nikpolmir (nikpolmir) wrote in 56didactnik15,
nikpolmir
nikpolmir
56didactnik15

ШАЛЬНЫЕ МЫСЛИ ОБ ИСТОРИИ

ШАЛЬНЫЕ МЫСЛИ:
ОБ ИСТОРИИ, КАК НАУКЕ,
О ТОМ, НУЖНО ЛИ «УЧИТЬ» ИСТОРИЮ В ШКОЛЕ?
ЗАЧЕМ НУЖНО УЧИТЬ ИСТОРИЮ: ЧТОБЫ ЕЕ «ЗНАТЬ» ИЛИ «ПОНИМАТЬ»?
И ОБ УЧЕБНИКАХ ИСТОРИИ: КАКИМИ ИМ БЫТЬ И НУЖНО ЛИ УЧИТЬСЯ ИСТОРИИ НЕПРЕМЕННО ПО УЧЕБНИКАМ ИЛИ КАК-ТО ИНАЧЕ?

(Продолжение)
Часть 6.


ЗАЧЕМ НАМ НУЖНА ИСТОРИЯ?

История нужна людям. Потому что это их память — коллективная и приватная: о самих себе в прошлом, о своих предках — далеких и недалеких, о своей стране, в которой пришлось пожить, и о чужих странах, в которых пожить так и не пришлось… Но если бы пришлось, кто знает как бы вся жизнь тогда обернулась?

Знать какими мы были в прошлом важно. Потому, что за время собственной жизни, какой бы короткой она ни была, мы меняемся. Существенно. Хотя и не до основания. Если полагать «основанием» личности генетически обусловленные свойства, привычки, воспитанные с глубоко раннего детства. И если хотеть разобраться в себе, а рано или поздно такой импульс возникает в каждом из нас, полезно знать, помнить и понимать: что это я там — в прошлом — наворотил такого в своей жизни? Зачем и почему «наворотил»? Сам «ворочал» или с чьей-то помощью? И что, в итоге, теперь со всем этим делать? И куда складывать?

Знать кто (?), кем (?) и какими (?) были наши предки тоже полезно. Хотя бы потому, что тогда многое в жизни, особенно в той ее части, которой бывает стыдно, можно «списать» на предков. Дескать, это они виноваты: так воспитали... Или не воспитали? Или недовоспитали? Это они так научили... Или не научили? Или недоучили? Это они навязали нам свои гены, с которыми пришлось унаследовать, а куда деваться (?) все это… безобразие. Мимо воли! А, значит, не по своей вине.

ЧТО ОБЩЕГО МОЖЕТ БЫТЬ В ИСТОРИИ ТАКИХ РАЗНЫХ ЛЮДЕЙ?

Все люди разные. А, значит, и история у них будет разная. Очень. И всегда. И потому это чертовски интересно: изучать историю. Потому что, когда разные люди по-разному описывают и объясняют одно и то же событие, тут уж точно не заскучаешь. Опять же такая многоликая история очень полезна. Ну хотя бы, как забава от скуки. И, как средство, сформировать собственное к ней отношение. И мнение. Если не лень. Зачем оно нужно — «собственное»? - А чтобы было. И чтобы потом мог объяснить — внятно и складно — что это со мной вдруг стало? И почему: почему так и почему со мной? Ведь помимо каждой персональной истории есть непременно еще и история общая. Когда мы все — вместе — живем и действуем. При этом что-то думая, на что-то рассчитывая, что-то желая и на что-то надеясь. И в этом общем сегменте нашего коллективного прошлого тоже не худо бы разобраться. Потому что многие из наших действий и поступков не совершились бы, если бы этого не желали, не требовали и даже не принуждали другие люди. И если бы мы нашли в себе силы воспротивиться их пожеланиям, требованиям и ожиданиям. О, если бы мы нашли?!

Разность людей и их историй объясняется не только разницей их психических конституций, не только принадлежностью к разным народам, нациям, сословиям. Хотя и это все тоже очень важно. И многое объясняет — и в прошлом, и в настоящем и в будущем. Есть еще одна важная обобщающая характеристика, группирующая людей на «тех» и «этих», на «таких» и «не таких». И сообщающая своеобразие их взглядам и мнениям об истории. Это особенность той или иной человеческой социальной природы. Точнее природы не чисто «социальной», но «социально-экономической» или «классовой», как говаривал Карл Маркс. Не самый глупый из людей.

Классификация — распространенное свойство человеческого ума. И даже привычка. Устойчивая! Разложить все по полочкам: тех — к тем — туда, этих — к этим — сюда, а вот Это вот — строго между ними. Потому что оно — ни то, ни это. И вот-вот чуть-чуть пониже — тех. Потому что Это — ни то ни се. Классификация ничуть не отменят своеобразия и неповторимости. Но позволяет ориентироваться в общих проявлениях и свойствах. А, главное, решать для себя: с кем Я — с теми или с этими?

В основе любой классификации — обобщение, как операция нашего ума, который выбирает, вольно или невольно и фиксирует, и выделяет некое общее свойство того или иного феномена. И, давая этому свойству имя, именует весь класс вещей или явлений, обладающих им. Чем объединяет их все в особый класс. Чтобы понимать: что от него можно ждать и чем он может быть полезен или вреден — и мне, любимому, и остальным людям, которые мне небезразличны. И которые всегда — эталон и масштаб всех замеров, сравнений и измерений. И вся эта «метрология» не просто так — не сама по себе формируется-складывается, а исключительно в отношении к людям: к их потребностям и интересам, к их чаяниям, надеждам, ожиданиям, идеям, иллюзиям, взглядам и заблуждениям. Так что любая классификация относительна. И измеряет не сами по себе свойства измеряемого, а исключительно в их отношении к таким же свойствам иных людей — к их собственным и неповторимым потребностям, интересам, намерениям, ожиданиям…, которые феноменально и фатально непохожи друг на друга. Но в которые есть немало общего. Все-таки. Ведь, как-никак, все мы — потомки одной обезьяны. Вероятно, очень умной. И симпатичной.

Возьмем, к примеру, такой известный класс людей, как «капиталисты», провозглашенный еще К.Марксом. Хотя и существовавший задолго до бородатого умника. Все конкретные капиталисты внешне очень непохожи друг на друга. Есть среди них толстые и худые, мускулистые и худосочные, очкарики и бородачи, усатые и лысые, умные и глупые, любящие омаров и телятину, женатые на блондинках и на брюнетках, очень богатые и едва богатые, держащие свои капиталы в акциях и в заводах и фабриках, или в шахтах с нефтеприисками… Одни из них ленивые, другие работяги. Одни из них отдыхают на рыбалке, а другие в борделях или за карточным столом… Тем не менее, все они капиталисты. А, значит, обладают капиталом. В отличие от иных, капиталом не обладающих. Причем, капитал это не просто имущество. Это такое особое имущество, которое позволяет нанимать других людей, у которых такого имущества вовсе нет, чтобы они работали с его имуществом и в результате создавали товар, который после его продажи принесет владельцу имущества доход. А еще лучше прибыль. А работяге — зарплату. Которая многажды меньше прибыли.

Любое имущество может стать «капиталом» или не стать им. А, следовательно, каждый владелец имущества может стать капиталистом, а может не стать им. Например, если у меня есть лишняя квартира, в которой я сам не живу, обладание ею еще не делает меня капиталистом. Сколько бы у меня таких «лишних» квартир ни было бы. Хоть одна, хоть сто. И если я пущу туда жить другого человека — бесплатно, просто так, такая квартира от этого не станет еще капиталом, а я не стану капиталистом. Но если за право жить в моей квартире чужой человек платит мне деньги, с этого момента квартира становится капиталом, а я — капиталистом. Это я к тому, что не само по себе имущество и не обладание им делает человека капиталистом. Капиталистом меня сделает отношение с другим человеком, с которого я стану брать плату за использование моего имущества. Это отношение превращает мою квартиру из имущества в капитал.

Точно так же «феодал» это человек не просто владеющий землями или стадами. Капиталисты, кстати, тоже могут владеть и землями, и стадами. Как капиталом. Главная особенность феодала — насильственное прикрепление крестьянина к земле, принадлежащей феодалу и принуждение его работать на этой не своей земле. Бесплатно! Принуждение по праву сильного и вооруженного. Который может заставить «горбатиться» на себя любого безоружного, а, значит, слабого. Законно «горбатиться» - по праву, установленному феодальным государством… Так что «феодал» это, как и «капиталист» вовсе не человек. Это такой тип отношений между людьми, где одни люди силой оружия и силой авторитета государства принуждают работать на себя других людей — безоружных и лишенных государственного покровительства.

В истории человечества К.Маркс насчитал несколько характерных для каждой эпохи типов отношений между людьми: первобытно-общинные, рабовладельческие, феодальные, капиталистические. А главных участников этих отношений объединил в классы:
неантагонистические: свободные общинники, которых в первобытную эпоху объединяли отношения, главным образом, кооперации и сотрудничества (внутри родовой или соседской общины) и антагонистические, где субъектов связывали отношения эксплуатации и угнетения, построенные на насилии (политическом и экономическом): рабы и рабовладельцы, феодалы и крепостные крестьяне, капиталисты и пролетарии. При этом в каждую из эпох помимо основных — свойственный данной эпохе — классов, параллельно и одновременно с ними в одном и том же обществе или государстве существовали так называемые «пережиточные» классы, доставшиеся эпохе по наследству от прошлого периода.

Развитие истории происходило, по мнению К.Маркса, в результате эволюции отношений между классами: экономических, политических, административных, культурных… В результате отношения между людьми — стихийно — становились век от века все более совершенными: менее враждебными и более справедливыми. Когда все большая и большая доля результатов труда оставалась у его источников — у производителей, которые могли ими все более свободно распоряжаться. Как и своей собственной жизнью. В конце концов, свобода распоряжения собственной судьбой стала одним из главных критериев уровня развития общества и человека. И их совершенства.

Теория эволюции общественных отношений, как высшая и конечная причина движения человеческой истории — ее поступательного прогрессивного развития — может быть не самое удачное объяснение происходящего на нашей планете с человеками. И вполне заслуженно вызывает немало веских и основательных критических замечаний. Однако, иного более системного, полного и вразумительного — объясняющего все известные факты человеческой истории — теоретического истолкования нашего прошлого не существует. Пока что. Для меня, по крайней мере. И я готов услышать и, при достаточном фактическом и логическом обосновании, не только услышать, но и принять альтернативу марксизму (диалектическому материализму). Если ее мне кто-то предъявит.

ВЕДУЩЕЕ ПРОТИВОРЕЧИЕ СОЦИАЛЬНОЙ ИСТОРИИ

Есть, однако, ряд очевидных и общеизвестных фактов, не вписывающихся в рамки классовой теории марксизма. Нуждающихся в особом понимании и объяснении. Так нельзя не заметить в рамках одного и того же класса глубоко (существенно!) различные категории людей. Например, среди капиталистов есть разные профессиональные группы буржуев, объединенных особой специализацией (разделением труда): промышленники, банкиры, сырьевики-добытчики, торговцы, информатики (владельцы информационного бизнеса)… И в каждой из них всегда есть два диаметрально противоположные типа отношения к своей профессии, к своему социальному статусу, к самому себе, наконец. Возьмем банкиров. Среди них есть те, кто финансируют промышленность, сельское хозяйство, транспорт…, кредитуя их развитие и обогащаясь в результате успехов на рынке новых товаров или услуг, в производство которых были вложены их деньги. И есть те, кто спекулирует деньгами и ценными бумагами, получая при этом ростовщический процент. Когда спекулянтов становится слишком много, неизбежно возникают экономические кризисы. В ходе кризисов «спекулянты» разоряются и освобождают места на финансовом рынке, которые занимают «инвесторы». Если только спекулянтам не помогает государство. Как сегодня.

Вряд ли существуют банки, занимающиеся исключительно инвестициями и совершенно свободные от спекуляций. И наоборот. В каждом банке оба способа заработать деньги могут сосуществовать. Однако, если спекуляции вовсе вытесняют инвестиции, банку — хана. Рано или поздно. А если банков-спекулянтов становится слишком много, хана приходит всему банковскому сектору. А там и всей экономике. Которой для развития деньги нужны, как воздух. Которых негде больше взять, кроме как у банкиров.

Подобные полярные противоположности существуют в каждом общественном классе людей. В каждую историческую эпоху. И свойственны они не только «господствующим» классам «эксплуататоров», но и «угнетенным» - «эксплуатируемым». Среди потных работяг есть свои «спекулянты», способные «шлангануть», «откосить», «сачкануть» и иными доступными способами позволить другим работягам сделать за них их работу. Особенно «их есть» среди работяг, работающих не на Хозяина, а на государство. Особенно на социалистическое.

Иными словами, классификацию общественных феноменов и, в том числе, людей на основе социально-экономических признаков принадлежности к некоторой социальной группе (по отношениям к собственности) следует дополнить и усовершенствовать классификацией биологического типа — по принципу: «труженик» - «паразит».

(Подробнее об этом здесь: КРАТКИЙ ОЧЕРК СОЦИАЛЬНОЙ ПАРАЗИТОЛОГИИ
Часть 1: http://apsepdon.livejournal.com/3774.html
Часть 2: http://apsepdon.livejournal.com/3915.html
Часть 3: http://apsepdon.livejournal.com/4255.html
https://emdrone.livejournal.com/286100.html)

И с учетом последней можно внести некоторые дополнения и поправки в теорию социально-экономических формаций. Например, тезисом о неизбежности и закономерности упадка любого исторического типа общественных отношений с того момента, когда паразитизм, как тенденция, начинает в нем побеждать и вытеснять тенденцию производительную. Это особенно очевидно на примере истории СССР, демонстрирующей разнообразное и последовательное, монотонное и неуклонное уничтожение социальными паразитами из чиновного аппарата КПСС и советского государства, установившими свою абсолютную политическую монополию, трудоспособной, добросовестной массы тружеников. В гражданских войнах, на фронтах войн с внешними врагами, в концлагерях, в колхозах и совхозах, на «социалистических» промышленных предприятиях, в системе «советской» торговли и распределения товаров и услуг, в системе казенного просвещения — повсюду насаждалась безальтернативная паразитическая модель бытия по принципу: «один с сошкой, а семеро с ложкой». Гигантская масса некомпетентных бездельников и лицемерных лжецов постепенно — на всех уровнях и во всех сегментах государства и общества — заместила массу добросовестных и компетентных тружеников. И когда этот процесс достиг некоторой критической фазы: когда в стране стало просто больше некому работать, потому что подавляющее большинство населения воровало и бездельничало, страна рухнула сама собой. Сложилась, как карточный домик.

Знание законов истории, культура корректного исторического мышления хотя бы у элиты, не говоря о т.н. «народе», могло бы предотвратить катастрофу… И эту. И последующие. Однако вместо подлинной истории население страны — и «низы», и «верхи» — «знало» лишь ее фальшивую пропагандистскую версию. Установившаяся в 1917 году безраздельная монополия чиновных паразитов была органически несовместима с исторический правдой. По воле власти она плотно укуталась густым облаком лжи, лицемерия и мифов, формировавших в сознании населения, порабощенного, в том числе, и духовно кривую недостоверную картину прошлого. В фокусе которой главным и единственным историческим субъектом было государство, а героями — чиновники и послушная доверчивая рабочая скотинка. При необходимости покорно становящаяся «пушечным мясом».

Диалектико-материалистическое понимание истории полагает противоречие между тружениками и паразитами главным двигателем развития общества, приводящим его в движение в направлении прогресса. Преодоление тружениками паразитических тенденций в обществе ускоряет и выпрямляет ход истории. Победы паразитизма историю тормозят, разворачивают вспять и заставляют петлять по буреломам прошлого, в то время, как другие народы, сумевшие вовремя управиться со своими гнидами, двигаются вперед.

Ждать от казенной школы каких-либо реформ преподавания истории в школе, смены содержания учебников, принципиально иных технологий педагогической деятельности, новой концепции исторического процесса нелепо и утопично. Те, кто тешат себя такими надеждами, просто не понимают ни сущности современной русской государственности, очутившейся в плену социальных паразитов, ни стратегии организации ею школьного дела, которое в итоге должно быть массовым серийным производством покорных и послушных холопов власти, не имеющих собственного мнения о прошлом своей страны и во всем полагающихся на мнение своего начальства.

И только Семейная школа впервые за последнюю сотню лет составившая пусть пока слабую конкуренцию казенному монстру, имеет шанс дать своим детям адекватное — подлинно научное представление о закономерностях хода истории, о ее феноменах и о месте и роли человека в истории своей страны и своего народа.

О том, как формировать исторического мышление рассказано здесь:

ТЕХНОЛОГИЯ ИНТЕНСИВНОГО РАЗВИВАЮЩЕГО ОБУЧЕНИЯ ИСТОРИИ
Н. П. Мирошниченко
(авторский курс)

Историческое мышление и гуманитарная культура личности. Роль и место дидактического курса «История» в системе отечественного просвещения (школа, ВУЗ). Смежные дидактические курсы. Логика и закономерности создания интегрированных гуманитарных курсов.
Интенсивный развивающий диалог – форма гуманистической дидактической технологии. Выбор уровня сложности дидактического диалога. Сензитивность дидактических курсов истории основным этапам духовной эволюции Ребёнка. Дифференцированная адаптация дидактического курса «История» к персональным особенностям учащихся. Определение области актуальных возможностей и зоны ближнего развития учащегося. Выбор уровня стартовой сложности дидактического языка диалога.
Технологии формирования опыта исторического мышления в разном возрасте. Некоторые особенности работы ЦНС (центральной нервной системы) в процессе исторического мышления.
Культурные предпосылки исторического мышления в дошкольном и раннем школьном возрасте.
Методология исторического мышления или выбор философии истории. Есть ли альтернатива историческому материализму?
Мягкое введение в систему интенсивного развивающего обучения.

Мотивация учебной деятельности в дидактическом курсе «История». Формирование рабочей установки.
Методика критического освоения Исторического Факта (Доверие и Скепсис в восприятии информации). Культура аргументации и доказательств. Корректность исторического суждения и умозаключения.
Многократное вариативное введение (объяснение \ подача) дидактической информации. Качественная специфика разных стадий ввода информации.
Закрепление информации в Картине Мира. Координация нового фрагмента информации и смежных структурных элементов Картины Мира. Психологические закономерности феномена ПОНИМАНИЯ = усвоения информации. Понятийный фундамент исторического мышления. Обобщение и систематизация информации – философский (мировоззренческий) и психологический (дидактический) аспекты проблемы. Формы и методы итогового тематического мониторинга (контроля) формирования Картины Мира.
Установление обратной связи в системе «Учитель – Ученик». Модели интенсивного развивающего дидактического диалога. Мониторинг формирования исторического сегмента персональной Картины Мира (инспекция, контроль) и стимулирующая оценка труда Учащегося.
Технология развития устной и письменной речи на уроках истории.
Репродуктивные и продуктивные виды дидактической деятельности. Проблемное обучение. Воспитание персональной точки зрения.
Групповая, парная и индивидуальная учебная деятельность в ходе урока и в процессе подготовки к нему. Соперничество и сотрудничество.
«Скорая дидактическая помощь»: технология определения области «незнания – неумения – непонимания», диагностика её причин, гносеологических и операционных корней и организация устранения. Реабилитация ОШИБКИ. Формирование навыков анализа и самоанализа. Опыт критики и самокритики.
Формирование навыков самостоятельного решения дидактических задач возрастающей сложности.

Технические средства обучения в современном дидактическом процессе (ПК, магнитофон, мобильный телефон, видео, DVD).
Планирование дидактического курса. Мониторинг дидактического процесса.

Предложенный курс — часть плановой научно-исследовательской деятельности автора в составе Лаборатории интенсивных методов обучения НИИ СиМО \ ОСО Академии Педагогических Наук СССР. Он разработан, одобрен и внедрен в системе повышения квалификации педагогических кадров Министерства просвещения СССР (с 5 марта 1988 года - Государственного комитета СССР по народному образованию).

В настоящее время курс адаптирован для становящейся системы просвещения в Семейной школе в двух вариантах:
А. Для заведений среднего образования с системным подходом к обучению типа «Семейная школа».
Б. Для индивидуального обучения в масштабах одной семьи или в кооперированной группе семей.
Возможна его дальнейшее гибкое приспособление к любым дидактическим формам и системам.
Может быть внедрен в практику Семейного образования после системного усовершенствования педагогических кадров в формах дистанционного, очно-заочного и стационарного обучения.
Курс состоит из лекционных, семинарских, консультационных форм дидактической деятельности и завершается экспериментальным проектом методической разработки одного из курсов истории, исполненным студентом под руководством Автора.

Любые формы обучения не предполагают коммерческих отношений Заказчика и Исполнителя. В случае стационарного взаимодействия материальные затраты Заказчика исчерпываются расходами на транспорт, питание и проживание автора.

Курс может быть предложен, как в полном объеме, так и фрагментарно.

Время освоения курса определяется по согласованию — Заказчиком и Исполнителем.

Детали сотрудничества обсуждаются специально и отражаются в Договоре о сотрудничестве.
Tags: #Отчественная история для Семейной школы, #Семейная школа, #историческая наука, #историческая правда, #научная истина, #преподавание истории в школе, #социальный паразитизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments