nikpolmir (nikpolmir) wrote in 56didactnik15,
nikpolmir
nikpolmir
56didactnik15

Categories:

ПЫТКА НЕПОНИМАНИЕМ 7. ИНФОРМАЦИОННАЯ ПАРАДИГМА ДИДАКТИКИ.

АНАТОМИЯ КАРТИНЫ МИРА: ПРОДУКТЫ ДОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗНОГО МЫШЛЕНИЯ

I. ЧЕГО НЕ ЗНАЮТ И НЕ ХОТЯТ ЗНАТЬ АВТОРЫ КАЗЕННЫХ ПРОГРАММ И УЧЕБНИКОВ?

Мир человеческой психики — обиталище идеальных моделей объективной реальности и идеальных образов субъективной реальности.

ИДЕАЛЬНЫЕ МОДЕЛИ ОБЪЕКТИВНОЙ РЕАЛЬНОСТИ это продукты апостериорного (после опытного) отражения психикой человека объективной реальности, в которой он (человек) живет и которая (реальность) в виде психических феноменов — продуктов психического отражения — живет в человеке. К таковым относятся не только
1) феномены прямого — непосредственного — отражения, но и
2) отражения обратного — возвратного — опосредованного: так сказать, отражения отражения. Это когда человек направляет луч рефлексирующего сознания на самую рефлексию: на сам ее процесс и на его продукты.

ИДЕАЛЬНЫЕ ОБРАЗЫ СУБЪЕКТИВНОЙ РЕАЛЬНОСТИ это продукты априорного (до опытного) отражения психикой человека исключительно виртуальной — выдуманной им, воображаемой, ментально сконструированной, иллюзорной, субъективной реальности, которая (реальность) живет в человеке.

Огромное число психических проблем (если, так или иначе, не вообще все они) проистекают, в конечном итоге, из путаницы и неразберихи, возникающей в сознании человека от карусельного и диффузного взаимодействия образов реальностей — апостериорной объективной и априорной субъективной. Неопытному и нетренированному уму трудно разобраться в такой психической интерференции психических продуктов, когда их разнообразные модальности всевозможных уровней абстракции — беспорядочно и одновременно — накладываются друг на друга, взаимно проникают разными слоями и в самых разных направлениях этого непредсказуемого, неконтролируемого вечно подвижного «замеса», состоящего
- из живых только вот теперь состоявшихся и свежих чувственных восприятий,
- из их угасших прошлых следов в виде сенсорных образов — простых (мономодальных) и сложных (полимодальных),
- из продуктов опережающего, а порой и вовсе отрицающего реальность сугубо субъективного воображения,
- из результатов абстрагирующей деятельности логического ума, пребывающего одновременно и непоследовательно на самых разных уровнях анализа и обобщения.

Основными формами отражения объективной и субъективной реальности, главными героями-субъектами-акторами-реагентами этого причудливого психического «варева» являются ПРОДУКТЫ ОБРАЗНОГО И ЛОГИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ. С ними нам и предстоит теперь познакомиться.

II. ПРОДУКТЫ ОБРАЗНОГО МЫШЛЕНИЯ

(1) МЕМЫ — безымянные (анонимные) следы примитивных моносенсорных (одной модальности) восприятий (ощущений) — моментальных (только вот теперь только что) и прошедших — застрявших в памяти, нередко неосознанных — смутных, плохо различимых и улавливаемых разумом ввиду их анонимности.
(2) ЭЙДОСЫ — комплексы сложных полисенсорных восприятий (разных модальностей), отягощенные произвольной (при участии ВОЛИ) сфокусированной рефлексией, заряженной персональным интересом (который осмысленная потребность) и потому несущие на себе ИМЕНА:
- связывающие составные элементы комплекса воедино и не позволяющие им, рассыпавшись на простые моносенсорные впечатления, слиться-выветриться из памяти;
- описывающие внешность — ФОРМУ мыслимого феномена, но не схватывающие, не выделяющие его сути, отраженной еще не найденными «значением» и «смыслом» (значением, обобществленным коллективным мнением);
- привязывающие его (феномен) в нашем воображении и в памяти к некоторым датам индивидуального или коллективного прошлого.

В истории психологии существует еще один близкий к «эйдосу» термин, обозначающий комплекс целостного сенсорного или образного восприятия: «ГЕШТАЛЬТ». В буквальном переводе с немецкого языка «gestalt» это собственно и есть «целостный образ» или «форма», «структура».

Однако нагруженность слова «гештальт» смыслом «структура» не позволяет оперировать им, наряду с «эйдосом», как его синонимом. Потому что с точки зрения семантики русского языка слово «структура» отражает внутреннее — послеаналитическое — устройство феномена. А, значит, его использование предполагает, что имеется ввиду некий итог некоторого аналитического процесса в ходе которого совершен более или менее полный анализ феномена и выявлена его сущность. На самом же деле нам нужен термин, который бы отражал сугубо доаналитический уровень целостного чувственного восприятия.

После этого поименованные эйдосы из хаотичных и бессистемных сборников \ каталогов мемов превращаются в ФАКТЫ ПРОИЗВОЛЬНОЙ ПАМЯТИ О СОБЫТИЯХ ПРОШЛОГО, имеющих некоторое общее ЗНАЧЕНИЕ (= СМЫСЛ), интуитивно схватываемое членами локального сообщества в результате эмоционального резонанса, основанного на эмпатии — переживании следов личного сенсорного опыта и его проекции на образ «другого».
СБОРНИК \ КАТАЛОГ МЕМОВ это сложный комплекс следов (знаков) аналогичных ощущений разных людей, имеющий в массовом профанном сознании ситуативную примитивно одностороннюю — качественную — оценку типа: «позитив» - «негатив», «плохо» - «хорошо», «близко» - «далеко», «долго» - «коротко»… и складируемый в архивах коллективной памяти в качестве т.н. «МЕМОРИАЛА» - «кладбища смыслов». Примеры «мемориалов» - поименованные универсальные (общезначимые) «эйдосы», описывающие аналогичные — в воображении разных людей — феномены сенсорно-образного восприятия: «воздух», «туча», «поток», «небо», «огонь», «вода», «земля», «Куликовская битва», «бог», «царь», «столица»...

Первые упорядоченные архивы-кладбища сенсорно-образных мемориалов (сложных по сенсорно-эйдетической структуре) — образы сновидений, мифы, эпос, легенды, причудливо и нераздельно соединяющие в себе правду и вымысел, реальные следы сенсорных ощущений и спровоцированные ими феномены воображения, а также ирреальные — сказочные ментальные конструкты, сотканные из следов и осколков вполне объективных и бывалых восприятий и ощущений, типа: «дракон», «ведьма», «кентавр»..., дающие начало и несущие в себе в свернутом виде зачатки будущей и художественной литературы, и научной абстракции, и религии.

Заметим: одно и то же имя («река», «собака», «тарелка», «дом», «трава» ...) может использоваться для выражения и эйдоса (мемориала), и понятия. Все дело в том, каким значением его «нагружает» произвол автора или стихия контекста и какова его выделенная — обособленная от облака прочих аналогичных феноменов — сущность.
В истории психологии дидактики, которую нередко ошибочно именуют «педагогикой», упомянутые «ЭЙДОСЫ» — в своей высшей фазе эволюции достигающие состояния «ПРЕДПОНЯТИЙ» — существуют под именем особых и разнообразных психических «КОМПЛЕКСОВ» (в терминологии Л.С.Выготского, исследовавшего тайну образования понятий у детей).

Изучая происхождение понятия, Л.С.Выготский нашел психический субстрат, чья преобразованная материя становится после ряда трансформаций понятием: мир ощущений и чувственных образов и следов, которые они оставляют в памяти. Он также сформулировал и описал основные этапы эволюции сенсорных феноменов в феномены логические:

(2.1.) «СИНКРЕТЫ» или «КУЧИ»: логически неоформленные и неупорядоченные совокупности образов сенсорных ощущений предметов, объединяемые в субъективном восприятии на основе фактора «единство времени и места восприятия». Это синкретические сцепления впечатлений и иллюзий о предметах, аморфные и неустойчивые, поскольку сами формирующие их впечатления диффузны, расплывчаты и мимолётны. Они поименованы словом и тем самым их неупорядоченное множество — синкретическое сцепление — оформлено в таком обобщении.
«Синкреты» формируются в три этапа:
1) выбор и объединение некоторых образов предметов наугад,
2) выбор образов предметов на основе близкого друг к другу — пространственного — расположения их материальных аналогов,
3) приведение к одному словесному значению всех, ранее объединенных образов предметов и присвоение им имени.

(2.2.) КОМПЛЕКСЫ-ПРЕДПОНЯТИЯ: группируются на основе сенсорно данного — субъективного восприятия признаков предметов, случайно оказавшихся в зоне актуального внимания и обозначаются в совокупности именем, отражающим некоторое субъективно выделенное и схваченное свойство, общее всем обобщаемым признакам:
полимодальный образ сенсорного восприятия + имя
- АССОЦИАЦИИ ОБРАЗОВ: связанны между собой любой случайной — субъективно и ситуативно мотивированной связью, ставшей основанием обобщения (отнесения к одному классу): одни предметы обобщаются на основании тождества цвета, другие – на основании тождества формы, третьи – размера, четвёртые – на основании ещё какого-либо отличительного признака, «бросающегося в глаза» ребёнку.
- КОЛЛЕКЦИИ ОБРАЗОВ: взаимное дополнение и объединение образов предметов на основе субъективно значимого или субъективно выделенного функционального признака: синие треугольники, синие трапеции, синие квадраты, синие окружности…
- ЦЕПЬ ОБРАЗОВ: переход в мысленном объединении образов от одного признака к другому, так что одни группы образов предметов объединяются на основе одних признаков, а другие группы – на основе совершенно иных признаков. При этом все они входят в одну и ту же «цепь», отдельные звенья которой объединены каждое одним единственным тождественным свойством, но в масштабах «цепи» эти свойства различны для каждого «звена» = последовательная смена основания группировки.
- ДИФФУЗНЫЕ КОМПЛЕКСЫ: образы предметов группируются на основе смутного впечатления некоторой общности между ними. Например, к заданному образцу – жёлтому треугольнику – ребёнок подбирает не только треугольники, но и трапеции, так как они похожи на треугольники с отрезанной вершиной. А к трапециям могут примыкать квадраты как угловатые фигуры в отличие от закруглённых.

(2.3.) ПСЕВДОПОНЯТИЕ: выделение и абстрагирование аналогичных и тождественных сенсорных и эйдетических элементов восприятия по одному общему объективному, но несущественному признаку (внешне – понятие, внутренне – комплекс) и интеграция их под знаком одного имени, объединяющего группу предметов.
С логической точки зрения, по механизму образования, это понятие. С точки зрения диалектической несущественный признак не может быть основанием для обобщения. Псевдопонятием может быть слово, используемое ребёнком в высказываниях в результате копирования речи взрослых. Внешне создаётся впечатление корректного понятийного феномена. На самом деле это лишь «зеркальное» воспроизведение речевых конструкций взрослых, не опирающееся на знание подлинных оснований обобщения данного класса предметов.

Синкретическое мышление, мышление в комплексах предпонятий и мышление псевдопонятиями характерны для детей раннего, дошкольного и младшего школьного возраста. К мышлению в настоящих — научных понятиях ребенок приходит только в подростковом возрасте под влиянием обучения теоретическим основам разных наук.
Допонятийные формы мышления имеют своим субстратом сенсорный образ, находящийся на той или иной стадии начальной логической аналитической обработки в рациональных мозговых структурах. Синонимами таких форм мышления являются «общие представления», «наглядные образы», «эйдосы» … По сути, все они подразумевают целостный единый образ какого-то явления или предмета, в котором наглядно — сенсорно ощутимо — даны в слитой, нерасчленённой форме признаки предмета или явления в их спонтанной данности, собранности и монолитности. Эти признаки ещё не выделены или не до конца выделены аналитическим умом согласно их существенной в некотором отношении функции или свойства и не взяты отвлечённо друг от друга.
Понятие же предполагает расчленение признаков, раздельное осмысление их в определённой связи и согласно некоторым актуальным в данной ситуации функциям или свойствам.

Взгляды Л.С.Выготского на мышление.

Мышление - несводимо к речи, связано с абстрагирующей (отвлекающей от несущественного) и обобщающей работой ума. Генетические (физиологические и психические) корни у мышления и речи разные.
Вместе с тем мышление проявляется в речи. В отношении друг друга они — содержание («мышление») и форма («речь»). Анонимные по своей первичной (сенсорной) психической природе продукты сенсорного восприятия схватываются-улавливаются волевым выбором рефлексирующего сознания из всего «облака» ассоциативного сенсорного фона, мотивированные доминирующей в данный момент потребностью, осмысленной как интерес.

Л.С.Выготский изучает мышление и речь в их единстве:
1) исследуя разные формы речи — эгоцентрическую, внутреннюю, внешнюю;
2) ставя в центр слово и его значение, которое "... в равной степени ... и ... явление речевое по ... природе, и ... явление, относящееся к области мышления".

Хотя мышление в комплексах по существу резко отличается от мышления в понятиях, тем не менее, качественный момент перехода комплексной (образной) стадии в понятийную — размыт и не определен ни теоретически, ни практически. Переход от комплексного мышления к мышлению в понятиях совершается для ребенка незаметно, потому что его псевдопонятия «совпадают» с понятиями взрослых. «Совпадают» в том смысле, что ребенок не замечает их разницы. Хотя, однако, понятия взрослых имеют другое строение, подчиняются другой логике и представляют собой систему.

Тем не менее, момент и место такого перехода легко различить. Оно там, где «СЛОВО» из «ИМЕНИ» (названия сенсорного образа) превращается в ЗНАК, указывающий и выделяющий общее существенное свойство или функцию целой группы явлений («обобщение» - «отвлечение» = «абстракция»).

Приведенная выше психическая эволюция от сенсорики — к логике отражена и в онтогенезе понятий, и в переходе от непосредственно чувственного (эйдетического) восприятия реальности к восприятию интеллектуальному — опосредованному знаками — разными ипостасями «слова»: именами, понятиями, категориями, идеями и сверхидеями.

Мышление сводится к дешифровке значения слов, к нахождению и анализу сенсорного содержания «логоса»: абстракций и обобщений.

- Для того чтобы "открыть" речь, надо мыслить".
- "...лишь на ... относительно высокой стадии развития мышления и речи становится возможным "величайшее открытие в жизни ребенка" - наличие у каждой вещи своего имени.
- "Всякое ... обобщение, всякое образование понятия есть самый специфический, самый подлинный, самый несомненный акт мысли. Следовательно, мы вправе рассматривать значение слова как феномен мышления".
Считая «комплексы» продуктами особого («сенсорного», «эйдетического») мышления, Выготский тонко замечает, что «комплексы» куда больше напоминают сновидения, произведения искусства — оформленные образами, чем чисто логическое мышление. Отсюда догадка о двух типах мышления: образном мышлении ("… формы человеческого мышления, проявляющиеся в сновидении … - древний примитивный механизм комплексного мышления, наглядного слияния и передвижения образов") и логическом мышлении.
Комплекс — это не понятие, а скорее "картина", "умственный рисунок понятия", "маленькое повествование о нем", "художественное произведение " (= эйдос).

Исследуя эволюцию форм детской речи: эгоцентрическая - внутренняя - внешняя, совершающуюся в процессе общения со взрослыми, Выготский демонстрирует трансформацию внешнего чисто физиологического речевого действия (исторжения звука, нагруженного эмоциями) в постепенно нагружаемый значением и смыслом акт мышления: «речь ребенка развивается не свободно, не спонтанно, а под давлением организованной речи и значений взрослых» в процессе коммуникации с которыми «псевдопонятия сближаются с понятиями».
(Продолжение следует)
Tags: #дидактика, #информационная парадигма образования, #логос, #непонимание, #хороший учитель, #эйдос
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments