nikpolmir (nikpolmir) wrote in 56didactnik15,
nikpolmir
nikpolmir
56didactnik15

ШАЛЬНЫЕ МЫСЛИ ОБ ИСТОРИИ

ШАЛЬНЫЕ МЫСЛИ: ОБ ИСТОРИИ, КАК НАУКЕ,
О ТОМ, НУЖНО ЛИ «УЧИТЬ» ИСТОРИЮ В ШКОЛЕ?
ЗАЧЕМ НУЖНО УЧИТЬ ИСТОРИЮ: ЧТОБЫ ЕЕ «ЗНАТЬ» ИЛИ «ПОНИМАТЬ»? И ОБ УЧЕБНИКАХ ИСТОРИИ: КАКИМИ ИМ БЫТЬ И НУЖНО ЛИ УЧИТЬСЯ ИСТОРИИ НЕПРЕМЕННО ПО УЧЕБНИКАМ ИЛИ КАК-ТО ИНАЧЕ?

(Продолжение)
Часть 7.



КАКАЯ ИСТОРИЯ НАМ НЕ НУЖНА?


Раньше всех нас учили другой истории. Это была история, где в прошлом был единственный герой — государство. Олицетворенный персоной князя, царя, гетмана, атамана, полководца, председателя, комиссара, министра… Это была история жертвенного и покорного служения населения своей державе. То есть чиновнику — паразиту. При этом подлинная суть государственности извращалась или скрывалась. Такая история воспитывала — поколение за поколением — холопов паразитического государства: послушных, не способных самостоятельно мыслить и понимать и государственную политику, и то, каким на самом деле следует быть государству, согласно его естественной природы. И каким оно в отечественной истории не было ни разу. Хотя все-таки было — иногда, не очень часто и не очень долго. Но кто об этом знает? Кроме единиц добросовестных историков, раскопавших Истину в гигантском мусорнике лжи официальной истории.

Прошлое это всегда процесс — движение — развитие жизни: хозяйственной, экономической, политической, административной, культурной, художественной… Жизнь многогранна и тем и интересна. Однако официальная история, которой «грузят» мозги детишкам в школе, это однобокая и потому скучная история политических отношений общества и государства. Где государство непременно несет в себе все мыслимые человеческие добродетели, а его противники или оппоненты — воплощения темных сил, агенты преисподней, слуги дьявола. В такой истории бандит, насильник, предатель, подонок превращается в святого, как киевский князь Владимир, огнем и мечом крестивший Русь. Или, как Иосиф Джугашвили, умучивший миллионы невинного населения, ради укрепления фантома государственности, которая сама собой сложилась, как карточный домик, едва стихли фанфары похоронных оркестров у могилы гениального упыря и «отца народов».

«ЗНАТЬ ИСТОРИЮ» И «ПОНИМАТЬ ИСТОРИЮ»: В ЧЕМ РАЗНИЦА?

История это прошлое, наполненное событиями. Событий неизмеримо много. И среди них есть «важные» и «неважные». Одно и то же событие может быть важным для одного человека и совершенно неважным для другого. И никто не вправе решать за нас — потомков тех людей, с которыми события происходили: что для нас важно в том самом прошлом, а что неважно. Люди сами должны определять степень важности события прошлого и сами решать, какие из них следует помнить и над какими размышлять, а какие помнить необязательно и лучше забыть… до поры до времени.

Люди должны уметь по-своему рассуждать и судить о своей истории. О той истории, которую они себе выбрали из всего предоставленного на их суд прошлого. В котором не должно быть ни пробелов, ни умолчаний, ни сокрытий фактов. Все они — факты — должны быть известны или, по крайней мере, доступны всем желающим получить к ним доступ. И если еще полсотни лет назад это было невозможно технически, то теперь в эпоху информационной революции, когда персональный компьютер и прочие электронные дивайсы вместе с интернетом стали доступны буквально каждому, это стало не просто возможным, а необходимым. И потому детишек в школе нужно учить не истории из учебников, тех, которые одни на всех: одинаковые и одобренные государством. Их нужно учить тому, где искать информацию о прошлом? Как ее нужно анализировать и осмысливать? Как отличать историческую правду от выдумки, от лжи, от недобросовестных извращений? Как отличать достоверные факты от недостоверных? Как делать собственные выводы из событий прошлого? И как критически оценивать выводы, сделанные иными людьми? Чтобы не впасть в грех слепой доверчивости и тупой безрассудности.

Значит ли это, что в таком случае учебники отменяются? За ненадобностью? Ведь учебники это непременно всегда точка зрения на историю какого-то одного человека — автора. Или нескольких — соавторов. А любое обособленное мнение непременно ограничено: идеологией, которая у всех разная, даже если кажется похожей в чем-то; мерой информированности; уровнем развитости мышления; технологиями анализа исторических фактов; личными интересами среди которых могут быть и корыстная мотивация заказчиком (чаще всего государством) той или иной точки зрения на прошлое, и личная связь и неравнодушность к событию прошлого, непосредственно затронувшему предков автора… Да мало ли что еще может искривить или скособочить мнение о прошлом событии, сделав его отличным от истины?!

Кстати об «истине»: может быть учебники и должны быть посвящены исключительно ей? И наполнены только ею? Но что есть «истина истории»? Разве это можно определить? И если еще можно как-то с грехом пополам определить «правду истории», при условии, что у каждого она своя и только своя, а, следовательно, что правд много, то «истину» вывести и сформулировать — ту самую, которая безлична и безразлична к личной правде — невообразимо трудно. Хотя и возможно. Если заложить в основу ее («истины») определения критерий объективности — независимости от частных о ней мнений. И если понимать, что истина никогда не несет в себе однозначную оценку события, а собирает их — разные, не страшась противоположных и спорных. И даже взаимоисключающих. Потому что «взаимоисключающие» означает ни что иное, как несогласие каких-то персональных мнений о том или ином событии прошлого между собой. А это нормально — такое несогласие. Оно естественно и необходимо. Чтобы люди учились думать по-своему. Учились учитывать и уважать иные мнения. Учились спорить — с мнениями, а не друг с другом. Учились доказывать свое мнение — людям, обладающим иными мнениями. Чтобы спор превращался в диалог по поводу понимания и истолкования некоторого факта прошлого. В котором собеседники бы стремились не к общему знаменателю, который: «я прав» или «ты не прав», а к выяснению и согласованию мнений без утраты ими разности и инаковости друг по отношению к другу, к выявлению аргументов и логических структур доказательств и, в конечном итоге, к уважению чужого мнения без потери собственного. Если спор не обнаружил дефектов аргументации и погрешностей суждений.

Возьмем, к примеру, такой факт: «бой у станции Круты». В советские времена его вовсе не было в учебниках истории. Не потому, что их авторы не могли его «правильно» растолковать с позиций господствующей идеологии и потому остерегались напоминать о событии и возбуждать к нему интерес потомков. Просто считали его рядовым и непримечательным на общем фоне советского пафоса, укутавшего густым облаком пропаганды типичное событие гражданской войны 1918 года, которая не щадила никого — ни взрослых, ни детей.

В «незалежной» постсоветской националистически озабоченной чиновной Украине, обволакивающей прошлое дымом собственной пропаганды, событиям тех лет дали еще более «правильную» оценку, назначив героями тех, кто совсем недавно был антигероями. Смена идеологий это всегда смена диагноза. Психиатрического. И ни к исторической правде, ни, тем более, к истине не имеет никакого отношения. Поскольку главная цель любой идеологии — формирование некоторого общественного мнения, выгодного власти. И любая «историческая правда», а тем более истина тут вообще ни при чем. Новой украинской казенной идеологии положено ругать и хаять все советское. А в бою под Крутами советские войска победили «армию» националистической Украины. И потому одному из рядовых боев гражданской войны, если не грешно «боем» назвать избиение младенцев, присвоили сакральный статус и превратили в элемент обвинительного приговора советской эпохе на Суде Истории. Приговора советской власти. Так бой под Крутами попал на страницы нынешних учебников. И превратился в пропагандистскую сказку. Типа сказки про Зою Космодемьянскую из советского учебника или сказок оттуда же — про «пионеров-героев». Такие сказки не занимают много места. Достаточно одного-двух от силы трех абзацев, чтобы сформировать к таким событиям у детишек «правильное» отношение.

Что же на самом деле произошло под Крутами в конце января 1918 года? И нужно ли об этом упоминать в учебнике? И сколь подробно упоминать? В одном — в двух — в трех абзацах? Или достаточно пары-тройки строчек. Типа, вот ведь суки эти большевики: не пожалели детишек… Упыри! "Онижедети-и-и-и!!!"

В моем учебнике Отечественной истории описание и анализ событий под Крутами заняли места поболее, чем пара абзацев. Судите сами. Перед Вами глава учебника: «НЕБО НАД СТАНЦИЕЙ КРУТЫ" (уроки патриотического воспитания): http://56didactnik15.livejournal.com/13906.html

Первое впечатление: многовато букв, как для учебника. И потому непривычно. И оттого неизбежный вопрос: как все это подростку запомнить? И пересказать?

Ответ: а не надо ничего тут запоминать и, тем более, пересказывать. Не для того это все. Это — для «понимать». А что (?) из этого всего можно понять и как (?) станет ясно после того, как читатели текста ответят на ряд вопросов к нему:

1). Ради чего на самом деле погибли тогда эти пацаны?
2). Достигли ли они цели, ради которой взяли в руки оружие?
3). Какой цели они, на самом деле, достигли? Что вышло из такого их подвига? И можно ли считать их поступок «подвигом»?
4). Была ли кому-то выгодна или полезна их гибель? И кому?
5). Если бы существовала «машина времени», способная перенести человека в иные времена, стали бы Вы в один строй с этими мальчиками? Зная, что их ждет?
6). Как правильно назвать их поступок: «подвиг» или «жертва»? И какая разница между этими понятиями? Есть ли вообще какая-то польза от «жертв» и «подвигов»? Если есть, то какая?
7). Как иначе можно или нужно было поступить на их месте, желая пользы своему Отечеству?
8). Почему не вся киевская молодежь в январе 1918 года встала на защиту своего города? И что могло бы случиться, если бы это все на самом деле произошло?
9). Почему защитники Киева — и взрослые, и юные — потерпели поражение в 1918 году? Были ли сделаны какие-то выводы из этого поражения? Какие?

Пониманию истории учит не сама по себе информация, выложенная на страницах т.н. «учебника». Этого или другого. И конечно же не "голые" факты исторической хроники. Сколько бы их не было. И какими бы они ни были. Учит вопрос, определяющий персональное отношение читателя к тексту, описывающему историческое событие. А еще учит обсуждение и сопоставление разных (непременно разных!) ответов. За которыми - персональные точки зрения на событие - мнения о нем. Среди которых не бывает неправильных. Если это действительно история, а не пропаганда. В столкновении разных мнений обнаруживаются недостатки логики суждений, культуры анализа и интерпретации фактов. После правильного обсуждения факты сами лягут в память и их не нужно будет специально как-то запоминать-зубрить-заучивать? А зачем? Разве такое можно забыть!?

Конечно, это вовсе и не учебник в привычном смысле слова, когда учебник это специально отредактированный сакральный текст, где минимальное количество письменных знаков формулирует и выражает на бумаге угодную власти концепцию избранного (за его типичность) исторического события. Но кому сегодня нужны такие учебники? Кроме подонков, оседлавших власть и готовых утопить свою страну в океанах крови. Как сегодня в Донбассе.

Формально школьный курс истории в нынешней России или Украине отличается от истории, которой учили в советской школе: иные герои, иные события, другие трактовки исторических фактов и даже (!) другие картинки в учебниках. Но это только кажимость. На самом деле курс отечественной истории все так же перенасыщен ложью. И подлостью. Потому что обманывать детей — подло.

На самом деле детей невозможно обмануть. Безнаказанно. Они по-звериному — нутром — чуят ложь, исходящую от учителя. И теряют доверие — сперва к учителю, а затем и ко всему взрослому миру, олицетворенному и представленному учителем. И даже к собственным родителям! Если те в представлении детей — «по ту сторону баррикад». Идиотизм казенной системы образования не просто разделил мир взрослых и детский мир непреодолимой пропастью непонимания, лжи и недоверия. Он превратил позорную пропасть между поколениями одного и того же биологического вида в линию противостояния — все более конфликтного и трагического, которая местами становится линией фронта.

Сегодня очень немногие родители способны осмыслить или хотя бы почуять ту опасность, которая исходит от такой школы. Среди «проснувшихся» от морока пропаганды еще меньше тех, у кого хватило храбрости, воли и решимости забрать своего ребенка из грязи образовательной помойки. Которая продолжает калечить мозги и души молодежи, штампуя, выпуск за выпуском, рабов державы — трусливых, доверчивых, истеричных, тупых и послушных. И если сегодня в Киеве, в Харькове, в Донецке или в Луганске юноши и подростки майданят напропалую или антимайданят (какая разница?!). Если их отцы, «волна» за «волной», покорно идут: с одной стороны в АТО — защищать трипольский рейх, а с другой стороны — в ополчение: воевать за «русский мир», значит монархия чиновника в этой стране не просто незыблема, но и абсолютна. И, как всякая политическая монополия, она строится на лжи, яд которой травит мозги соотечественников уже со страниц школьных учебников. Особенно учебников истории. Которым необходима альтернатива. А иначе вновь и вновь невинные, доверчивые, романтические мальчики и, временами, девочки будут гибнуть ни за что, ни про что под Крутами, под Москвой, под Кундузом, Гератом, Шали, Самашками, под Иловайском, Красногоровкой, Дебальцево… Бесконечно! И, что самое паршивое — безнаказанно.
(Продолжение следует)

О том, как формировать исторического мышление рассказано здесь:

ТЕХНОЛОГИЯ ИНТЕНСИВНОГО РАЗВИВАЮЩЕГО ОБУЧЕНИЯ ИСТОРИИ
Н. П. Мирошниченко
(авторский курс)

Историческое мышление и гуманитарная культура личности. Роль и место дидактического курса «История» в системе отечественного просвещения (школа, ВУЗ). Смежные дидактические курсы. Логика и закономерности создания интегрированных гуманитарных курсов.
Интенсивный развивающий диалог – форма гуманистической дидактической технологии. Выбор уровня сложности дидактического диалога. Сензитивность дидактических курсов истории основным этапам духовной эволюции Ребёнка. Дифференцированная адаптация дидактического курса «История» к персональным особенностям учащихся. Определение области актуальных возможностей и зоны ближнего развития учащегося. Выбор уровня стартовой сложности дидактического языка диалога.
Технологии формирования опыта исторического мышления в разном возрасте. Некоторые особенности работы ЦНС (центральной нервной системы) в процессе исторического мышления.
Культурные предпосылки исторического мышления в дошкольном и раннем школьном возрасте.
Методология исторического мышления или выбор философии истории. Есть ли альтернатива историческому материализму?
Мягкое введение в систему интенсивного развивающего обучения.

Мотивация учебной деятельности в дидактическом курсе «История». Формирование рабочей установки.
Методика критического освоения Исторического Факта (Доверие и Скепсис в восприятии информации). Культура аргументации и доказательств. Корректность исторического суждения и умозаключения.
Многократное вариативное введение (объяснение \ подача) дидактической информации. Качественная специфика разных стадий ввода информации.
Закрепление информации в Картине Мира. Координация нового фрагмента информации и смежных структурных элементов Картины Мира. Психологические закономерности феномена ПОНИМАНИЯ = усвоения информации. Понятийный фундамент исторического мышления. Обобщение и систематизация информации – философский (мировоззренческий) и психологический (дидактический) аспекты проблемы. Формы и методы итогового тематического мониторинга (контроля) формирования Картины Мира.
Установление обратной связи в системе «Учитель – Ученик». Модели интенсивного развивающего дидактического диалога. Мониторинг формирования исторического сегмента персональной Картины Мира (инспекция, контроль) и стимулирующая оценка труда Учащегося.
Технология развития устной и письменной речи на уроках истории.
Репродуктивные и продуктивные виды дидактической деятельности. Проблемное обучение. Воспитание персональной точки зрения.
Групповая, парная и индивидуальная учебная деятельность в ходе урока и в процессе подготовки к нему. Соперничество и сотрудничество.
«Скорая дидактическая помощь»: технология определения области «незнания – неумения – непонимания», диагностика её причин, гносеологических и операционных корней и организация устранения. Реабилитация ОШИБКИ. Формирование навыков анализа и самоанализа. Опыт критики и самокритики.
Формирование навыков самостоятельного решения дидактических задач возрастающей сложности.

Технические средства обучения в современном дидактическом процессе (ПК, магнитофон, мобильный телефон, видео, DVD).
Планирование дидактического курса. Мониторинг дидактического процесса.

Предложенный курс — часть плановой научно-исследовательской деятельности автора в составе Лаборатории интенсивных методов обучения НИИ СиМО \ ОСО Академии Педагогических Наук СССР. Он разработан, одобрен и внедрен в системе повышения квалификации педагогических кадров Министерства просвещения СССР (с 5 марта 1988 года - Государственного комитета СССР по народному образованию).

В настоящее время курс адаптирован для становящейся системы просвещения в Семейной школе в двух вариантах:
А. Для заведений среднего образования с системным подходом к обучению типа «Семейная школа».
Б. Для индивидуального обучения в масштабах одной семьи или в кооперированной группе семей.
Возможна его дальнейшее гибкое приспособление к любым дидактическим формам и системам.
Может быть внедрен в практику Семейного образования после системного усовершенствования педагогических кадров в формах дистанционного, очно-заочного и стационарного обучения.
Курс состоит из лекционных, семинарских, консультационных форм дидактической деятельности и завершается экспериментальным проектом методической разработки одного из курсов истории, исполненным студентом под руководством Автора.

Любые формы обучения не предполагают коммерческих отношений Заказчика и Исполнителя. В случае стационарного взаимодействия материальные затраты Заказчика исчерпываются расходами на транспорт, питание и проживание автора.

Курс может быть предложен, как в полном объеме, так и фрагментарно.

Время освоения курса определяется по согласованию — Заказчиком и Исполнителем.

Детали сотрудничества обсуждаются специально и отражаются в Договоре о сотрудничестве.
Tags: #Отчественная история для Семейной школы, #Семейная школа, #бой у станции Круты, #историческая наука, #историческая правда, #научная истина, #преподавание истории в школе
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments