nikpolmir (nikpolmir) wrote in 56didactnik15,
nikpolmir
nikpolmir
56didactnik15

ШАЛЬНЫЕ МЫСЛИ ОБ ИСТОРИИ

ШАЛЬНЫЕ МЫСЛИ:
ОБ ИСТОРИИ, КАК НАУКЕ,
О ТОМ, НУЖНО ЛИ «УЧИТЬ» ИСТОРИЮ В ШКОЛЕ?
ЗАЧЕМ НУЖНО УЧИТЬ ИСТОРИЮ: ЧТОБЫ ЕЕ «ЗНАТЬ» ИЛИ «ПОНИМАТЬ»?
И ОБ УЧЕБНИКАХ ИСТОРИИ: КАКИМИ ИМ БЫТЬ И НУЖНО ЛИ УЧИТЬСЯ ИСТОРИИ НЕПРЕМЕННО ПО УЧЕБНИКАМ ИЛИ КАК-ТО ИНАЧЕ?

(Продолжение)
Часть 5.


КАК ГОТОВЯТ УЧИТЕЛЕЙ ИСТОРИИ



"Что может быть бесполезнее "Методики преподавания истории"?— думал я, студент 5 курса исторического факультета. — Пустая трата времени, оправдываемая, разве что возможностью "догрузить" до необходимого минимума ставку молодого ассистента, читавшего нам этот курс". Лектор был хороший парень и смотрел на свой предмет нашими глазами. Он старался, чтобы и нам, и ему было не скучно. В серую ткань рассказа о типах уроков, формах опроса он вплетал яркие нити суждений о результатах очередного футбольного матча, авантюрный эпизодец из жизни филателиста, соленый анекдот, от которого некоторые студентки еще краснели. Он победил как личность. Нам не нравился предмет, но не лектор. В конце концов, нужно же и молодым преподавателям учиться читать лекции.

Из полусотни молодых историков мало кто серьезно относился тогда к карьере учителя. Статьи, монографии, конференции, романтика архивных и археологических раскопок — наука, одним словом, сытые, блатные должности в аппарате комсомола, партии или, на худой конец, государства — вот что грезилось. А учительство в школе — судьба неудачников. Или фанатиков — будущих пациентов...

Зачет по методике мы получили все. С первого захода... Не держав книг в руках. Лишь двое умудрились взять кое-что из списка рекомендованной литературы в библиотеке. Один — машинально. Он шел на красный диплом. Другой — выйдя из очередного запоя с твердым намерением начать новую жизнь.

Прошло 17 лет. Ассистент "остепенился", и теперь ему доверяют курсы поважнее. Авторитет "методики преподавания" в университете упрочился. Теперь ее читает кандидат педагогических наук, изучавший дидактику в кресле районного методиста, затем — заведующего РОНО, ГОРОНО, ОБЛОНО. Правда, учителем, в свое время, он работал недолго — пару месяцев. Но не это главное в карьере наших методистов и ученых педагогов.

Так готовили учителей истории в 70-е годы ХХ века. Тем не менее, некоторые из нас стали неплохими учителями. И очень неплохими. Некоторые. Которым то ли повезло, то ли не повезло. Я до сих пор так и не понял. Даже я.

Мы становились неплохими учителями не сразу. К примеру, автор этих строк стал крепким ремесленником в своей профессии лишь где-то на пятом-шестом году регулярных педагогических упражнений. И даже сверхрегулярных: по 5-8 уроков 6 раз в неделю + классное руководство. «Крепкий ремесленник» помнит содержание учебника, по которому готовится к урокам и может пересказать его без конспекта. Или почти без конспекта. А еще он способен успеть опросить хотя бы 4-5 учеников и поставить оценки + успеть пересказать очередной параграф учебника + успеть задать домашнее задание + может быть успеть ответить на пару вопросов по «новому материалу» … и все это до звонка на перемену. А еще он никогда или почти никогда не скажет своим ученикам: «остальное прочтете в учебнике дома — сами, а я проверю». Почти никогда! И, да, «крепкий ремесленник» редко позволяет себе «самостоятельную работу с учебником» на уроке (!). Когда он делает вид, что занят каким-то очень важным делом в то время, как класс, под его суровым и бдительным контролем, читает текст очередного параграфа учебника и пишет в тетрадях планы ответов на поставленные вопросы. Или составляет конспекты. Или делает вид, что их составляет…

Мы становились неплохими учителями, если не дезертировали из школы через пару-тройку лет в более хлебные и менее хлопотные профессии. И если Всевышний не посылал нам наставников из числа опытных коллег. Была такая традиция в Советском Союзе, когда в качестве общественной повинности — забесплатно — корифея прикрепляли к недоучителю. Чтобы хоть у него тот чему-то научился по профессии. Так государство победившего социализма старалось компенсировать «высокий уровень профессиональной подготовки», обеспечиваемый «молодым специалистам» высшей школой. И иногда это срабатывало. Как, например, в моем случае.

Помню на втором году работы учителем, когда мне уже был ясен подробный план будущей диссертации по истории и когда, переступая порог, я самим фактом своего присутствия творил чудо тишины в классе (еще до звонка с перемены на урок!) ко мне явилась завуч — Нина Андреевна Коровниченко — и попросила разрешения поприсутствовать у меня на уроке в 10-м классе. Я великодушно разрешил. Что может понимать в преподавании истории учитель математики, а хотя бы и завуч (?), я гордо осознавал. Как осознавал и то, что существуют некоторые плановые бюрократические процедуры и, в том числе, взаимопосещение уроков. Так и пусть же ее посидит — послушает. И историю вспомнит, забытую после двух десятков лет глубокого погружения в математику. А заодно лишний раз осознает, как повезло школе, заполучившей такого яркого и опытного историка.

Нина Андреевна за пару минут до звонка на урок заняла пустое место на задней парте. И включила со звонком маленький магнитофон «Скиф» - сенсацию отечественной электроники. Меня это не смутило. Нисколько. Я был убежден, что с этого момента это был уже не просто урок. Это было Событие (!), запечатленное на скрижалях истории педагогики магнитофонной лентой.

Урок прошел «как всегда». В смысле блестяще. Хотя это был последний — 6-й урок. И я было уже подустал и особо не «сверкал интеллектом». И так сойдет. Хотя пару перлов — вне программы — я себе позволил. Для расширения кругозора присутствующих.

После уроков мы с Ниной Андреевной уединились в подсобке. Она включила магнитофон и ровным бесстрастным голосом с учительской звонкой хрипливой «трещинкой» разобрала «по косточкам» труп моего урока. Поминутно и местами посекундно.

Три часа пролетели незаметно. Я почти молчал. Она говорила.

Так состоялось мое посвящение в педагогические академики. В качестве дворника. Но я был горд. Не менее, чем после успешного доклада на всесоюзной конференции молодых историков. И позже, получая свои пятерки по экзаменам кандидатского минимума, докладываясь на кафедре о ходе подготовки диссертации, я не испытывал такого глубокого чувства удовлетворения, как тогда. Это при том, что то мое удовлетворение было изрядно проперчено смутным ощущением своего профессионального мудачества. О котором напрямую мне не было сказано ни слова. И ни намека.

Всю свою жизнь в педагогике я работал в окружении таких Учителей. Поэтому, лет через 12-ть, я не только понимал, что такое быть «настоящим учителем», но даже знал что такое персональный стиль профессиональной педагогической деятельности. И чем один такой стиль отличается от другого. А еще, что из этих разных стилей мне подходит по моей психической конституции, а что не подходит.
Не то, чтобы я уже тогда стал асом. Но, по крайней мере, я уже понимал: хочу ли я им стать? И буду ли становиться?

Сегодня такие учителя уже история. Как и страна, где это они жили. И в новой стране сегодня мы не найдем уже учителей. Их сменили репетиторы. Чем они отличаются? - Единственным: учитель — учит, а репетитор — репетирует. Он репетирует исполнение ребенком роли обученного — знающего и понимающего. Есть, видите ли, разница между «знать» и «понимать» на самом деле и делать вид, будто знаешь и понимаешь. Как бы талантливо не исполнял роль Гамлета даже самый Великий Артист, это будет всего лишь «исполнение роли», но не сам Гамлет. Человек, который репетирует предстоящий ребенку экзамен, к примеру, по-истории, тем самым учит его не истории, а исполнению роли знающего историю. Всего-то.

А, кстати, что такое «знать историю»? Как это? И зачем?
(Продолжение следует)

О том, как формировать исторического мышление рассказано здесь:

ТЕХНОЛОГИЯ ИНТЕНСИВНОГО РАЗВИВАЮЩЕГО ОБУЧЕНИЯ ИСТОРИИ
Н. П. Мирошниченко
(авторский курс)

Историческое мышление и гуманитарная культура личности. Роль и место дидактического курса «История» в системе отечественного просвещения (школа, ВУЗ). Смежные дидактические курсы. Логика и закономерности создания интегрированных гуманитарных курсов.
Интенсивный развивающий диалог – форма гуманистической дидактической технологии. Выбор уровня сложности дидактического диалога. Сензитивность дидактических курсов истории основным этапам духовной эволюции Ребёнка. Дифференцированная адаптация дидактического курса «История» к персональным особенностям учащихся. Определение области актуальных возможностей и зоны ближнего развития учащегося. Выбор уровня стартовой сложности дидактического языка диалога.
Технологии формирования опыта исторического мышления в разном возрасте. Некоторые особенности работы ЦНС (центральной нервной системы) в процессе исторического мышления.
Культурные предпосылки исторического мышления в дошкольном и раннем школьном возрасте.
Методология исторического мышления или выбор философии истории. Есть ли альтернатива историческому материализму?
Мягкое введение в систему интенсивного развивающего обучения.

Мотивация учебной деятельности в дидактическом курсе «История». Формирование рабочей установки.
Методика критического освоения Исторического Факта (Доверие и Скепсис в восприятии информации). Культура аргументации и доказательств. Корректность исторического суждения и умозаключения.
Многократное вариативное введение (объяснение \ подача) дидактической информации. Качественная специфика разных стадий ввода информации.
Закрепление информации в Картине Мира. Координация нового фрагмента информации и смежных структурных элементов Картины Мира. Психологические закономерности феномена ПОНИМАНИЯ = усвоения информации. Понятийный фундамент исторического мышления. Обобщение и систематизация информации – философский (мировоззренческий) и психологический (дидактический) аспекты проблемы. Формы и методы итогового тематического мониторинга (контроля) формирования Картины Мира.
Установление обратной связи в системе «Учитель – Ученик». Модели интенсивного развивающего дидактического диалога. Мониторинг формирования исторического сегмента персональной Картины Мира (инспекция, контроль) и стимулирующая оценка труда Учащегося.
Технология развития устной и письменной речи на уроках истории.
Репродуктивные и продуктивные виды дидактической деятельности. Проблемное обучение. Воспитание персональной точки зрения.
Групповая, парная и индивидуальная учебная деятельность в ходе урока и в процессе подготовки к нему. Соперничество и сотрудничество.
«Скорая дидактическая помощь»: технология определения области «незнания – неумения – непонимания», диагностика её причин, гносеологических и операционных корней и организация устранения. Реабилитация ОШИБКИ. Формирование навыков анализа и самоанализа. Опыт критики и самокритики.
Формирование навыков самостоятельного решения дидактических задач возрастающей сложности.

Технические средства обучения в современном дидактическом процессе (ПК, магнитофон, мобильный телефон, видео, DVD).
Планирование дидактического курса. Мониторинг дидактического процесса.

Предложенный курс — часть плановой научно-исследовательской деятельности автора в составе Лаборатории интенсивных методов обучения НИИ СиМО \ ОСО Академии Педагогических Наук СССР. Он разработан, одобрен и внедрен в системе повышения квалификации педагогических кадров Министерства просвещения СССР (с 5 марта 1988 года - Государственного комитета СССР по народному образованию).

В настоящее время курс адаптирован для становящейся системы просвещения в Семейной школе в двух вариантах:
А. Для заведений среднего образования с системным подходом к обучению типа «Семейная школа».
Б. Для индивидуального обучения в масштабах одной семьи или в кооперированной группе семей.
Возможна его дальнейшее гибкое приспособление к любым дидактическим формам и системам.
Может быть внедрен в практику Семейного образования после системного усовершенствования педагогических кадров в формах дистанционного, очно-заочного и стационарного обучения.
Курс состоит из лекционных, семинарских, консультационных форм дидактической деятельности и завершается экспериментальным проектом методической разработки одного из курсов истории, исполненным студентом под руководством Автора.

Любые формы обучения не предполагают коммерческих отношений Заказчика и Исполнителя. В случае стационарного взаимодействия материальные затраты Заказчика исчерпываются расходами на транспорт, питание и проживание автора.

Курс может быть предложен, как в полном объеме, так и фрагментарно.

Время освоения курса определяется по согласованию — Заказчиком и Исполнителем.

Детали сотрудничества обсуждаются специально и отражаются в Договоре о сотрудничестве.
Tags: #Отчественная история для Семейной школы, #Семейная школа, #древняя история Руси, #историческая наука, #историческая правда, #летописи, #научная истина, #преподавание истории в школе
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments