nikpolmir (nikpolmir) wrote in 56didactnik15,
nikpolmir
nikpolmir
56didactnik15

ШАЛЬНЫЕ МЫСЛИ ОБ ИСТОРИИ

ШАЛЬНЫЕ МЫСЛИ:
ОБ ИСТОРИИ, КАК НАУКЕ,
О ТОМ, НУЖНО ЛИ «УЧИТЬ» ИСТОРИЮ В ШКОЛЕ?
ЗАЧЕМ НУЖНО УЧИТЬ ИСТОРИЮ: ЧТОБЫ ЕЕ «ЗНАТЬ» ИЛИ «ПОНИМАТЬ»?
И ОБ УЧЕБНИКАХ ИСТОРИИ: КАКИМИ ИМ БЫТЬ И НУЖНО ЛИ УЧИТЬСЯ ИСТОРИИ НЕПРЕМЕННО ПО УЧЕБНИКАМ ИЛИ КАК-ТО ИНАЧЕ?
(Продолжение)


Часть 3.

СУЩНОСТЬ НАУКИ.


Наука это достоверное знание. Которое можно проверить. Не «верой». Хотя есть такой корень в словах «проВЕРка», «достоВЕРность», обозначающих суть науки. Научная достоверность определяется экспериментом. Или логическим суждением, в котором нет противоречий. А потом все-таки опять экспериментом. Потому что изворотлив и опытен ко лжи всяческой ум человеческий. И перед добросовестно честными иллюзиям слаб и уступчив. Которые так же, как и умышленная ложь, не имеют ничего общего с истиной. Доказуемой лишь экспериментом: получилось, как придумывали — истина. Не получилось — брехня. И тут уже неважно какая брехня: нечаянная или злонамеренная. Ложь она ложь и есть — слова, не подтвержденные делами.

Правду всегда угадаешь с первого предъявления:
- 2 х 2 = 4;
- «на погруженное в жидкость (или газ) тело действует выталкивающая сила, равная весу жидкости в объеме тела»;
- «если лбом ударить в пол, сразу выскочит глагол»… - не верите? - Проверяйте.
Примеры объективной истины всегда подтверждаются делами — экспериментально. И если дело противоречит словам, ищи спрятанную ложь: или в формуле замысла, или в условиях эксперимента или в технике его проведения. Иногда полезно руки помыть экспериментаторам, когда работают с тонкими и деликатными материями: с вирусами, с бактериями, с кварками да пи-мезонами. С материей исторического факта у нас работают не помывшись. А чего мыло зря переводить?

Историкам руки мыть нужно чаще, чем прочим ученым. И тщательнЕе. ТщательнЕе! Потому что они имеют дело с самой изящной и сложной материией — с человеческим мнением. Которое бывает очень разным и никогда одинаковым. Даже об одном и том же факте или событии. Разве что только похожим. Или близким. Но все эти градации: «похоже», «близко», «идентично»… это лишь разные меры и степени инаковости, где она различается микронами. Но различается. И как тут быть честному историку? Если об одном и том же есть всегда разные показания? Если свидетели лгут — умышленно или нечаянно? Если нет одной правды? Если правд много: по числу людей? Это ведь только «истина» одна единственная — для всех. Я еще не упомянул о «справедливости». Которая тоже присутствует в мнениях о прошлом. Как вектор. Как эталон. Как мера. Как надежда. Как иллюзия. Как…

Так что прикажете делать историку с множественностью обликов правды?
- Выбирать ту, что милее самому? По каким критериям? Правда это же не девка: понравилась — в постель. Надоела — вон.
- Выбирать ту, что милее Хозяину? Ведь сказано: «хозяин — барин».
- А может публиковать все мнения о событии, обобщая похожие, позволяя себе спорить с противоположными? И пусть читатели или студенты выбирают: что им милее. Но как выбирать в гигантском мусорнике информации? Как отличить «зерна» от «шелухи»? Кто обучит критериям и технологиям выбора. Своего (!) выбора. И различения: достоверного знания и недостоверного, правдоподобного и неправдоподобного.

Вот этим-то и должны заниматься учителя. Еще в школе. Если это «правильные» учителя. Вы много видели «правильных» учителей? А «правильных» учителей по истории?

Однако начали мы с «истины». А скатились до «мнения». И что тогда история за «наука», если в ней «истину» от «мнения» не отличить? Ведь если в физике, химии или в математике истинность мнения проверяется экспериментально: дал двум пацанам по два яблока каждому, потом забрал и посчитал: сколько стало яблок — у тебя. Получится всегда 4 штуки. Это истина. Даже если какое-то уже надкусано. Но это уже про дроби. Вопрос: возвращать ли яблоки пацанам после завершения эксперимента и установления истины (?) не из области математики. Это уже экономика. Тут пахнет собственностью: твое-мое-наше-не наше… Какая разница для математики? Сказано: истина = 4. А что сверх — от лукавого. Хотя чьи яблоки были и чьи стали тоже истина. Но уже не математическая. И потому мнений тут бывает больше, чем в математике. Хотя истина и здесь всегда одна. Но признавать ее куда труднее. И доказывать. Особенно, если в задаче спрашивается: справедливо ли поступил Коля, попросив яблоки у Васи и Пети и не вернув? Потому что Коля скажет: а я и не обещал возвращать. А Вася с Петей будут спорить… Проблемы справедливости всегда отягощают и запутывают проблемы собственности. Из этого всего возникает множество правд. Которые, при всей их разности, не могут повредить истине. Но дорогу к ней запутают. Хотя историк и такую дорогу найдет. Или угадает. Если он настоящий.

Детишек учить истории должны настоящие историки. Где их взять столько, чтобы на всех детишек хватило, это уже другой вопрос. С ним не сюда. Или, по крайней мере, не теперь.

А может быть нет и не может быть науки там, где нет объективной истины — независимой от изменчивых и субъективных мнений разных людей? Может быть история это вообще не наука? И никогда ею не была? Может это ошибка почитать историю за науку?

Есть еще критерий, различающих науку и не-науку. Способность прогнозировать будущее. Не предвидеть. Это к оракулам: пусть вангуют или мессингуют. Как мода подскажет. «Прогноз», в отличие от «предвидения», «предугадывания», «предвосхищения»… это модель возможного будущего. Которое непременно состоится. При некоторых условиях. Будут условия — сбудется прогноз. Не будет условий — не жди с неба дождика. Во всех прогнозах есть некоторые пределы возможной погрешности. Даже в прогнозах синоптиков. Но если главные условия учтены верно, дождь или ураган состоится. Не завтра, так послезавтра.

Так и в истории. Если сказано умными людьми: собственность — основа экономики. И здорового хозяйства, которое кормит. Прежде всего труженика кормит. А там и прочих, с кем ему угодно будет поделиться. И если найдутся идиоты, которые попробуют собственность изничтожить, или, что то же самое, присвоить ее себе — всю без остатка. И не важно, как они все это безобразие обзовут: коллективная собственность, государственная собственность, корпоративная собственность, народная собственность… Как только собственность становится ничьей, она исчезает. Как феномен. И как ни жонглируй словами, собственность заново не возродится. Из трупа. Советская власть это доказала. Убедительно! Избавь от собственности население богатейшей ресурсами страны… и она издохнет. Вместе с населением — спившись, изолгавшись, изворовавшись… Потому, что собственность только тогда собственность, когда она чья-то. А когда она ничья, это уже не собственность, а имущество — украденное, отжатое, ограбленное… А вор, насильник и разбойник ничего полезного с собственностью сделать по природе своей не способен. Даже если назовется «начальником». Не на то «заточен». И если чужая собственность оказывается у него в руках, конец и ей, и ему, и всей стране, где у власти воры, разбойники и паразиты — начальство, одним словом. Потому, что законы истории мало чем отличаются от законов природы. А, значит, страна, завоеванная паразитами обречена. Не сегодня, так завтра. И паразиты вымрут вместе со всеми. Но последними. И они это знают. Их предупреждали — ученые историки. И хотя паразиты это знали, они этому не поверили. Сказано же: дураки. И потому попробовали переделать историю по-своему: ненаучно и по-дурацки. Так возник СССР. И не он один. Были еще социалистические (то есть без собственности) Китай, Лаос, Кампучия, Монголия, Вьетнам, Венгрия… Ни один народ в мире не обладает монополией на идиотизм. Это всеобщая болезнь человечества. И где, я Вас спрашиваю, теперь СССР? И как долго это историческое недоразумение просуществовало? И кто во всем виноват? И что сегодня делается на руинах империи коммунистов?

А ведь задолго до «Великого октября» было немало прогнозов от историков, философов, социологов и прочих умных и опытных людей: чем чреваты социалистические эксперименты? И как их правильно надо планировать, проводить и осмысливать? Особенно в России! Сами К.Маркс и Ф.Энгельс не раз прогнозировали последствия социалистических экспериментов в нашей дикой глуши. Но кто их слушал — из тех, кто потом такие эксперименты осуществлял?

Так что выходит история может быть и наукой. Хотя, смотря в каких головах и в каких руках. Не зря говорят: «заставь дурака Богу молиться, так он и лоб расшибет». А еще говорят: «Дурака учить — только портить». Мудрые древние трипольские укры переделали теорему по-своему: «дурень думкою багатіє». Дурни, затеявшие строить коммунизм «в отдельно взятой стране» не разбогатели. Даже в мыслях. А те, что разбогатели, разворовав «общак», уже успели разориться. Или разоряются на наших глазах. Потому, что коммунизм это, чтобы без собственности. И, значит, без хозяев. А без хозяев нельзя в этой жизни. И в другой нельзя. Таков закон, выведенный природой и заверенный исторической наукой. На многочисленных примерах. И о том, что такой закон в природе есть люди узнают от ученых — историков. Которые исследовали жизнь многих народов. И, когда оказалось, что, лишившись хозяев, все народы погибали, сам собой возник закон истории: нужно быть Хозяином — своей страны, своей семьи и самого себя. А, значит, иметь собственность. Не путать с имуществом. Которое счастья не принесет. Даже если его будет очень много. Какое-то время.

Поэтому история это наука. Все-таки. Хотя воспитать ученого историка куда сложнее, хлопотнее и дороже по энергетическим затратам, чем настоящего физика, или химика, или даже математика. Потому что слишком много нужно знать ученому историку. И не врать, что самое главное. А соврать в истории куда проще, незаметнее и соблазнительнее чем в математике или физике. Где обман в замерах количества жидкости, вытесненной телом, сразу топит брехливое тело ко всем чертям. Со всей его иллюзорной плавучестью. Вместе с измерителем.

МНОЖЕСТВЕННОСТЬ МНЕНИЙ. ЕДИНСТВЕННОСТЬ ИСТИНЫ. ЗАКОНЫ ИСТОРИИ.

История, как наука, это особый способ отношения к информации о прошлом некоторого субъекта или феномена. Это технология ее (информации) переработки и извлечения из нее радуги значений и палитры смыслов. Информация, с которой имеет дело историческая наука разнообразна и по формам, и по авторству (по происхождению), и по заложенным в ней смыслам.
Она начинается в мнении человека и изначально окрашена субъективно. И субъективизмом же ограничена. Люди непохожи друг на друга: конституцией души, социальным и этническим происхождением, личным опытом, культурой своего социума, стереотипами мышления, привычками чувственного восприятия, опытом логического и эмоционального мышления, глубиной интуиции, уровнем физического здоровья… И, таки да, чувством юмора. Мнения людей это мнения специалистов и дилетантов, умных и глупых, молодых и старых, больных и здоровых… А еще начитанных и неначитанных, информированных более или менее, тем или этим, поверхностно или глубоко. Каждое из мнений несет в себе неповторимую оригинальность и неизбежную ограниченность. Потому, что не может одна человеческая душа вобрать в себя все богатство необозримого, неизмеримого и бесконечного мира. Зато может все это избирательно отразить: сквозь призму оригинальных потребностей и беспримерных интересов. А еще — безразмерных амбиций. Среди которых самая наглая — тождество с Богом.

Из палитры мнений складывается образ будущего. Сперва только в голове. Когда голова передает свои фантазии рукам возникает опыт. Практический! И если он хоть сколько-нибудь похож на образ из головы, «мнение» становится «знанием», фантазия — планом или программой деятельности, а ее поэтапное детальное осмысление превращается в подробное словесное описание — в текст, в нарратив, содержащий в себе — в «свернутом» виде — весь «внутренний» путь человека к знанию: от отдельных ощущений — к комплексу ощущений, от комплекса ощущений — к образу, от образа — к слову: сперва к его значению, а затем и смыслу, согласующему мнения о значениях у разных людей.

На этапе согласований мнений и значений возникают сперва «правда» и «ложь» - сознательное и корыстное искажение правды. А затем «истина» и «иллюзии» или, что одно и то же — «заблуждения», как искажение истины — бескорыстное и нечаянное. В силу ограниченности способности и культуры мышления. И доступа к информации.

Противоречия правды и лжи, истины и иллюзий порождают умственную и общую душевную усталость. Которая разрешается и преодолевается воображением, порождающем иллюзию «справедливости». Справедливость это высшее проявление Вселенского Судии, примиряющего любые противоположности, устанавливая им гармонии и пропорции. А еще это предвестник грядущего Страшного Суда. Это его первый опыт — «тренинг», как сказали бы коучеры, размышляя о ваучерах. Сперва люди верят в возможность справедливого смирения и уравновешивания непримиримого. А отчаявшись найти его земные примеры, посылают свою слабую мысль в небеса. Или в иные, недосягаемые бренному телу, мистические заповедники. Куда доступ имеют лишь бесплотные духи, несущие в себе очищенные от юдоли земной мнения. И фантазмы — об идеалах. И о совершенстве. Как всеобщем принципе и цели — недосягаемой и тем прекрасной. И соблазнительной — своей нездешностью.

И вот из такой вьюги в мозгах человеческих рождается информация о событиях прошлого. Из которой складывается история. Сперва, как миф. Затем, как легенда. И, наконец, как эпос и ритуал из тела которого возникает трагическое переживание прошлого, ощущение его несовершенства и греховности и, потому, желание его «задним числом» переменить: исправить, улучшить и отредактировать. И, осознав иллюзорность попятного творчества, люди разворачивают вектор своей активности в будущее. Которое мечтают построить свободным от прошлых ошибок и опечаток. И в таких-то прогнозах и рождается стремление раскрыть законы, по которым строилось прошлое — законы истории. И мнение, будто знание и исполнение законов истории способно и должно исправить будущее, избавив его от ошибок. Хотя бы прежних. Так из формул законов истории рождается историческая наука. Как мечта о безошибочности будущего.

Множественность мнений — основа единственности Истины, отраженной законами истории.

Множественность мнений — естественное состояние общественной мысли и противоестественное для мысли персональной. Общественное мнение — стихия, не вмещающая историческое мышление. Ввиду их инородности друг другу. И несовместимости. Но именно в этой стихии — в общественном мнении, состоящем из мнений множества разных людей — главным образом и в подавляющем большинстве профанов — рождаются и мыслящая единица — носитель исторического мышления, и единомыслие — как инстинкт подражания группе, как доверие авторитету — любому, кто кажется старше или умнее, или опытнее — противоположное персональной способности к мышлению.

Единомыслие и мышление мыслящей единицы не одно и то же. Далеко не. Чем больше мыслящих единиц, тем меньше единомыслия. С появлением каждого автономного и самостоятельного мыслителя пространство единомыслия неумолимо сокращается — на число самостоятельно мыслящих единиц. Которые всегда несогласны — и с общественным мнением, и с мнением авторитета. Потому что для самостоятельного мыслителя нет иных авторитетов, кроме собственной — авторской способности мышления.

Авторское (оно же самостоятельное) мышление и общественное мнение несовместимы. Органически — по своей психической природе. Мышление — энергетически затратно. Мозг, масса которого составляет 2% массы человеческого тела, потребляет 1\4 часть всей энергии, необходимой для поддержания жизни всего тела. Поэтому люди экономят свое мышление. Инстинктивно! Еще больше, чем деньги. Вот почему они в массе своей не любят думать. Особенно много думать. И не любят учиться. Потому, что учиться — это думать. Самостоятельно! И поэтому люди так уважают привычки и уже готовые решения проблем, которые подсказывает им память. Которую специально хранят авторитеты. И специально используют. В качестве правды. Тем более убедительной, что когда-то так все и в самом деле было. Когда-то! Но не теперь. Потому что теперь все стало иначе. Ведь «все течет», все меняется. Но вот именно об этом хранители правды предпочитают умалчивать. И тогда правда становится ложью. Потому что у всякой правды есть свои временные рамки. В пределах которых она истинна. Вот почему в истории полезно знать не только «голые» факты, но и понимать в какое время они совершались. Потому что время это и обстоятельства, и уровень развития, и условия...

Если бы условия нашей жизни со временем не менялись?! Но они меняются. И потому не всегда воспроизведение успешного прошлого опыта гарантирует успех в настоящем. И, тем более, в будущем. Даже при повторении тех же самых проблем, но уже в изменившихся условиях. Далеко не всегда! А если еще и сами проблемы новые, то исторического опыта их решения совершенно недостаточно. Совсем-совсем. И тут нужны умники с их особым и непохожим мнением. Без гарантий его правильности. А иначе никак.

Опыт поиска верного решения полезно запомнить. Не только успешный результат поиска. Но и саму процедуру. А еще важнее — технологию поиска! Потому что в будущем — в изменившихся условиях — старые результаты вряд ли пригодятся. От них останется только память о былом успехе. Которая по-своему тоже важна. Как источник оптимизма и веры в себя: смогли тогда — сможем и теперь. Непременно сможем! Нужно только постараться и поискать как следует — пошевелить мозгами и — следом — руками. А понадобится, так и иные части тела привести в движение.

Такие примеры опыта успешных поисков решения проблем и, в особенности, технологии поиска — стратегии мышления — самое ценное в историческом опыте. Который главный учитель человечества. И вдохновитель. История несет в себе оптимизм: мы живем, потому что выжили наши предки. Выжили, а, значит, решили стоявшие перед ними проблемы. И раз смогли они, то сможем и мы. Какие бы проблемы перед нами не возникали. Ведь мы не глупее. И более того — мы опираемся на опыт предков. Поэтому — вперед и с песнями! Но при условии, что мы «опираемся» - на опыт. А это значит, что, как минимум, не повторяем прошлых ошибок. Память о которых важна не менее, чем успехи и победы. К примеру, если правители некогда чересчур воровали, вместо того, чтобы править. И, тем самым, чуть было не угробили страну, это лучше не забывать. Хотя об этом не надо петь под фанфары. Но и стирать из памяти негативный опыт недопустимо. Иначе все опять повторится. А грабли не для того созданы, чтобы на них наступать — опять и опять. Хватит и одного раза. Чтобы запомнить. Что в истории не одни победы. Далеко не одни! Поэтому помимо оптимизма история должна нести в себе правду: о том, что в прошлом есть не только победы и успехи. И о том, какова их цена? Особенно цена поражений.

Историческая правда продукт деликатный. В будущее из прошлого переходят потомки — и победителей, и побежденных, и авторов побед, и источников и причин поражений. И все они по-разному относятся к правде о прошлом. Очень по-разному! Одним нужна вся правда. А другим далеко не вся. Очень хочется некоторым кое-что подзабыть. Потому что стыдно. За своих предков. За себя — любимых. И вот тут-то самое опасное: как только мы позволяем себе о чем-то забыть, прошлое настигает нас снова и снова. Со всеми его ошибками и подвигами. Как теперь в Донбассе. Потому что на самом деле в истории нет ничего страшнее, чем подвиги. Подвиги это всегда цена чьих-то ошибок. И потому — из уважения к человеческой психической природе, чреватой стыдом за ошибки — свои и предков — необходимо превратить историю в святыню, сделать ее сакральной — абсолютной и универсальной ценностью культуры всего человечества. А историков возвести в ранг жрецов — священных и неприкасаемых. Но не путать неприкасаемость личности историка — хранителя святыни правды о прошлом с самой правдой. Которая живет, питаясь мнениями, среди которых много всякого — и мусора, и истины. Доступ к которым должен быть открыт всем. Без ограничений. Как абсолютно все — без ограничений — могут считать себя жрецами храма истории. И быть ими. Потому что монополии на Истину в природе не существует. Истина доступна и открыта всем, обладающим способностью мышления и его опытом. Потому что она одна. В отличие от Правды.

О том, как формировать исторического мышление рассказано здесь:

ТЕХНОЛОГИЯ ИНТЕНСИВНОГО РАЗВИВАЮЩЕГО ОБУЧЕНИЯ ИСТОРИИ
Н. П. Мирошниченко
(авторский курс)

Историческое мышление и гуманитарная культура личности. Роль и место дидактического курса «История» в системе отечественного просвещения (школа, ВУЗ). Смежные дидактические курсы. Логика и закономерности создания интегрированных гуманитарных курсов.
Интенсивный развивающий диалог – форма гуманистической дидактической технологии. Выбор уровня сложности дидактического диалога. Сензитивность дидактических курсов истории основным этапам духовной эволюции Ребёнка. Дифференцированная адаптация дидактического курса «История» к персональным особенностям учащихся. Определение области актуальных возможностей и зоны ближнего развития учащегося. Выбор уровня стартовой сложности дидактического языка диалога.
Технологии формирования опыта исторического мышления в разном возрасте. Некоторые особенности работы ЦНС (центральной нервной системы) в процессе исторического мышления.
Культурные предпосылки исторического мышления в дошкольном и раннем школьном возрасте.
Методология исторического мышления или выбор философии истории. Есть ли альтернатива историческому материализму?
Мягкое введение в систему интенсивного развивающего обучения.

Мотивация учебной деятельности в дидактическом курсе «История». Формирование рабочей установки.
Методика критического освоения Исторического Факта (Доверие и Скепсис в восприятии информации). Культура аргументации и доказательств. Корректность исторического суждения и умозаключения.
Многократное вариативное введение (объяснение \ подача) дидактической информации. Качественная специфика разных стадий ввода информации.
Закрепление информации в Картине Мира. Координация нового фрагмента информации и смежных структурных элементов Картины Мира. Психологические закономерности феномена ПОНИМАНИЯ = усвоения информации. Понятийный фундамент исторического мышления. Обобщение и систематизация информации – философский (мировоззренческий) и психологический (дидактический) аспекты проблемы. Формы и методы итогового тематического мониторинга (контроля) формирования Картины Мира.
Установление обратной связи в системе «Учитель – Ученик». Модели интенсивного развивающего дидактического диалога. Мониторинг формирования исторического сегмента персональной Картины Мира (инспекция, контроль) и стимулирующая оценка труда Учащегося.
Технология развития устной и письменной речи на уроках истории.
Репродуктивные и продуктивные виды дидактической деятельности. Проблемное обучение. Воспитание персональной точки зрения.
Групповая, парная и индивидуальная учебная деятельность в ходе урока и в процессе подготовки к нему. Соперничество и сотрудничество.
«Скорая дидактическая помощь»: технология определения области «незнания – неумения – непонимания», диагностика её причин, гносеологических и операционных корней и организация устранения. Реабилитация ОШИБКИ. Формирование навыков анализа и самоанализа. Опыт критики и самокритики.
Формирование навыков самостоятельного решения дидактических задач возрастающей сложности.

Технические средства обучения в современном дидактическом процессе (ПК, магнитофон, мобильный телефон, видео, DVD).
Планирование дидактического курса. Мониторинг дидактического процесса.

Предложенный курс — часть плановой научно-исследовательской деятельности автора в составе Лаборатории интенсивных методов обучения НИИ СиМО \ ОСО Академии Педагогических Наук СССР. Он разработан, одобрен и внедрен в системе повышения квалификации педагогических кадров Министерства просвещения СССР (с 5 марта 1988 года - Государственного комитета СССР по народному образованию).

В настоящее время курс адаптирован для становящейся системы просвещения в Семейной школе в двух вариантах:
А. Для заведений среднего образования с системным подходом к обучению типа «Семейная школа».
Б. Для индивидуального обучения в масштабах одной семьи или в кооперированной группе семей.
Возможна его дальнейшее гибкое приспособление к любым дидактическим формам и системам.
Может быть внедрен в практику Семейного образования после системного усовершенствования педагогических кадров в формах дистанционного, очно-заочного и стационарного обучения.
Курс состоит из лекционных, семинарских, консультационных форм дидактической деятельности и завершается экспериментальным проектом методической разработки одного из курсов истории, исполненным студентом под руководством Автора.

Любые формы обучения не предполагают коммерческих отношений Заказчика и Исполнителя. В случае стационарного взаимодействия материальные затраты Заказчика исчерпываются расходами на транспорт, питание и проживание автора.

Курс может быть предложен, как в полном объеме, так и фрагментарно.

Время освоения курса определяется по согласованию — Заказчиком и Исполнителем.

Детали сотрудничества обсуждаются специально и отражаются в Договоре о сотрудничестве.


Tags: #Отчественная история для Семейной школы, #Семейная школа, #древняя история Руси, #историческая наука, #историческая правда, #летописи, #научная истина, #преподавание истории в школе
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments