nikpolmir (nikpolmir) wrote in 56didactnik15,
nikpolmir
nikpolmir
56didactnik15

2. ФИЛОСОФИЯ НОВОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ. ВСЕОБЩИЙ ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ЗАКОН: ЦИКЛИЧНОСТЬ «ЖИЗНЬ — СМЕРТЬ».



1. Динамика эволюции Жизни на планете Земля может быть описана метафорой «Демографический Маятник»: ВЗРЫВ → КРИЗИС → КОЛЛАПС → СТАБИЛИЗАЦИЯ
Любая популяция животных (и человек с его разумом — не исключение) или растений при избытке биологических ресурсов:
1) размножается взрывообразно (экспоненциально) →
2) превышает предел емкости среды обитания и частично ее разрушает →
3) экологический кризис — коллапс: популяция сокращается ниже уровня емкости среды →
4) ёмкость среды восстанавливается: популяция разрастается до соответствия с емкостью среды, и стабилизируется.

2. ВЗРЫВ вызывает рост емкости среды (глобальные периоды повышения численности населения):
1) Около 12 тыс. лет назад: освоение охоты на крупных животных → расселение охотников за пределы ойкумены собирателей.
2) Около 10 тыс. лет назад: открытие земледелия: рост численности людей в 20-30 раз.
3) XVII — ХХ в.в. - промышленная и информационная революция:
рост площади обрабатываемых земель в 2 - 3 раза, а урожайности в 7 раз;
рост населения Земли в 20 раз.
Динамика прироста населения планеты:
10 тыс.лет назад ≈ 10 млн.чел.;
нач. н.э. — 200 миллионов;
XVII в. — 500 миллионов;
XIX в. — 1 миллиард,
нач. XX в. — 2 миллиарда;
нач. XXI в. — 5 миллиардов (каждый год + 1,6%).

От 0 до первого миллиарда прошло более миллиона лет.
Второй миллиард “набрался” уже за 100 лет,
третий — за 40 лет,
четвертый — за 15 лет,
пятый — за 10 лет... (?)
Все это время происходил взрывной рост человекообразного населения. Причем при полном отсутствии контроля качества антропоморфного материала! Так бесконечно продолжаться не могло.

3. КРИЗИС: торможение началось.

До 70-х годов XX в население росло на 2% в год, удваиваясь каждые 35 лет.
Производство пищи росло на 2,3% в год, удваиваясь каждые 30 лет.
В нач. XXI в. темп прироста снизился до 1,6% в год.
Производство пищи снизилось до 2,1% в год.

Количество пищи (главный показатель биологической емкости среды) определяет численность человечества (как и всякого биологического вида).
Емкость человеческой среды увеличивается деятельностью человека.
Повышать суммарный урожай на Земле все труднее.
Производство пищи на Земле растет на 2% в год — для этого увеличивается:
потребление энергии на 5%,
забор воды для орошения — на 7%,
производство удобрений — на 7%,
ядохимикатов — на 10% в год.
Истощение ресурсов, разрушение и загрязнение среды.
Человек интенсивно использует запасы угля, нефти, газа и минерального сырья, накопленные за всю предшествующую историю биосферы.
Запасы эти конечны и невозобновимы.
Исчерпание ресурсов:
1) разрушает среду обитания,
2) вызывает падение производства пищи и
3) глобальный экологический кризис, приводящий к
4) сокращению человечества до уровня обеспеченности возобновимыми ресурсами.
Изобретательность человека, возможно, не позволит населению сократится до первобытного уровня. Но и расти бесконечно население не может.

Биологическая ёмкость планеты ограничена.
Закон пропорции размеров тела и численности вида: главную роль в потоках вещества и энергии в биосфере играют мелкие организмы, а крупные - вспомогательную.
Потребители продукции в биосфере (по убыванию численности):
- бактерии, грибы и простейшие;
- мелкие животные — черви, моллюски, членистоногие;
- позвоночные (земноводные, пресмыкающиеся, птицы, млекопитающие,
- человек потребляет 1% продукции биосферы.
Потребление людей, их скота охватывает около 7% продукции биосферы: человек нарушил биосферную закономерность. Биосфера — саморегулирующаяся система, которая неминуемо обеспечит возврат людей к биологически обоснованному числу: 200 миллионов на планету (в 25 раз ниже современного). Поэтому нас всех ждет в ближайшем будущем:
- вымирание нужных человеку животных и растений,
- падение продуктивности ценных экосистем,
- исключение из биосферных круговоротов загрязнений:
биосферный «механизм» объективно и неминуемо ограничивает рост потребностей людей.
Вооруженность ископаемыми источниками энергии позволяет противостоять давлению биосферы. После их исчерпания существование человека обеспечит только солнечная энергия:
- частично из энергетических установок,
- частично из растений (их переработка в горючее),
- частично в форме урожая, поедаемого людьми и домашними животными.
Без ущерба для биосферы можно использовать 1% её мощности (в 10 раз меньше современного энергопотребления). Это обеспечит возобновляющимися источниками энергии жизнь 500 миллионов человек, если они будут потреблять на душу столько же энергии, сколько ее потребляется сегодня.

4. Демографический КОЛЛАПС это снижение численности населения самыми разными способами:

1) «Естественный» коллапс: сокращение пищевых ресурсов вызывает голод:
- сегодня полноценно питаются — 500 миллионов человек,
- питаются плохо и голодают — 2 миллиарда,
- ежегодно умирают от голода — 20 миллионов.
Население увеличивается на 200 миллионов в год.
Если количество умирающих от голода возрастет на порядок, прирост населения остановится, а если еще больше начнется сокращение.

2) Ядерная война и прочие войны за остатки невозобновляемых ресурсов.

3) Сознательное ограничение рождаемости — малоэффективно: до сих пор все попытки государственного стимулирования или ограничения рождаемости безрезультатны и конфликтны.

4) Стихийное ограничение рождаемости за счет деградации культуры семейной жизни, сексуальной распущенности, деформации культуры воспитания.

Биосфера сигнализирует человечеству, как виду: вы превысили свою численность и, минуя наше сознание, действует на популяционные механизмы. Если человечество остаётся нормальным биологическим видом, оно должно реагировать, хотя формы восприятия сигналов и реакции на них будут украшены атрибутами цивилизации.

5. СТАБИЛИЗАЦИЯ — ПРИРОДНОЕ САМОРЕГУЛИРОВАНИЕ.

Численный рост вида вызывает рост «давления» на среду обитания: экосистему и биосферу.
Среда обитания отвечает увеличением встречного «давления». Биосфера, как сумма всех видов “давления”, сильнее каждого в отдельности. Она стабилизирует численность населения, сокращая его до приемлемого уровня, используя:
1) первичные ультимативные механизмы, действующие прямо и беспощадно:
- биологические — пища, конкуренты, паразиты, хищники, загрязнения;
- небиологические — газовый состав атмосферы, осадки, климат и т.п.
2) вторичные сигнальные механизмы, косвенно указывающие виду на избыточность.
Генетические программы слежения за сигналами биосферы призваны заблаговременно стабилизировать и сокращать численность. Они проявляются на популяционном (не индивидуальном) уровне.

УЛЬТИМАТИВНЫЕ «МЕХАНИЗМЫ».

Избыточная плотность популяции ухудшает среду обитания и самого вида, и полезных ему существ.
Рост потребления пищи приводит к тому, что запасы ее не успевают возобновляться. Потому сокращается масса пищи, вызывая голодную смерть и т.о. снижение рождаемости. С исчезновением лучших объектов питания вид переключается на иные, к которым физиологически хуже приспособлен. В пределах полноценного питания человек может менять рацион: у эскимосов пища в основном мясная, а у некоторых племен Индии — растительная, но если рацион обедняется витаминами или протеинами, здоровье людей (в первую очередь детей) подрывается.

Неполноценное питание приводит к энергетической недостаточности, к безынициативности (снижение пассионарности), апатии, подавленности. Прекращаются поиски источников энергии.

В сбалансированной экологической системе негативные, но естественные результаты жизнедеятельности вида устраняются другими видами: навоз растаскивают насекомые, а окончательно перерабатывают бактерии и грибы. Если баланс нарушен, загрязнения накапливаются. Залежи каменного угля — скопления погибших деревьев, стволы которых не успевали перерабатываться.
Человек всегда загрязнял среду обитания, но, пока людей было мало, природа успевала перерабатывать загрязнения. Вода в реке очищалась через три километра ниже деревни.
Современный человек увеличил объем загрязнений и природа не успевает их перерабатывать. Кроме того он создал загрязнения (радиоактивные), для переработки которых в природе нет соответствующих видов и механизмов.

«Отказ» биосферы перерабатывать плоды человеческой деятельности — нарастающий ультимативный фактор.
Древняя экологическая катастрофа вызвала фотосинтез растений и, в свою очередь, выделение кислорода, губительного почти для всех видов. Было найдено естественное биосферное решение проблемы: распространение дышащих кислородом видов, занявшее геологическое по масштабам время. У человечества сегодня нет в запасе такого срока.

Когда вид ухудшает свою среду обитания, это не значит, что она ухудшается для всех: для конкурентов и врагов среда зачастую улучшается, и численность их растет и борьба с конкурентами требует все больших усилий.

Главные конкуренты человека — вредители сельского хозяйства и сорняки. Рост производства ядохимикатов и гербицидов на 10% в год — самый высокий среди экономических показателей человечества. Больше всего пестицидов и ядохимикатов употребляют индустриальные страны, страдающие от нехватки пищи. Остальные жертвуют часть урожая вредителям и сорнякам, избегая ужесточения межвидовой борьбы.

Химическую войну с конкурентами выиграть нельзя.

Экспансия — часть популяции заселяет незанятые и неблагоприятные области, где существование - неустойчивое, выживание низкое, популяция поддерживается подпиткой из основного ареала молодыми особями. Это видно на примерах освоения викингами Исландии, Гренландии...
Современный человек транспортирует продукты питания на огромные расстояния, создает на неблагоприятных для сельского хозяйства территориях крупные поселения, не обеспеченные собственным производством пищи. Если их подпитка из основного ареала прекратится, они обречены.

Размножение вида-кормильца вызывает размножение питающихся им хищников, паразитов и возбудителей болезней.

Есть виды, для которых хищники — главный регулятор: если добычи много, хищники хорошо питаются, быстро размножаются и пожирают все большую часть популяции-прокормителя, истребив которую коллапсируют сами. При низком уровне хищников жертвы вновь размножаются, вслед за чем повышают свою численность хищники — и цикл повторяется вновь.

Человеку опаснее эпидемии: чума XIV века за два года сократила население Европы вдвое. Сегодня эпидемиям противостоит медицина. Но появляются новые возбудители болезней, к которым медицина не готова: вирус СПИДа и психические вирусы идиотизма (“майданы”, цветные революции, эпидемии потреблятства и тотальных спекуляций, политическая коррупция...)
Биосфера оказывает растущее давления на избыточный по численности вид, вызывая рост смертности и снижение плодовитости. Так формируется коллапс и, через него, восстанавливаются окружающая среда и источники питания.

СИГНАЛЬНЫЕ «МЕХАНИЗМЫ».

Агрессивность:
1) стремление особи доминировать провоцирует борьбу за статус в иерархической социальной пирамиде;
2) территориальная экспансия, грабежи, воровство, ложь, уравниловка распределения...;
3) отключение врожденных программ «не посягай на чужое», «не убий своего»: увеличение плотности популяции или уменьшении емкости среды неизбежно вызывает агрессивные стычки.
Человек самый агрессивный вид, способный убивать представителей своего вида. Он инстинктивно создаёт сложные социальные иерархические структуры, где агрессивно борется за выгодное в них место.
Территориальная перенасыщенность посылает сигналы о приближении численности населения к верхнему пределу, вызывая заблаговременное инстинктивное снижение. Увеличение плотности населения (перенаселение) вызывает распространение стресса и неврозов особенно среди субдоминантов, которые долго не живут и не размножаются. Запускаются программы: “найди своих и отделись от чужих” и “вместе гоните чужих”. Отношение к чужим в благополучной обстановке мирно, с интересом, симпатией, гостеприимством. В неблагополучной обстановке — неприязнь, ненависть, жестокость. Снижение качества жизни усиливает агрессивность, борьбу за повышение иерархического статуса и расслоение популяции на доминантов, сохраняющих для себя хорошие условия питания и остальных, обделённые пищей.

Голод, при неуверенности в завтрашнем дне провоцирует истерические заготовки непомерных запасов. Утрата осторожности подавляет инстинкт самосохранения. Утки при высокой плотности чаще гибнут от случайных причин — хищников, охотников, столкновения с проводами и т.п.
Человек бунтует, теряет страх перед властью, идёт навстречу смерти. Подавленная часть популяции теряет заботу о гигиене. Подавленные, опустившиеся животные — носители паразитов и инфекций: возникают эпизоотии, сокращающие численности популяции. В первую мировую войну вши унесли больше человеческих жизней, чем оружие.

Еще до достижения избыточной численности инстинктивные программы поведения расслаивают популяцию на две части: сильнейших, лучших носителей генофонда, переживущих коллапс и обреченных на вымирание.

Общество, пытаясь сознательно бороться с нехваткой продовольствия, контролирует распределение пищи, разделяясь на тех, кто будет продовольствие распределять, и тех, кому его будут распределять:
«кто что охраняет, тот то и имеет, а кто ничего не охраняет, тот ничего не имеет».

НАШЕСТВИЯ И ИНВАЗИИ

Поколения, находящиеся в стрессовом состоянии, производят потомков, управляемых альтернативной программа поведения, при лучших условиях жизни заблокированной. С ростом плотности популяции самцы территориальных животных агрессивно вторгаются на чужую территорию. От них рождается «походное» - агрессивное потомство. «Походные» потомки собираются вместе, и, достигнув огромных размеров, отправляются в нашествие, в том числе в области, непригодные для жизни (инвазия), где погибают. Цель нашествия и инвазии — выбросить за пределы переуплотняющейся популяции избыточное молодое поколение. Участники нашествия не боятся погибать, особенно коллективно. Молодежь не хочет жить так, как жили родители. Так возникают динамичные агрессивные орды варваров. Инвазионный механизм Л.Н.Гумилев назвал «пассионарностью».

КОЛЛАПСИРУЮЩИЕ СКОПЛЕНИЯ

Обострение социальных отношений вызывает снижение агрессивности: утрачивается интерес к борьбе за территорию, иерархический ранг. Возникает коллапс — программа сближения, объединения. В скоплениях сокращается и вовсе прекращается размножение. Главным занятием становится разнообразное общение.

Урбанизация (собирание в городах) — форма человеческого коллапса. Плодовитость горожан уже во втором поколении не обеспечивает воспроизводство. Город засасывает из деревни молодежь и снижает ее плодовитость. Без притока людей извне численность горожан сокращалась бы в два раза в течение двух поколений. Города это демографические «черные дыры». Коллапс в форме урбанизации — естественный и безвредный путь снижения рождаемости.

Биологические популяционные механизмы работают вне сознания особей. Саморегуляция численности популяции бывает «жесткой» и «мягкой».

СНИЖЕНИЕ ПЛОДОВИТОСТИ

Перенаселение деформирует общественное сознание – потомство перестает быть ценностью:
особи избегают размножения, откладывают яйца куда попало, меньше заботятся о потомстве,
его умерщвляют и пожирают. Лишенные родительской заботы детеныши вырастают нерешительными и агрессивными, испытывают затруднения в образовании пар, не создают устойчивых пар, в свою очередь плохо заботятся о своем потомстве. Рождаемость падает, а смертность растет.

«Эмансипация» женщин способ снижения рождаемости. В популяции растет доля матерей-одиночек, довольствующихся малым числом детей. Замужние женщины избегают иметь много детей.

Демонстративная эротизация общества: секс превращается в забаву, фетиш и рождаемость среди сексуально озабоченных выродков снижается.

Если в семье один ребенок, население сокращается вдвое каждые 35 лет.

РОЖДАЕМОСТЬ И СМЕРТНОСТЬ

Для воспроизводства популяции (если нет смертности в детском и репродуктивном возрасте) достаточно если 1 мать рожает двух детей обоих полов. В жизни часть потомков гибнет, не успев размножиться.

Чем выше уровень смертности, тем плодовитее должны быть самки.

Потенциальная плодовитость это верхний предел плодовитости вида.
Уровень смертности зависит от условий среды обитания, образа жизни и стратегии воспроизводства:
- R-стратегия: максимальное распространение икры, семени без заботы о выращивании и воспитании потомства.
- К-стратегия: ограничение численности брачных партнёров с заботой о выращивании потомства.

Человек обыкновенно избирает К-стратегию, но возможен сдвиг на R-стратегию.

Потенциальная скорость размножения человека: 6—11 детей за жизнь (организм изнашивается от родов). Но и эта плодовитость не реализуется. В доисторические времена средняя продолжительность жизни: 25—27 лет. Созревала женщина годам к 15. Пищу первобытных собирателей ребенок мог употреблять с трех лет, когда вырастали зубы: до этого кормился грудным молоком. Пока женщина кормила молоком, следующая беременность обычно не наступала.
В благоприятной ситуации мать успевала родить троих детей и погибала раньше, чем младшие достигали самостоятельности. При низкой плодовитости численность популяции едва удавалось поддерживать, и ее рост был медленным. Дети погибали от голода, травм и хищников, но редко от инфекций: жили изолированными территориальными группами, что препятствовало передаче вирусов.

Земледелие и животноводство обеспечило рост популяции более, чем в 10 раз, вызвало большую плотность населения, за которой последовали детские болезни, детская смертность, нашедшие компенсацию в росте рождаемости за счет устойчивого производства пищи и увеличения продолжительности жизнь взрослых. Появились заменители материнского молока для детей старше года — молоко домашних животных и семена культурных растений. Женщины рожали чаще и дольше: хватало для покрытия детской смертности.

Установка земледельцев на максимальную плодовитость женщин: 6 — 11 детей. Мировые религии: «Плодись и размножайся (!)». Презрение бесплодных или малодетных.
За 17 веков нашей эры численность людей выросла с 200 до 500 миллионов. В среднем у матери выживало чуть больше двух детей — меньше, чем у современной матери.

Земледельцы: детолюбие + легкое отношение к детской смерти («Бог дал — Бог взял»).

В индустриальных странах преобладают малодетные семьи.

Зап. Европа: XVII в. - промышленная революция, XIX в. - научно-техническая революция:
- постепенность (три столетия) изобретений и внедрения новаций,
- успевали приспосабливаться к новым условиям.
Развитие гигиены и медицины. Снижение детской смертности. Рост продолжительности жизни. Рост популяции при снижении рождаемости от перехода к «К-стратегии».
Англичане, голландцы, французы испытали слабый демографический взрыв в XIX в.
Позднее пережили индустриально-научную модернизацию немцы, шведы, прибалты. Русские испытали демографический всплеск в н. XX в.

Теперь в Европе происходит стабилизация численности низкой рождаемостью.
Испанцы, грузины, японцы переживают демографический взрыв.

Стремительный рост населения в Индокитае, Бл. Востоке, Лат. Америке, Китае, Индии, Ср. Азии съедает прирост продукции и жизненный уровень растет медленно или снижается.

Развивающиеся народы получили доступ к плодам НТР, не пережив самой НТР, оставшись в большинстве дикарями.

В Европе первая вакцинация - в XVIII веке. Понадобилось 200 лет упорных поисков, чтобы, побеждая дифтерит, скарлатину, туберкулез, корь, победить наконец (всего лишь 20 лет назад) полиомиелит — последнюю массовую заразную детскую болезнь. Детская смертность и рождаемость в Европе сокращались постепенно и плавно. Программы всеобщей вакцинации детей в развивающихся странах занимают несколько лет и снижает детскую смертность: если в семье из 6 — 11 человек умирали 4 — 9, то теперь почти все выживают.

Привычно высокая рождаемость, компенсирующая смертность, стала избыточной и поддерживается биологическими механизмами, бытом, традициями, религией. Популяции потребуется время, чтобы привести рождаемость в соответствие с новым уровнем смертности. В течение этих лет произойдет демографический взрыв, даже если он не выгоден популяции, рост которой обгоняет рост продуктов питания.

«Бедность» и «богатство» — понятия относительные. Между явлениями, которые они обозначают и рождаемостью нет строгой причинной связи. Материальное благополучие приводит к снижению смертности, а та, в свою очередь, к снижению рождаемости.

Кувейт, Южная Корея, Тайвань за одно поколение достигли высокого уровня жизни на фоне сохранения традиционно высокой рождаемости. Нужно время, чтобы рождаемость пришла в соответствие с новым низким уровнем смертности, достигнутым благодаря экономическим успехам.
Малочисленные народы севера Азии и Америки — не богатые с низкой рождаемостью:
- невысокая смертность (изоляция от заразных болезней + фрагментация на локальные социумы),
- невысокая рождаемость,
- заселение их земель другими народами вызвало инфекции, рост детской смертности. При низкой рождаемости им грозит вымирание.

В США у эмигрантов из стран с высокой смертностью (Лат. Америка, Азия, Африка) высокая рождаемость сохраняется два-три поколения, постепенно снижаясь. У коренного населения — индейцев — рождаемость была ниже, чем у эмигрантов, но в отличие от них росла.

Высокая плотность населения + бедность - высокая смертность - компенсация высокой рождаемостью.

Государственное регулирование рождаемости (принуждение) это некомпетентное вмешательство в частную жизнь и в биологические популяционные механизмы. Оно безрезультатно и чревато протестами. Из того, что каждый человек может сознательно контролировать свою плодовитость, не следует, что и на популяционном уровне возможен сознательный контроль численности популяций. Плодовитость популяции управляется бессознательными инстинктивными механизмами, работающими верно, но медленно.
Нужно создавать условия при которых:
- каждый сам решает сколько ему иметь детей;
- доступна информация, необходимая для принятия решения;
- доступны современные средства, как препятствующие зачатию, так и способствующие ему.
Программы ограничения рождаемости в обществах, находящихся в состоянии демографического взрыва, обусловлены стремлением к экономической эффективности и этологической некомпетентностью.

Психиатрические программы стимуляции рождаемости:
1) Националист: не своя нация — нелюди, пусть их будет меньше, а своих больше.
2) Милитарист: чем больше детей, тем больше армия, тем больше генеральских мест.
3) «Придворный» демограф: за счет прироста рабочих рук заткнуть дыры в экстенсивной экономике.

Экологический кризис и снижение народонаселения неизбежны, но возможны несколько сценариев:
1) биологический: сохраняя хороший уровень жизни, плавно снижать численность населения, постепенно снижая рождаемость;
2) урбанистический: сельское население перетекает в города, где комфорт городской культуры убивает высокую рождаемость;
3) катастрофический: расслоение на верхушку общества с высоким уровнем жизни и полуголодное быдло: эпидемии, инвазии, межнациональные и гражданские войны.
Легче всего пройдут коллапс технически развитые популяции с низкой рождаемостью. У них существует определенный процент женщин, имеющих много детей или не имеющих их вовсе, но большинство рожают по два, реже одному ребенку за жизнь. Если (при сохранении той же доли многодетных и бездетных матерей) установка большинства незначительно сдвинется (чаще один ребенок, чем два), то популяция начнет плавно сокращаться. При среднем числе детей чуть больше одного (это «чуть больше» должно быть равно детской и репродуктивной смертности) популяция будет сокращаться на 2% в год (за счет естественной смерти в старости) или вдвое через каждые 35 лет. В течение 100 лет численность человечества при таком сценарии незаметно сократилась бы в 10 раз, до 500 миллионов.

Коллапс не апокалипсис, если не будут осуществляться небиологические сценарии.

Уровень цивилизации зависит не от численности людей, а от плотности их в очаге цивилизации.

Данный текст — конспективное изложение книги В.Р.Дольника «Непослушное дитя биосферы».
Желающие познакомиться с оригиналом легко найдут его в интернете: http://www.vixri.ru/d3/Dolnik%20V.R.%20_Neposlushnoe%20ditja%20biosfery.pdf
Tags: #гуманная педагогика, #дидактика, #жизнь как адаптация, #интенсиные методики обучения, #информационная парадигма просвещения, #новая парадигма педагогики, #просвещение, #развивающие учебные технологии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments