nikpolmir (nikpolmir) wrote in 56didactnik15,
nikpolmir
nikpolmir
56didactnik15

Categories:

ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ РОДИТЕЛЕЙ В ЕГО СИЛЕ И СЛАБОСТИ


Общественное мнение родителей — великая сила. В 70-80-е годы прошлого века под его давлением началась триумфальная реформа советской школы, давшая Отечеству феномен педагогического новаторства. Который все еще не оценен по достоинству. И не осмыслен. Эта великая реформа оборвалась на взлете. Как песня на высшей ноте. Не по своей вине. Она тихо скончалась в лабиринтах чиновного саботажа и академической тупости. Растворилась в нищете и в бедламе, обрушившихся на наши головы в начале 90-х, когда начальство убивало Родину, чтобы стать ее первыми и самыми главными буржуями, и полноценными хозяевами. Отряхнув от иллюзий «советской демократии». Решительно сорвав камуфляж «народности» и «социальности». Чтобы заделаться владыками 1\6 части суши. И не исподтишка. Не скрывая от рабов своей подлинной сущности и естества. Владыками — в полный рост и в полный голос. Без пропаганды и без обмана, без комплиментов холопам, что, дескать, вы и только вы подлинные хозяева страны. А мы так себе чуть-чуть здесь... приворовываем… нечаянно.

Советское начальство, кстати, потому и решилось на Беловежскую и гайдаровско-чубайснутую измену, что спинным мозгом ощутило, как пробуждающееся общественное мнение, теряя остатки страха перед большевистским террором, превращается в подлинного господина. И потому залило страну кровью — в Закавказье, в Прибалтике, в Москве у Белого дома, в Чечне… Лечение общества от бациллы коммунизма кровопусканием продолжается по сей день. Сегодня в моем Донбассе…

Власть лечит нас не только «отворяя кровь». Другое лекарство от чумы социализма — пропаганда буржуйского индивидуализма. Отсюда всемерная протекция любым частным инициативам, разобщающим, расслаивающим народ и превращающим его в «население». Как «домошколию». Когда наиболее разумная, инициативная часть родителей отвлекается от организованного масштабного серьезного протеста и исторгается из общественного движения за реформу казенной школы — в иллюзорную суету строительства эксклюзивного приватного педагогического рая для своих деток.

Колхозная казарма и бюрократическая эксплуатация стихийного народного коллективизма в советские годы скомпрометировали и обесценили инстинкт кооперации. Буржуинская пропаганда замещает его теперь животным индивидуйством и подлой приватностью. Типа: «моя хата с краю». Которые, сами по себе, тоже инстинкты. Неплохо работающие в обстановке относительной стабильности и достатка. Но только не в эпоху катастроф и социальных катаклизмов. Когда власть ведет перманентную гражданскую войну со своим населением. Войну на уничтожение! И когда нужно сплотиться и организоваться для противостояния беспределу корпорации социальных паразитов.

Сорок лет назад общественное движение за реформу советской школы возникло отнюдь не стихийно. Его спровоцировали подвижники. Лучшие советские учителя — В.Шаталов, Ш.Амонашвили… доказали практически: детей можно и нужно учить иначе. И показали наглядно — в телевизоре, как это делается. Убедительно!

Педагоги-новаторы стали бродильной закваской, взбудоражившей гигантские массы неравнодушных родителей по всему Советскому Союзу. Героический и бескорыстный почин великих учителей получил мощную информационную поддержку советской журналистики. С.Соловейчик и другие энтузиасты и добровольцы борьбы за школу для детей, владеющие пером и искусством слова, прославили творческих учителей на всю страну. И на весь мир.

Следом возник виртуальный всесоюзный «диспетчерско-логистический» центр педагогического новаторства — в редакции «Учительской газеты». К нему подключились молодые инициативные сотрудники институтов Академии Педагогических Наук. В регионах стихийно множились и расцветали центры общественной координации педагогических экспериментов. Родительские комитеты из безжизненных пристроек к официальным педсоветам становились все чаще реальными альтернативными органами управления школами на местах. Возникло первое в советской истории подлинное действительно массовое общественное движение… Законное! Неформальное!! Народное!!!


Летом 2015 года в расстреливаемом украинскими и русскими олигархами Донецке я начал виртуальный проект «Как учить детей?» Хотелось успеть поделиться опытом. И иллюзией знания ответа на поставленный вопрос. Слишком уж вероятным казался шанс «не успеть». «Ведь не зря же это все со мной все эти 60 лет случалось?», - думалось мне сквозь адскую музыку уходящих «градов», когда почва под ногами дрожала от ответных «приходов».

Я никогда не переоценивал собственных — весьма средних — умственных и профессиональных способностей. Отнюдь не они виновны в том, что в моей памяти, в итоге всей этой затянувшейся до самой нищей пенсии педагогической суеты, осела некоторая информация, полезная, как мне показалось, для моих соотечественников. И потому достойная публикации и дальнейшего распространения. Так уж случилось. Само собой. Бог по-своему выбирает орудия своей воли. И нередко ими становятся люди не самые достойные. Почему-то. Но это не моего ума дело. Я же учитель, а не философ.

Мне хватило ума не переоценить потенции движения за семейное (домашнее) обучение. И хотя мой природный анархизм весьма и весьма симпатизировал бесшкольничеству. Другая часть меня, где гнездился мой убогонький разум, орала прямо в ухо внутреннему Анархисту: «возьми мозги в руки, чудило! Это же психиатрия — чистой воды!»

Где-то посередине, где сплюснут полушариями моего мозга примиритель этих извечных «скандалистов» - «мозолистое тело» - источник компромиссов и конформизма, родилось примиряющее любые противоречия понимание их комплиментарности. Любое «бесшколие» - во всех его формах - это всегда и непременно родительский подвиг. Заслуживающий почестей и наград. Как отчаянное, отважное, иногда плодотворное и далеко не всегда удачное ДОПОЛНЕНИЕ государственной системы просвещения — незыблемой и потенциально всемогущей. Пока существует государственный монстр. Потому, что при всей привлекательности «домашней школы» она никогда не сможет обеспечить достаточные для полноценного развития ребенка ПРОФЕССИОНАЛИЗМ, НАУЧНОСТЬ и СИСТЕМНОСТЬ в организации качественного и плодотворного дидактического процесса. И потому все что я сделал в этом своем проекте и все, что еще сделаю, помимо разных сопутствующих целей, о которых я здесь не стану упоминать, стремилось и стремится к единственной главной цели: ПОКАЗАТЬ РОДИТЕЛЯМ ЧТО ТАКОЕ НАСТОЯЩАЯ ПЕДАГОГИКА. КАКОЙ ОНА КОГДА-ТО БЫЛА (ВЕДЬ БЫЛА ЖЕ!). И КАКОЙ ОНА МОЖЕТ И ДОЛЖНА СТАТЬ ОПЯТЬ. И КОТОРОЙ ОНА НИКОГДА НЕ СТАНЕТ В РЕЗУЛЬТАТЕ ОБОСОБЛЕННЫХ — РАСПЫЛЕННЫХ УСИЛИЙ ДО ТЕХ ПОР ПОКА НЕ ВОЗНИКНЕТ ВНОВЬ МОГУЧЕЕ ОБЩЕСТВЕННОЕ ДВИЖЕНИЕ НЕРАВНОДУШНЫХ И ДОБРОСОВЕСТНЫХ РОДИТЕЛЕЙ ЗА ПОДЛИННО ГУМАНИСТИЧЕСКУЮ РЕФОРМУ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ШКОЛЫ.

Сегодня уже достаточно мощно проявилась и обозначилась энергия стихийного массового родительского протеста против того, что творят с национальным просвещением его чиновные палачи. И эта энергия работает вслепую. В пустоту. Потому что незаметны сколько-нибудь ощутимые позитивные и полезные трансформации отечественной педагогики. Пока что! И это не удивительно. Чтобы понять что нужно менять в системе (?), как это нужно делать (?) и кому (?) нужно быть профессионалом. Видимо, либо их вовсе на Руси не осталось — настоящих педагогов, способных научить каждого ребенка и понимающих чему нужно учить (?) и почему? Либо они все-таки есть еще кое-где, однако, их голос почему-то не слышен в общем хоре современного общественного мнения. То ли этот голос устал. Или сорван многократными попытками докричаться. И достучаться. То ли не знают и не умеют правильные учителя, которых не может вовсе не быть (теоретически): как пользоваться своим голосом в эпоху информационного беспредела Всемирной Сети?

До простят меня Олимпийские Боги за мою гордыню и фанатическое усердие, с которыми я неустанно (если не шизофренически?) рассказываю соотечественникам: что такое правильно учить детей? И как это делается? И которое так похоже и на саморекламу. И на возрастной маразм, оглушенного артиллерией обывателя, ищущего в воспоминаниях о надежной и мирной молодости успокоения и отвлечения от сумасшествия «гибридной» междусобойной войны российских и украинских олигархов. Однако, я имею глупость полагать и надеяться, что, в конце концов, наигравшись в «бесшколие», самые разумные и смелые из родителей развернут векторы своих энергий вовне и, объединив и скоординировав, обратят свой собранный в пучок совокупный волевой импульс на реформу системы — и просвещения, и всего нашего государства. Которому суждено: либо сменить Хозяина, либо сгинуть вместе с теми, кто его оседлал. Без пощады к тем несчастным, на чьих шеях зажравшиеся и безнаказанные чиновные «всадники» вот уже не одну сотню лет бессовестно «ездят» в коммунизм для «отдельно взятых» воровских семей.

Родительский инстинкт — могучая сила. Способная перевернуть горы. И повернуть реки — вспять. И хотя некоторые человекообразные научились его обманывать: подавлять, замещать, растворять, угнетать иллюзиями «более важных ценностей», чем оставить после себя жизнеспособное потомство, способное продолжить Фамилию во времени. Всегда были, есть и будут носители здоровой человеческой психики, для которых их дети навсегда останутся единственной, самой главной и безальтернативной ценностью. И смыслом жизни. И которые, поэтому, невзирая на могущество подлой власти, на охмурительную пропаганду прелестей животных удовольствий, на похабную мотивацию логики карьерного успеха всегда найдут в себе силы и смелость встать на защиту «своей кровинушки». Если поймут, что пробил час. И или теперь, или уже никогда. Как сегодня.

И вот тогда-то для таких родителей мои «сказки» про правильных учителей и про правильную школу могут пригодиться. Потому что сравнительно просто прогнать из власти пару сотен паразитов и мерзавцев. Киевский майдан в 2014 году это доказал. А еще он показал, что на смену одним подонкам неминуемо приходят другие. Если не меняется социальная природа и сущность власти. Всякому мыслящему человеку ясно, что такая социальная дезинфекция возможна и без большой крови. А, если делать все с умом, то и вовсе без крови. Как в Чехословакии лет двадцать назад. Но что тогда победителям делать со школой: как реформировать (?) - вопрос непраздный. И непростой. И вот тут-то и могут пригодиться мои бредни про дидактику. Полезные уже хотя бы тем, что знакомые с ними не понаслышке всегда сумеют сами решить: нужны они им или нет. И бредни ли они вообще? Или искреннее, хотя и в чем-то однобокое и потому ущербное мнение профессионала. Честно отработавшего свой век в просвещении и подводящего некоторые итоги. Хочется верить, что промежуточные. И бескорыстные. Ведь еще нигде ни в одной из своих публикаций я даже скрыто не намекнул: заплатите мне денежки и я вас научу, как надо. Видимо фактура советского учителя, работающего «за идею», неистребима. И унаследована. От родителей, живших «на одну зарплату» и ушедших бы из этой жизни гораздо раньше, если бы сын не «предал» профессию учителя и в 90-е годы не ушел в бизнес.

Общественное мнение родителей по сей день остается великой силой. Если оно не испорчено телевизором и пропагандой. Потенциал родительского мнения власть оценивает куда лучше, чем сами родители. И потому изощренно и тонко управляет им, лавируя между его полюсами и периодически давая уступки и комплименты. Признание и легализация домошколия — ловкий финт, ничуть не угрожающий в целом образовательной системе. И даже более того — укрепляющий ее незыблемость, очищая серую послушную и тупую родительскую массу от бродильного элемента критически мыслящих инициативных родителей, неравнодушных к тому, что система творит с их детьми. Тем более, что через навязанные и домошкольникам общие всей системе «ФГОСы» казенная «матрица» по прежнему рулит и в пространстве «домашней школы». Но делает это тонко и изящно — «без шума и пыли».

И так будет продолжаться бесконечно. Ведь любое критическое мышление помимо оценки происходящего в настоящем непременно должно содержать в себе и понимание желаемого идеала — цели, к которой следует стремиться. В будущем. И вот этого ясного видения конечной цели реформы русского просвещения — его сущности — нет сегодня ни у родителей, ни у педагогов, ни, разумеется, у капитанов системы образования. И пока такое понимание и видение не сформируются любые движения и эксперименты в педагогике — напрасная трата энергии, истерические конвульсии людей, понимающих, что все плохо. Что очень-очень плохо! Но не ведающих что делать, чтобы стало хорошо. Или хотя бы лучше.

Многочисленные пророки и гуру охотно поделятся с ищущими ответа на вопрос: «что делать?» своими умными снами и озарениями. Как, например, Миша Казинник или Саша Лобок. Многие из них будут казаться правдоподобными. Тем больше, чем ближе степени дилетантизма — пророков и их клиентов. Но все озаренные светом «истины» обречены на разочарование. И отрезвление. И, нередко, отчаяние. Неминуемые, едва будут осмыслены объективные показатели последствий такой «педагогики».

В век науки грех искать истину в дебрях виртуальных спекуляций. Пророки никогда не отвечали за результаты своих откровений. Позиция пророка: «наше діло півняче — проспівав, а там хоч не розвидняйся» (рус.: «наше дело петушиное — прокукарекал, а там хоть солнце не всходи»). И потому любые рекомендации и проекты реформ в век науки должны опираться на эксперимент. «Пророчество», собственно, тем и отличается от «прогноза», что у них разные базы: у пророчества — собственные иллюзии пророка, не испытанные экспериментом, а у прогноза — неумолимые факты, полученные в результате реальной практики.

Все, чем я был занят все эти наши военные для Донбасса годы, помимо банального выживания в стране ополоумевших нищих, послушных властям идиотов и вооруженных бандитов, все к чему старался привлечь внимание в пространстве своего блога «Как учить детей?» и даже за его пределами — в ходе случайных интервенций в родственные по тематикам блоги — посеять зерна понимания у родителей: какой должна быть современная русская система просвещения? И почему она должна быть именно такой? И ответы на эти вопросы брались мной не из больной фантазии. И не из прекраснодушных грез о мифической школе без противоречий и проблем. Они всецело из собственного опыта и из опыта моих коллег. Опыта бесценного! Потому что совсем еще сравнительно недавнего. И потому что это был корректный по всем научным критериям опыт академического эксперимента, не испачканного ни пропагандой, ни буржуйским лживым корыстолюбием, ни бюрократическими заказами. Потому что не было всего этого в СССР. При всех его безусловных прочих недостатках.

Мне очень хочется верить, что в нормальной цивилизованной стране, которой может быть когда-нибудь станет Русь, именно родители и никто иной, объективно, станут «заказчиком» у государства того качества системы образования, какое необходимо им и их детям. Каким быть просвещению положено знать родителям. В первую очередь. И если такое знание к ним придет, то разъяснить что им угодно от государства родители уж как-нибудь потом смогут. Сумеют.

И конечно не все родители скопом озарятся светом истины. Как всегда, сперва достигнет он лидеров и лишь потом вся родительская масса развернется и сдвинется с места. Как, собственно, во всяком деле. И когда кто-то из нынешних домошкольников признается самому себе, что не работает это все дома — в семье. Так же, как не работало и в казенной школе. Или, если и все-таки и работает, то такую малость, что из-за такой «капли молочка» право же не стоило «так доить бычка». И вот тогда, может быть, кто-то вспомнит: о чем этот тут в «Как учить детей?». Вспомнит и воспользуется.

В 70-80-е годы прошлого века под давлением общественного мнения родителей началась триумфальная реформа советской школы. Ее ход оборвала буржуйская революция. После которой из казенной школы было вытравлено все, что способно было стать источником ее внутреннего развития. Отныне вся ответственность за будущее русского просвещения — на родителях. Справятся ли они с таким «грузом» покажет время.
Tags: #домашняя школа, #общественное движение, #общественное мнение родителей, #реформа просвещения, #семейная школа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments