человечества наши предки провели в небольших коллективах. Еще 100 лет назад (3-4 поколения) дедушки и бабушки почти каждого из нас и, если не они, то уж прадедушки и прабабушки наверняка, жили в селах или в небольших поселениях сельского типа вокруг шахт, рудников, заводов, промыслов. Их численность редко превышала несколько десятков или, по крайности, сотен человек. Характер труда был индивидуальным: производственный коллектив — большая крестьянская семья. Или артель, чья численность не отличалась принципиально от размеров крестьянской семьи. Семьи объединялись в территориальные общины со своим укладом взаимоотношений, знавших и коллективные формы труда, взаимной помощи и отдыха (покосы, помочи, невод, праздники, повинности, ритуалы — свадьбы, крестины, похороны...). В подобных общественных формах сосуществования были свои методы обеспечения коллективной безопасности. Нисколечко не похожие ни на меры противопожарной безопасности, ни на иные формы социальной защиты от несчастных случаев и катастроф. К примеру, если горел чей-то дом, соседи поднимали шум, били в набат и все поселение сбегалось тушить пожар и спасать погорельцев. Сообща! Пожарных не вызывали за неимением таковых. И следователями и судьями были свои — односельчане. Соседи. Которых не обманешь. Потому что все жили на виду друг у друга. Когда «шила в мешке не утаишь».

Прошлый — ХХ век был эпохой гигантского и ускоренного переселения десятков миллионов соотечественников из села в город. Сопровождавшегося не только коренным и грубым сломом прежних традиций сосуществования, но и переходом от аграрной цивилизации к индустриальной. В Европе такие процессы длились не одну сотню лет. У нас же они уложились в две-три пятилетки. Город высосал из села людей, перемешал и переустроил всю их жизнь, переменив обычаи, ритуалы, формы труда, общественного контроля за безопасностью общежития... И хотя законы правильной жизни в городе уже написаны, они еще не стали привычкой. И исполняются из-под палки: из страха перед наказанием. От которого можно откупиться. Как оказалось.

К общественному контролю за своей жизнью мы не приучены. Как и к произвольной общественной самоорганизации. Полицейское государство, какое устроила у нас корпорация партийных чиновников, все 70 последних лет жестко давило и преследовало любую общественную инициативу. Особенно направленную на контроль власти и ее любимчиков. И все еще давит. По привычке. Пользуясь нашей трусостью, безразличием и неорганизованностью. Тем более, если такая инициатива посягает на чиновную монополию воровства из казны и коррупционного грабежа тружеников.

Охранительные животные инстинкты, берегущие нас от коллективного безумия и последствий массовой истерии, современная городская цивилизация специально подавляет. Систематически и последовательно. Начиная с детского садика и, особенно, в школе. Все массовые мероприятия и формы деятельности: праздники 1-го звонка, парадные колонны, групповые исполнения команд на уроках физкультуры, движения фанатов, коллективные просмотры фильмов, цирковые зрелища, театральные представления, мода на одинаковые мундиры и дресс-код ... так или иначе воспитывают в нас покорного «человека толпы», у которого нет собственного мнения, собственного вкуса... Зато которым легко управлять, загнав его в стадо, и направлять — неважно куда: на войну или на покупку вещей, которые ему на самом деле нисколько не нужны. Но которые он просто обязан купить, чтобы принести доход Хозяевам Жизни. Которые, пока что, явно не мы. Пока что...

В такой ситуации есть только два выхода спасения и социальной защиты.

1. Доверие видовым инстинктам, сигнализирующим: там, где собралось слишком много чужих — опасно! Туда нельзя!

2. И ответственная социальная инициатива систематического и глубокого контроля и мониторинга безопасности любых массовых форм жизнедеятельности: от праздничных демонстраций и митингов (чтобы не стали «майданами») — до футбольных матчей, клубов и разнообразных торгово-развлекательных гадючников, где все специально устроено так, чтобы отключить в посетителях все разумное и включить иррациональное соревнование: кто больше денег потратит. Безотносительно к вопросу: надо — не надо? И на что?

Tags: воспитание, кемеровская трагедия, социальная самозащита
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments