nikpolmir (nikpolmir) wrote in 56didactnik15,
nikpolmir
nikpolmir
56didactnik15

5. ФИЛОСОФИЯ НОВОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ. НАЦИОНАЛИЗМ И ВОЙНЫ (БИОЛОГИЧЕСКИЕ КОРНИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ПОВЕДЕНИЯ).

ЖИЗНЬ, КАК АДАПТАЦИЯ
ЗАГАДКИ ВЕКТОРА ЭВОЛЮЦИИ - 2.



ИНДОКТРИНАЦИЯ (ИДЕОЛОГИЗАЦИЯ), НАЦИОНАЛИЗМ И ВОЙНЫ (БИОЛОГИЧЕСКИЕ КОРНИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ПОВЕДЕНИЯ).

Мы живем в мире, ощетинившемся оружием массового уничтожения. На его создание уходит огромное количество времени, энергии и умственных усилий. Однако неучастие в гонке вооружений содержит риск завоевания, потери ресурсов и исчезновения народа.

С разумной точки зрения огромные вложения в индустрию смерти и разрушения нелепы. Почему же так много усилий отдается столь неразумному предприятию? Каков источник человеческой агрессивности?

Молодым самцам вида «человек разумный», а также других приматов свойственны поначалу безобидные шаловливые схватки и агрессивные игры, перерастающие впоследствии в игры-драки, являющиеся у самцов инструментом социализации. Экспериментальные исследования приматов показывают, что в игре-драке формируется важнейший опыт развития, необходимый для выработки социального интеллекта и навыков, требуемых для существования в иерархической группе. Игра-драка учит молодых самцов исполнять роли в отношениях доминирования, передавать и принимать необходимые коммуникативные сигналы, а также усваивать законы драки: когда драться, с кем и как? Это учит контролировать и формировать правильное агрессивное поведение и учит кооперации и сотрудничеству.

В1994 года в Национальном парке Гомбе, Танзания Джейн Гудолл наблюдал, как группа из восьми шимпанзе проникла на территорию соседней группы шимпанзе. Здесь им встретился молодой самец из соседней группы. Он бросился бежать, но преследователи догнали его и схватили. Пока один самец прижимал пленника мордой к земле, другие принялись его колотить, кусать и отрывать куски мяса от его тела. Из членов вторгшейся группы в атаке не участвовали только двое - самка и юный самец. После нескольких минут жестокого нападения атака закончилась, и агрессоры оставили свою жертву умирать.

Данное наблюдение было первым из многих, перевернувших распространенный взгляд на человекообразных обезьян как на пассивных, миролюбивых созданий. Впоследствии многочисленные наблюдения показали, что шимпанзе активно защищают свою территорию, часто проникая группами от шести до десяти особей на соседние территории и нападая из засады на одиночных животных из соседних групп. Когда подобные «диверсионные группы» встречают более сильного противника они, как правило, ретируются.

Присущее шимпанзе поведение территориальной защиты, групповых рейдов и нападения из засады имеет поразительное сходство с некоторыми тактиками ведения войны, венесуэльского племени яномамо из бассейна Амазонки.

Партия из 10-20 мужчин договаривается убить избранных врагов. Пройдя через церемонию подготовки к рейду, они направляются к вражеской деревне, которая часто находится на расстоянии 4-5 дней пешего пути. Достигнув ее окраины, диверсионная партия разведывает ситуацию, тихо поджидая в засаде одинокую жертву. Если участники нападения не могут найти изолированного индивидуума, они просто выпускают в сторону деревни град стрел и убегают. Однако если им попадется неудачливый враг, они незамедлительно поражают его смертоносными стрелами с ядом кураре на наконечнике, а затем сразу же спасаются бегством в собственную деревню.

Другой военный прием яномамо: мужчины делают вид, что жители вражеской деревни - их союзники, и приглашают тех на празднество. Как только гости теряют осторожность и ложатся на отдых, хозяева набрасываются на них и устраивают резню, раскалывая топорами черепа, избивая врагов дубинами и поражая стрелами. Всех мужчин убивают на месте, а женщин берут в плен. Эта тактика напоминает схожий обманный прием, на протяжении веков использовавшийся и шотландскими горцами, и иными народами по всему миру.

Такая тактика обеспечивает ресурсами репродуктивную способность. Мужчины яномамо имеют в среднем жен в 2,5 раза больше, а детей в три с лишним раза больше, чем мужчины, которые не убивали. Успешный рейд, требующий высоких боевых навыков и агрессивного характера, повышает репродуктивную способность.

Если бы насильственное поведение ограничивалось индивидуальными акциями или хотя бы действиями небольших групп (банд), мы бы повседневно сталкивались с трагедиями, но не было бы такого явления, как война. Вышеописанные рейды шимпанзе иногда называют «войнами», но в действительности они являются актами группового насилия. Однако рейдерское (диверсионное) поведение человекообразных позволяет нам получить определенное представление об источнике человеческой способности вести войну. Рейдерское поведение шимпанзе основано на создании коалиции самцов и агрессивной защите групповых территорий от внешних групп того же вида. У людей эти программы создания коалиции и внутригрупповой территориальной защиты от внешней опасности заметно усиливаются из-за наличия языка и культурной передачи информации с его помощью.

История цивилизованного человечества - это летопись войн, больших и малых. Из изученных современных сообществ охотников-собирателей только 10% регулярно участвуют в войнах. Поскольку 7 миллионов лет назад мы и шимпанзе произошли от общих предков, вероятно, что воинственные, территориальные коалиции самцов существовали и у нашего общего вида-предка. Если это так, значит межгрупповой конфликт был постоянным селективным фактором нашей эволюции на протяжении всего этого времени. Межгрупповой конфликт — одно из объяснений быстрой энцефализации, свойственной человеческой эволюции.

Вопрос: почему в человеческой родословной объем мозга утроился, то время как шимпанзе ограничились относительно небольшой энцефализацией?

Межгрупповой конфликт у человекообразных приматов, живших в лесах миллионы лет назад, не особо весомый селективный фактор. В родословной линии, ведущей к людям, быстрая энцефализация началась после миллионов лет существования в саваннах, когда двуногие с объемом мозга шимпанзе уже вымерли. Очевидно, необходимо было достичь определенного критического уровня плотности населения и эффективности рейдов, прежде чем межгрупповой конфликт стал весомым селективным фактором. Как только этот критический порог был достигнут, последовала гонка вооружений. Навыки, базирующиеся на деятельности мозга: баллистическое метание, речь, творческая деятельность и планирование имели важнейшее значение для выживания в межгрупповых поединках.

Прогрессивное увеличение объема мозга в нашей родословной на протяжении последних 2,5 миллиона лет было обусловлено, по крайней мере частично, межгрупповыми конфликтами, соперничеством, а также иррациональными наследственными моделями агрессивного поведения, чреватыми войнам, геноцидом, гонкой вооружений. К последним относится и специфическая для нашего вида способность к индоктринации, имеющей инстинктивную основу, но внешне производящую впечатление разумной стратегии.

Способность к индоктринации это способность к формированию установки личности, обеспечивающей ее социальную идентификацию на основе формирования и усвоения ею такого важного элемента индивидуальной Картины Мира, как образа и представления о «своих» и «чужих» ("мы — они"). Эволюционно она проистекает из первичной способности к отвлеченному (абстрактному) осмыслению диад: «мать-ребенок». Уяснение в раннем возрасте своего места и роли в диспозиции «свои-чужие» и в системе иерархических отношений среди «своих», делает индоктринацию у людей очень похожей на феномен импринтинга у птенцов. При импринтинге, например, дикие гуси, научаются следовать за первым большим движущимся объектом, который они видят в первые 36 часов после вылупления. Какой бы объект гусенок не запечатлел в данный критический период, будь это взрослый гусь, научный специалист, заводная игрушка, впоследствии, он постоянно присутствует в памяти животного, влияя на поведение. Аналогичным образом, в сенситивные периоды детства у людей формируется групповая верность и они становятся очень резистентными к формированию альтернативной верности в последующей жизни.

Поведенческая программа индоктринации вырастает из специфических видовых социальных рефлексов, подкрепляемых культурными «механизмами»: преднамеренным внушением идентичности или доктрины, требующим повторения, обмана, а зачастую и принуждения. Это означает, что она не аналогична импринтингу, который требует только минимального воздействия инициирующего стимула в течение сенситивного периода. Родовая аффилиация формируется подобно импринтингу, основанному исключительно на «голосе крови». Но верность более крупным группам, не состоящим в родстве, требует при индоктринации специальных согласованных и разумных усилий.

Индоктринация обеспечивает формирование и укрепление расширенных социальных связей между представителями неродственных по крови коллективов, связанных общностью территории, хозяйством и соседской кооперацией.

В традиционных обществах процесс индоктринации оформляется и закрепляется обрядом инициации или пубертатным ритуалом в ходе которого индивидуумы переходят от детского статуса к взрослому.
Подобные ритуалы предполагают длительную изоляцию, лишение сна, физическое истощение, физическое принуждение, угрозу, устное внушение доктрины и акт сострадания в момент крайнего упадка сил. Те же характеристики присущи технике промывки мозгов, хотя последняя, как правило, намного суровее и включает многочисленные унижения и наказания. И промывка мозгов, и традиционная инициация высоко эффективны при формировании аффилиативных связей.

Успешная индоктринация разрушает и переиначивает представления о самоидентичности и вызывает психологические состояния, подталкивающие индивидуумов к идентификации с лидером, группой или доктриной. Возникают интенсивные чувства страха, депрессии, вины и одиночества, соединенные с состоянием зависимости от наставника. Все вместе это формирует аффилиативныые связи с представителями индоктринирующей группы, которые вместе с авторитетом наставника и измененным физиологическим или психологическим состоянием испытуемого, повышают прочность образа новой идентичности и прививаемых чувств лояльности новому социуму, осознанному в качестве «своего». Эти приемы оказывались в равной степени эффективными и при объединении членов племенных групп, жителей сельскохозяйственных деревень и городов-государств. Те же «механизмы» формирования групповых альянсов обеспечивали солидарность наций, состоящих из миллионов граждан.

Теперь мы видим в авантюрах молодых людей, отправляющихся в далекие земли, чтобы сражаться насмерть с теми, кого они никогда не видели, ради лидеров, с которыми они никогда не встречались лично, влекомые формально суггестированными — «разумными» доктринами, скрывающими древнейшие иррациональные наследственные программы поведения.

Индоктринация — разумная технология управления поведением человека. Применялась при объединении членов племенных групп, жителей деревень и городов-государств. Вырабатывала солидарность социальных общностей, не связанных кровным родством...
Tags: #гуманная педагогика, #дидактика, #жизнь как адаптация, #интенсиные методики обучения, #информационная парадигма образования, #новая парадигма педагогики, #просвещение, #развивающие учебные технологии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments