nikpolmir (nikpolmir) wrote in 56didactnik15,
nikpolmir
nikpolmir
56didactnik15

Categories:

ПЫТКА НЕПОНИМАНИЕМ - 2.



Куда деваться в 80-е годы прошлого века выпускнику исторического факультета столичного университета, прицелившегося «в науку»? Если папенька-профессор не желает включать «блат» и пристраивать сынулю при кафедре? Ни при своей, ни при чужой. Хотя бы и «духовно близкой»? Принципиально! Как правильный коммунист!?

Ясен пень — в школу: учить балбесов и, параллельно, прикрепляться к удаленной кафедре (удаленной достаточно, чтобы не заподозрили в «кумовстве» и «семейственности») «соискателем» — сдавать кандидатский минимум — писать диссертацию — защищаться и, уже остепененным — в большую науку. В очень ба-а-а-льшую!

И вот, отслужив в армии и раздав Родине все долги, включая интернациональный, я, согласно назначенному Семейным Советом вектору, двинул по карьерной траектории в школу — учителем.

Работать было легко. Историю я знал. И даже любил. Как любил и ее ПРЕПОДАВАТЬ. То есть рассказывать сказки по истории. Инстинктивно воспроизводя авантюрно-поэтическую манеру чтения лекций и ведения детективно-аналитических семинаров моим Отцом. Который всегда был и по сей день остается моим главным и, пожалуй, единственным другом. А еще — Учителем. И — нравственным эталоном. Хотя мы с ним уже в разных мирах. Да, и, чуть не забыл: еще он был моим научным руководителем.

Детишкам, видимо, нравилось слушать сказки по истории в исполнении молодого спортивного сказочника, который справедливо и принципиально ставил оценки, не нарушая им же самим установленные «правила игры» и, не стесняясь лишний раз пошутить. В том числе и над собой. Который иронически и без фанатизма, свойственного «бойцам идеологического фронта», воспринимал застойную советскую действительность. Уважаемый и учениками, и коллегами, среди которых преобладали дамы, и даже начальством, я не испытывал особой необходимости углубляться в дебри дидактики. Которую тогда воспринимал, как и всю психологию, в качестве даже не спутницы ученого-историка, а скорее невольной — навязанной начальством — бесполезной, но невредной попутчицы. Которую неприлично прогнать. Потому что дама-с, как никак! И с которой можно какое-то время прососуществовать на параллельных курсах. И в самом деле: кой толк от дидактики с методиками, если на уроках и так дисциплина и «уважуха», позволявшие сфокусироваться на диссертации?

Кстати о диссертации: она была о декабристах. О закономерностях формирования в России нового типа личности: «дворянский революционер». Или о том, какой бес, а, главное, почему вселился в самых богатых и могущественных людей страны — в помещиков, в офицеров, в аристократов, в придворных — в элиту (!) и соблазнил сокрушить своими руками общественный строй, давший им ВСЕ в этой жизни? Это вам не большевички-с, которые «из грязи — в князи». Тут все ровно наоборот-с! Парадокс! Загадка-с! Словом, настоящая наука-с.

Так, незаметно для себя, я постепенно «влез» в психологию. Сперва в психологию личности. Потому что в рамках голой социологии и политэкономии проблема «дворянских революционеров» не решалась. А дальше… В психологии же только начни, а там — ее капризные вихри занесут в такие дебри, что и опомниться не успеешь, как из иронического летописца и уравновешенного академика превратишься, в тайне от самого себя, в … голимого пациента. Хорошо если только невротического. А наградит Господь, по милости своей бесконечной и неизъяснимой, какой-нибудь гонадотропной психоаналитикой!? Или иной какой дремучей анальной экзистенцией?

Тьфу-тьфу-тьфу!!! И свят-свят-свят!!!

Потому что знания, если они как-то в голову приходят — все-таки, не смотря ни на что — так они же там так все по-своему устраивать начинают. Устраивать и переустраивать. И даже переиначивать. Одним словом — хозяйничают по-своему. Причем, что самое паскудное, без спроса. Сами! По собственной, так сказать, инициативе. Это я о том, что начитавшись всякой балабольщины психологической, я стал иначе думать — и на своих уроках, и про свои уроки и про подготовку к ним. Стал иначе воспринимать собственный педагогический опыт. Весь! Очень-очень иначе! Вот ведь не было печали, так подай!

А когда я через Б.Ф.Поршнева в палеопсихологию въехал, то и вовсе умом торкнулся. И пошло и поехало: А.Ф.Лосев, П.А.Флоренский, А.А.Потебня, М.М.Бахтин… Дальше — хуже: Л.С.Выготский, Ж.Пиаже, А.Р.Лурия… В общем через пару годков я уже точно и сам не мог определить кто я? - Историк? - Психолог? - Лингвист?

Мне, как я теперь сам понял, тогда был нужен грамотный санитар. Чтобы сграбастал и встряхнул меня всего, как есть. Чтобы я опомнился от всего этого гуманитарного морока. Но не нашлось тогда санитара. Или все-таки был, но побоялся связываться с чудаком, который после 6-8 уроков в день плюс диссертация — по ночам, в выходные да на каникулах, еще и тренироваться умудрялся. Часика по два-три в день. В смысле бил резко. По чему придется. И мог бы по санитару. Если бы подвернулся под горячую руку...

В конце-концов из гремучей смеси научно-исторической психиатрии и стихийной аналитики собственных уроков, качеством которых я вскоре перестал удовлетворяться, постепенно возник серьезный интерес к дидактике. Хотя не обошлось и без банальной эмпатии. В форме жалости к балбесам, не понимающим такие простые вещи, которые ну просто не могут быть непонятными.

Когда ребенок не понимает учителя, в смысле, что он там объясняет — типа, «новый материал» — тут все, вроде, понятно: дебил ученик! От того и не понимает.

Ну не учитель же дебил? В самом-то деле! Как он может быть дебилом? У него же диплом. Государственный! А наше государство дипломы дебилам не выдает, как известно. То есть тогда еще не выдавало. Теперь-то все стало иначе. Но я же про тогда еще.

А у ученика, соответственно, диплома никакого нет. У него только свидетельство о рождении. Так кто из них дебил?

Но! Если один и тот же ученик, который сперва был явно не дурак и до сих пор все понимал, вдруг взял и не понял чего-то? Раз не понял — другой раз не понял — третий раз… В конце концов вообще перестал понимать?! Согласитесь, есть повод призадуматься: что там у него в голове переключилось? Какой тумблер бастует? А ведь все дети, согласитесь, все-все (!) когда-то были умные… Пока в один прекрасный день вдруг не поглупели. И тогда-то и перестали они понимать — нас взрослых. С какого-такого перепугу? Чем мы их испугали?

ИСПУГАЛИ?!

Вот так и я однажды: раз призадумался, два призадумался… А потом себя, дурака, вспомнил: как и что сам «ПОНИМАЛ» и «НЕ ПОНИМАЛ» в школе. И как мама и папа мне старательно и вдумчиво — всегда по-разному и несуетно — объясняли: одно и то же. И раз по нескольку. Но всякий раз очень ПО-РАЗНОМУ. И терпеливо — пока не дотумкаю («тумкать» = «понимать»: по-народному, по-донецки).

И задумался я не на шутку: «А как это по-разному?» И завспоминал. И довспоминался до того, что, как говорится в советской классике: «Остапа понесло»… И занесло — в новую дидактическую парадигму. Которую я сперва сочинил в уме у себя. Потом проверял долго на разных классах. И на разных возрастах. Благо их было у меня. А потом и название ей придумалось.

— Какое?

— Об этом попозже: в другой раз.

(Продолжение следует).
Tags: #дидактика, #дидактические технологии, #непонимание, #просвещение, #школа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments