August 20th, 2019

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПЕДОФИЛИЯ



1. ИГРА.

ИГРА — занятие детское. И очень важное: то, что и как мы делаем в детстве потом, когда взрослеем, определяет всю нашу взрослую жизнь. В играх, шутя и кривляясь, формируются навыки, привычки и сценарии судьбы человека.

В игре, «понарошку», отрабатываются навыки, без которых не построить правильной взрослой жизни. Игра, порою, похожа на «взрослые» дела. Но без конечного «взрослого» результата. И без «взрослых» атрибутов, вместо которых - «понарошку» - условности и символы: веточка — пистолет, стул – автомобиль, жестяная крышечка от пива — деньги, случайный прохожий — колдун или сыщик... Процесс игры совершается ради самого процесса, смысл которого в нем самом. Игра — это отработка навыков «взрослого» поведения и «взрослых» отношений. Где за ошибки не наказывают. Или наказывают несильно — шутя, условно. Вроде бы, как наказывают. Суть игры — имитация поступков и действий взрослых, которые воспринимаются, как образцы для подражания. А иначе как научиться быть взрослым?

Ошибки в игре неизбежны. Они там простительны. И даже необходимы. Потому что учимся и оттого «первый блин — комом». Такие ошибки не страшны, потому что поправимы. С демонстрацией верной модели поведения: как было надо, чтобы правильно. И с наказанием за ошибки — символичным, как все в игре. Которое и обидно, и порою болезненно, чтобы лучше запомнилось, но не травматично. Хотя это уже «мягкий» прообраз будущей взрослой казни — за нарушение законов взрослого бытия – жесткой и, если надо, жестокой. Которая уже и обидна, и болезненна не по-детски. И ждет каждого, кто не научится в детстве играть. По правилам.

Есть второе не менее важное детское дело – УЧЕБА. Но это — разновидность игры. Если дети где-то почему-то не хотят чему-то учиться или учатся плохо, то только потому, что взрослые лишили учебу очарования игры, ее аромата бездарно скучным казенным отношением к ее организации.

Когда дети выходят следом за взрослыми на улицы, чтобы поучаствовать в митингах и демонстрациях, они играют в политику. И в этом, казалось бы, нет ничего страшного: пускай учатся, как быть хозяином в своей стране. Как управлять чиновниками. Как взаимодействовать с властью. Это полезно и безопасно, если играть по правилам и различать предел, за которым детская игра незаметно перетекает во взрослую — рискованную. Где игрушкой становится сам ребенок.

2. ВЗРОСЛЫЕ ИГРЫ.

Играют в игры не только дети. Этим грешат и взрослые, не доигравшие в детстве. Или с «больной» головой, где ум отстал от растущего тела. Либо по причине каких-то своих внутренних естественных «тормозов». Либо потому что недоучился. От таких игрунов одни беды. Во что бы они ни играли. А играют они во все, что под руку попадется. В семью, в спорт, в бизнес, в политику и даже... в войну. Потому что считают себя взрослыми. Которым все можно. При этом наивно полагая, будто они не играют, а занимаются серьезным «взрослым» делом. Профессионально! Будто они этой профессии когда-то учились. Специально! И потому они даже не догадываются, что у них на самом деле может получиться из таких «игр».

Игры детские и игры взрослые во многом похожи. Но есть отличия. И детские, и взрослые игры совершаются по правилам. Но взрослые изучают правила игры до ее начала. Они понимают, что без правил игры не получится, а будет лишь нелепая суматоха и бессмысленная болтовня, из которых не получится ожидаемого результата. А результат нужен. Он должен быть непременно. Если все это по-взрослому.

В детских играх иначе: они начинаются спонтанно и лишь по ходу старшие втолковывают несмышленышам правила. По мере развития игры. Психическая конституция малолеток требует динамики. Причем не внутренней — ментальной, а внешней — физиологически ощутимой и затратной — энергетически. Ведь молодость это прежде всего движение – импульсивное, рефлекторное. Отрабатывающее наследственные программы поведения.

Взрослые игры рискованны: можно доиграться, заигравшись. И тогда больно. И не только игрокам.

Однако, если не нарушать правил игры, отчего же не порезвиться? Если позволяют финансы и резерв времени. Можно сходить на футбол, на бокс — поорать, «выпустить пар». Можно съездить на охоту, на рыбалку, расписать «пульку», погонять шары на биллиарде... Любители войнушки, не служившие в армии или отслужившие срочную писарем, поваром или на складе могут утолить нерастраченную в юности страсть к марш-броскам, к погоням и пострелушкам пейнтболами и страйкболами. Где пуляют друг в дружку безобидными шариками с краской или пластмассовыми кругляшами. И где после «битвы» «победители» и «побежденные» солидарно обмывают «победу» за общим столом — в складчину.

Последнее время растет популярность игры «в демократию». Взрослые делятся на команды: «власть» и «оппозиция», которые доказывают друг дружке, кто «в доме хозяин» (?) и, кто лучше рулит всеобщим счастьем (?). Соль игры и главная интрига – в арсенале аргументов, доказывающих успешность той или иной команды. О критериях успеха спорят до хрипоты, до синяков и членовредительства. Как, впрочем, и о методах измерения ее успешности. Да и способы доказательств правоты и честности нуждаются в постоянной модернизации. Для обеих команд.

Когда взрослые люди «давят» на власть, разгуливая толпами по улицам с плакатами и флагами или браня ее на митингах, мне трудно понять: как это все может заставить власть измениться? Если не нравится чиновник, нужно выгнать его из кабинета, сесть на его место и самому рулить процессом. Или посадить там своего человека. Если уверен, что тот лучше справится со всем этим. Ведь, укушенные комаром в руку, мы же не чешем в ответ ногу. Почему-то? Почему же возмущенные неправильными действия администратора мы вместо того, чтобы прогнать его и заменить, мусорим на улицах вдали от его кабинета, устраиваем шумные потасовки под окнами жилых домов, нарушая нормальный ритм жизни большого города, мешая движению транспорта, пешеходам…? Как все эти бессмысленные действия могут повлиять на власть?

Переделать сознание миллионов взрослых невозможно, если в детстве учеба обошла их мозги стороной. Но можно ограничить их поведение рамками законов: понятных и строгих — обязательных для всех. Чтобы разные люди могли ужиться друг с другом. В этом, собственно, предназначение государственности.

Законы — это правила, делающие взрослые игры безопасными. И пока «оппозиция» (так называют себя романтические уличные протестанты) этим правилам следует, ее игры безопасны и экзотичны. И для игроков, и для их соотечественников. Но бывает, что, заигравшись, протестанты нарушают правила… И тогда может быть больно. Но по закону. Сами виноваты – следуйте правилам.

3. ДЕТИ В НЕДЕТСКИХ ИГРАХ.

Молодняк с рождения слепо копирует поведение старших. Это называется «импринтинг». Дети «автоматически» и безоценочно повторяют следом за взрослыми их поступки. Старательно копируя новое для себя поведение. На этом строится педагогика. И замыслы провокаторов. Которые для того и затеяли эту бузу, чтобы следом за взрослыми балбесами выманить на улицы детей. Тогда в общей массе протестного замеса полиции будет трудно отличить их от взрослых тем более, если дети будут «путаться под ногами». И прольется кровь. И детская тоже. И тогда на улицу выйдут мстить за обиженных малышей возмущенные родители. Которые иначе бы ни за что на свете не стали бы протестовать на улицах.

В 2013 году в Киеве несколько месяцев подряд пара сотен проплаченных провокаторов раскачивали горожан на протест. И всякий раз безрезультатно. Потому что основной массе киевлян было ясно: им не по пути с шантрапой. Но стоило пролиться детской крови и город взорвался ненавистью к «мусарне» и ее хозяевам. Тем более, что к властям Украины у людей было немало других претензий. И государственность рухнула. И потерялся Крым. И залился кровью Донбасс... В суматохе, под шумок, к власти пришли конченные мерзавцы. По сравнению с которыми свергнутые воры из Партии Регионов — ангелы.

Теперь этот же сценарий разыгрывается в Москве.

4. ДЕТИ НЕ ИГРУШКИ.

У хороших родителей дети не играют во взрослые игры. Пока не повзрослеют.

Политика — не игра. Это профессия. Со своими законами и правилами — писанными и неписанными. И если хочется политического успеха, нужно не только усвоить теорию, но и получить собственный опыт ее применения и использования.

Но над всеми законами и правилами есть одно единственное и нерушимое: детям не место в политике. Оно коренится в инстинктивном императиве, выработанном Эволюцией для нашего биологического вида: жизнь и благополучие Детеныша — священны. Это высшая ценность. Сакральная! И те, кто посягают на нее, не просто преступники. Это выродки — человекообразные существа с «кривым» генофондом, где отсутствует главное правило выживания нашего вида.

Использование политиками детей в качестве игрушек — самое тяжкое уголовное преступление. Это та же педофилия. Политическая. И это пора отразить в уголовном законодательстве.

Молодежь всегда были соблазнительным «лакомством» для политиков. Ведь это так просто обмануть несмышленышей — доверчивых, простодушных, отчаянных и наивных, готовых жертвовать собой во имя всего хорошего ради всего плохого. И не ведающих ни ценности собственной жизни, ни где граница между Добром и Злом. Особенно когда взрослые выдают Зло за Добро.

В отечественной истории тьма примеров постыдного использования человеческих детенышей в качестве строительного материала взрослых политических проектов. Как жертвенных животных (http://56didactnik15.livejournal.com/13906.html). И спекуляции детством продолжаются. Слишком соблазнителен детский ресурс. И по доступности, и по доверчивости, и по дешевизне и, что особенно «приятно», по безнаказанности за его эксплуатацию. Когда детей учат «бороться за свободу», бросая под полицейские дубинки и под гусеницы танков (как на площади Тяньаньмэнь или в степях Донбасса), это преступление. Тягчайшее! Так и только так это нужно понимать и расценивать. И реагировать — немедленно и бескомпромиссно. Всеми имеющимися ресурсами.