nikpolmir (nikpolmir) wrote in 56didactnik15,
nikpolmir
nikpolmir
56didactnik15

2. АРХЕОЛОГИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ДУШИ. ФЕНОМЕН ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ РЕЧИ.



ФЕНОМЕН ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ РЕЧИ
Б.Ф.Поршнев (в конспективной редакции Н.П.Мирошниченко)

I. О РЕЧЕВЫХ ЗНАКАХ

1.1. Возникновение человеческой речи «вечная проблема» науки.

Изучая РЕЧЬ, необходимо искать в ней разные уровни и этапы становления (в онтогенезе и филогенезе) – изучать ее в развитии. Следует обнаружить низший генетический и функциональный этап 2-й сигнальной системы, который может быть прямо выведен из животных биологических и физиологических основ высшей нервной деятельности.

Человеческую речь исследуют:
(1) физиология второй сигнальной системы, нормальная и патологическая нейропсихология речи;
(2) эволюционная морфология мозга и органов речевой деятельности;
(3) психолингвистика (психология речи);
(4) общее языкознание, в особенности ответвившаяся от него семиотика – наука о знаках.

Определяя время, условия, причины возникновения речи, мы, тем самым, объясняем происхождение человека и начало его истории.

Существует глубокий перелом – разрыв между отсутствием и наличием речи в филогении человека. В онтогенезе ребенка он проявляется в “чудесном” интервале между отсутствием слов и «первым словом», преодоление которого нам непонятно и от того мнится волшебством.

Речь настолько противоположна первой сигнальной системе животных, что мы просто не можем вообразить себе причины и способа преодоления пропасти между ее отсутствием и первым словом.

1. Сколь были обширны и как выглядели начальные завоевания речи у первой сигнальной системы?

2. Сколь долго продолжалось сосуществование и доминирование 1-й СС над 2-ю СС?

3. Какие конфликты переживала ломающаяся и перестраивающаяся психика человекообразного существа, в котором инстинктивное поведение боролось и училось сожительствовать с разумным?

Каждый из нас мог бы самостоятельно ответить на все эти вопросы, если бы обладал способностью к научной рефлексии и применил бы ее к самонаблюдению и самоанализу в первые 15-20 лет персональной биографии.

Это было бы также вполне по силам всякому родителю, наблюдающему развитие собственного ребенка при одном условии: он должен понимать и знать все то, что впервые когда-то понял Б.Ф.Поршнев и объяснил это всем нам. Чтобы и мы это знали.

1.2. Гипотезы происхождении человеческой речи.

1) Гипотеза перерыва постепенности (дисконтинуитет): человек сотворен вместе с речью. Дар слова присутствует в нем изначально и отличает его от бессловесных животных, как признак его подобия Богу, как свидетельство чудесным образом “вложенной” в него “готовой” разумной души без какого-либо ее предшествующего развития. Между бессловесными тварями и говорящим человеком лежит вечно непреодолимая пропасть.

2) Гипотеза непрерывности (континуитет), где выражение «постепенно» заменяет разгадку происхождения речи, которая развилась из звуков и знаков, какими обмениваются животные в результате “постепенного” их усовершенствования. Здесь игнорируется пропасть между развитием и качеством знаковой коммуникации у животных и человека. Получилось пустое обобщение, скрывающее под видимостью эволюционно биологического объяснения антропоморфные иллюзии о психике животных, способной, якобы, в один прекрасный день после череды количественных изменений превратиться в свою противоположность – человеческий разум. Такой подход оставляет непроявленной, а значит “волшебной” сущность и смысл качественного перехода – скачка: от животной коммуникации ЗВУКАМИ к человеческой коммуникации ЗНАКАМИ, которой нет и быть не может в психике животных.

1.3. Человеческие речевые знаки.

У человеческих речевых знаков и дочеловеческих доречевых квазизнаков нет ничего общего кроме тождественной физико-акустической и физиолого-вокативной основы, имеющей общий “механизм” порождения наряду с духовыми инструментами, свистками, гудками, клаксонами, воем ветра в трубе, однако не превращающей сама по себе ЗВУКИ в ЗНАКИ. Если словом «знак» определять феномены речи и языка человека, оно принципиально неприменимо ни к звукам, которые животное слышит, т.е. безусловнорефлекторным и условнорефлекторным раздражителям, ни к звукам, которые оно издает, в том числе и к внутрипопуляционным и внутристадным сигналам.

ЗНАКИ не следует путать с ПРИЗНАКАМИ, объективно присущими предметам и ситуациям и составляющим их часть. “Признаки” не могут быть отторгнуты от «обозначаемого». Они ему принадлежат: тревожный крик неотторжим от опасности. Если вожак стада горных козлов вскакивает и издает блеяние при запахе или видя подкрадывающегося снежного барса, этот крик – признак подкрадывающегося к стаду барса, оказавшегося в поле рецепции.

В знаках естественных языков между знаком и обозначаемым нет и не может быть никакой иной связи, кроме знаковой. Иначе между знаками не было бы СВОБОДНОЙ ОБМЕНИВАЕМОСТИ. Материальные свойства знака не порождаются материальными свойствами обозначаемого объекта (“ДЕНОТАТ”). Они «не мотивированы»: отсутствует всякая причинная связь ЗНАКА и ДЕНОТАТА. Любая иная функциональная связь между ними, кроме знаковой делает их «браком».

ЗНАКОВАЯ ФУНКЦИЯ – образование связи между двумя материальными явлениями, не имеющими между собой абсолютно никакой иной связи, корме знаковой.

В истории языкознания существуют гипотезы о звукоподражательном происхождении слов или о мотивированности звучания знака (акустико-артикуляционных признаков речевого знака) свойствами предмета или значения: «звуковой символизм». Но звукоподражательные слова – иллюзия, которая рассеивается при сравнении слова с его исходными, древними формами, а также с параллельными по смыслу словами в других языках. Звучание слов человеческой речи мотивировано тем, что оно не созвучно и не причастно обозначаемым действиям, звукам, вещам.

Знаки это нечто противоположное “СЛЕДАМ”: признакам, симптомам, показателям, естественным сигналам. Поэтому “знаки” и “следы” не могут быть объединены никаким общим понятием. Нет формального единства там, где одно обратно и противоположно другому. Но между тем и другим существует отношение исхода, генеза: чтобы понять природу человеческих речевых знаков, надо знать противоположную природу реакций у животных. Однако схема постепенного перехода одного в другое здесь логически немыслима.

Языковые знаки возникли, как антитеза, отрицание рефлекторных (условных и безусловных) раздражителей – признаков, показателей, симптомов, сигналов. Человеческие языковые знаки это антагонисты тем, какие воспринимаются или подаются животными.

1.4. Физиологическое происхождение человеческих знаков.

Раз знак отторжим от обозначаемого предмета, человек способен искусственно связывать их указательным жестом.

Зоопсихологи наблюдали “указательный жест” у обезьян: животное тянулось к недоступному предмету, пытаясь схватить его, фиксировать взглядом. Однако такое “движение стремления” не есть свойственное человеку указательное движение, которое есть действие неприкосновения в форме виртуального преодоления дистанции между концом вытянутого пальца и предметом.

В первом (животном) случае – мотив сугубо “шкурный” (персональный): стремление обладать, присвоить, вступить в непосредственный контакт. Он и заставляет хватательную конечность протянуться по направлению к вожделенной цели.

Во втором (человеческом) случае – мотив чисто социальный: стремление обратить внимание партнера – поделиться информацией, содержащей потенциальный риск лишить себя возможности собственного присвоения и обладания предметом, открыв к нему потенциальный доступ “товарищу”. Это – мимическое указание движением головы и глаз, обозначающих некую незримую линию – вектор к предмету, являющемуся фокусом внимания. Здесь знак соотнесен с предметом, предназначен именно ему, но посредством исключения непосредственного контакта с ним. Контакт сохраняется исключительно в ВООБРАЖЕНИИ – виртуально.
(Продолжение следует)
Tags: #антропогенез, #инстинкты, #психика человека, #разум, #эволюция психики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments