Никита Поликарпович Мирошниченко

КАК УЧИТЬ ДЕТЕЙ?


ЦЕЛЬ И СМЫСЛ ГРУППЫ "КАК УЧИТЬ ДЕТЕЙ?"

Это виртуальная платформа для обсуждения реформы системы отечественного просвещения. Приглашаются к участию все, имеющие аргументированное собственное мнение о том, как и что нужно менять в системе обучения семейного, дошкольного, школьного и высшего образования.

Конечная цель - создание новой модели системы просвещения или ее отдельных фрагментов:
1) модели ученика (системы персонально-деятельностных и психических характеристик личности учащегося, отражающих степень зрелости его физиологии, нервной системы, характерологических особенностей, картины мира, мировоззрения, разнообразных технологий адаптивно- практической и адаптивно-познавательной деятельности);
2) содержания образования (чему учить?),
3) педагогических технологий (как учить?),
4) администрирования учебно-воспитательного процесса,
5) обеспечения его необходимым реквизитом (учебники, учебные пособия, лабораторное оборудование, компьютеризированная система обратной связи и мониторинга качества педагогического процесса...).

Сверх-задача - формирование инициативной группы учредителей и создание модели экспериментального общественно-государственного учебного заведения, обеспечивающего интенсивный развивающий учебный процесс в очной, очно-заочной и удаленной (домашней) форме т.н. "семейной\домашней школы".

Для тех, кто заинтересовался персональным творчеством автора группы и желал бы ознакомиться с ним в собранном концентрированном виде, избавив себя от путешествий по пространству блога вспять - к сравнительно давно опубликованным материалам, я отсылаю в свой ЖЖ, где опубликованы исключительно работы Н.П.Мирошниченко. Их список прилагается:

Поскольку хронологический порядок расположения текстов в моем блоге повторяет переменчивость моих настроений и симпатий, я систематизировал его содержание, согласно правилам формальной логики и смыслового содержания. Отражение этой систематизации - представленное Вашему вниманию ОГЛАВЛЕНИЕ. Оно поможет сориентироваться в стихии моих размышлений.

ПРО АВТОРА И ВЕДУЩЕГО БЛОГ: https://56didactnik15.livejournal.com/92862.html

ОГЛАВЛЕНИЕ МОЕГО БЛОГА:

МОЙ ЖЖ: http://56didactnik15.livejournal.com/

ОГЛАВЛЕНИЕ:

1. Проблемы педагогики.
2. Проблемы дидактики. Дидактические технологии.
3. Проблемы воспитания.
4. Дезертиры казенной школы (семейная\домашняя школа).
5. Педагогические реформы.
6. Иллюзия реформ.
7. Советская школа.
8. Психологический фундамент педагогических технологий.
9. Педагогика и политика.
10. Психологический ликбез для родителей. Советы «постороннего».


1.ПРОБЛЕМЫ ПЕДАГОГИКИ.


1. КАК УЧИТЬ ДЕТЕЙ? (Размышления на руинах отечественного Просвещения):
Сумерки просвещения. Таинство педагогического подвига. Империя посредственности.
Вестернизация просвещения. Есть надежда: http://56didactnik15.livejournal.com/469.html

2. СУДЬБЫ НАШЕГО ГУМАНИТАРНОГО ЗНАНИЯ (РАЗМЫШЛЕНИЯ О МЕСТЕ И РОЛИ РЕФОРМЫ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ В ОБЩЕМ ПРОСТРАНСТВЕ СОЦИАЛЬНЫХ РЕФОРМ НАЧАЛА 90-Х ГОДОВ ХХ ВЕКА): http://56didactnik15.livejournal.com/4110.html

3. Ювенальная юстиция-1: http://56didactnik15.livejournal.com/38366.html.
Ювенальная юстиция-2: http://56didactnik15.livejournal.com/38609.html.
Ювенальная юстиция-3: http://56didactnik15.livejournal.com/38845.html

4. Игры в педагогику (компьютерные игры вместо учителей): http://56didactnik15.livejournal.com/39008.html.

5. Основной закон педагогики: разных детей учить по-разному. http://56didactnik15.livejournal.com/39852.html.

6. ГРЕХ ОЦЕНКИ: http://56didactnik15.livejournal.com/40157.html


7. Любить или понимать? https://56didactnik15.livejournal.com/84400.html

2.ПРОБЛЕМЫ ДИДАКТИКИ. ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ.


1. Интенсивное обучение Истории Древнего Мира методом В.Ф.Шаталова («Преподавание истории в школе» 1990): http://56didactnik15.livejournal.com/17894.html

2. Реставрация истины (монголо-татарское иго): http://56didactnik15.livejournal.com/26839.html

3. ИНФОРМАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ В ПСИХИКЕ ЖИВОТНЫХ (НАШЕ ПСИХИЧЕСКОЕ НАСЛЕДСТВО)
Часть 1. ПРОЦЕССЫ ПРИОБРЕТЕНИЯ ТЕКУЩЕЙ ИНФОРМАЦИИ: http://56didactnik15.livejournal.com/37738.html
Часть 2. ИМПУЛЬСИВНОЕ (ИНСТИНКТИВНОЕ) ПОВЕДЕНИЕ: http://56didactnik15.livejournal.com/38053.html
Часть 3. ИНФОРМАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ В ПСИХИКЕ ЖИВОТНОГО «ЧЕЛОВЕК»: http://56didactnik15.livejournal.com/39273.html

4. ГЕРМЕТИЧНАЯ ПЕДАГОГИКА
1. Репрезентативно-когнитивная структура «слово»: http://56didactnik15.livejournal.com/41947.html
2. Слово - инструмент моделирования картины мира: http://56didactnik15.livejournal.com/42117.html
3. Структура слова: http://56didactnik15.livejournal.com/42484.html
4. Рождение слова. От Поведения - к Знаку: http://56didactnik15.livejournal.com/42651.html
5. Энергема вербального знака: обратная связь Знака и Поведения: http://56didactnik15.livejournal.com/42849.html.
6. Динамическая модель восприятия слова — ПОНИМАНИЕ: http://56didactnik15.livejournal.com/43142.html
7. Энергетическая модель феномена «интеллектуального непонимания»: http://56didactnik15.livejournal.com/43519.html
8. Генеральное направление интеллектуального развития: http://56didactnik15.livejournal.com/43766.html
9. ПОСЛЕСЛОВИЕ: http://56didactnik15.livejournal.com/43985.html

10. ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ВИРТУАЛЬНЫЙ ТУРИЗМ. АНИМАЦИЯ ВНУТРЕННЕЙ ЖИЗНИ КЛЕТКИ: http://56didactnik15.livejournal.com/41616.html

11. ПЫТКА НЕПОНИМАНИЕМ
1). ПЫТКА НЕПОНИМАНИЕМ: https://56didactnik15.livejournal.com/59459.html
2). ПЫТКА НЕПОНИМАНИЕМ (продолжение): https://56didactnik15.livejournal.com/59849.html
3). ИНФОРМАЦИОННАЯ ПАРАДИГМА ДИДАКТИКИ: https://56didactnik15.livejournal.com/59926.html
4). СЕНСОРНАЯ ПОДКЛАДКА МЫШЛЕНИЯ И РАЗУМНЫЕ НАДСТРОЙКИ НАД НЕЮ: https://56didactnik15.livejournal.com/60446.html
5). КАК ВЖИВУЮ РАБОТАЕТ МЫШЛЕНИЕ УЧАЩЕГОСЯ РЕБЕНКА?: https://56didactnik15.livejournal.com/60799.html
6). ЧТО ТАКОЕ «ХОРОШИЙ УЧИТЕЛЬ»?:
https://56didactnik15.livejournal.com/60987.html
7). ПРОДУКТЫ ОБРАЗНОГО МЫШЛЕНИЯ:
https://56didactnik15.livejournal.com/61293.html
8). ПРОДУКТЫ ЛОГИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ: «ПОНЯТИЕ»: https://56didactnik15.livejournal.com/61641.html
9). ПРОДУКТЫ ЛОГИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ: «КАТЕГОРИЯ» - «ИДЕЯ» - «СВЕРХ-ИДЕЯ»: https://56didactnik15.livejournal.com/61867.html
10). АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ (НЕНАУЧНЫЕ) ВИДЫ И СПОСОБЫ МЫШЛЕНИЯ: https://56didactnik15.livejournal.com/62202.html
11). ОБЩАЯ МОДЕЛЬ ПСИХИКИ УЧАЩЕГОСЯ РЕБЕНКА:
https://56didactnik15.livejournal.com/62405.html
12). «КАРТИНА МИРА» И ЕЕ КОЛИЧЕСТВЕННОЕ И КАЧЕСТВЕННОЕ ИЗМЕРЕНИЕ В СВЕТЕ ИНФОРМАЦИОННОЙ ПАРАДИГМЫ ДИДАКТИКИ.
ИПОСТАСИ ТЕРМИНОЛОГИИ НА ПРИМЕРЕ ФЕНОМЕНА «МАССА»: https://56didactnik15.livejournal.com/2017/10/26/
13). ЗАКОНОМЕРНОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ КАРТИНЫ МИРА В ШКОЛЬНОМ ВОЗРАСТЕ (НА ПРАВАХ ЭПИЛОГА): https://56didactnik15.livejournal.com/63119.html
14). ТЕХНОЛОГИЧЕСКОЕ ПОСЛЕСЛОВИЕ: https://56didactnik15.livejournal.com/63602.html

12. ЧТО ТАКОЕ ГРАММАТИКА?: https://56didactnik15.livejournal.com/65258.html
13. НА ПОРОГЕ МЫШЛЕНИЯ. КАК ДЕТИШКИ НАЧИНАЮТ ЧИТАТЬ?: https://56didactnik15.livejournal.com/65461.html

14. ШАЛЬНЫЕ МЫСЛИ: ОБ ИСТОРИИ, КАК НАУКЕ, О ТОМ, НУЖНО ЛИ «УЧИТЬ» ИСТОРИЮ В ШКОЛЕ? ЗАЧЕМ НУЖНО УЧИТЬ ИСТОРИЮ: ЧТОБЫ ЕЕ «ЗНАТЬ» ИЛИ «ПОНИМАТЬ»? И ОБ УЧЕБНИКАХ ИСТОРИИ: КАКИМИ ИМ БЫТЬ И НУЖНО ЛИ УЧИТЬСЯ ИСТОРИИ НЕПРЕМЕННО ПО УЧЕБНИКАМ ИЛИ КАК-ТО ИНАЧЕ?
Часть 1: https://56didactnik15.livejournal.com/67131.html
Часть 2: https://56didactnik15.livejournal.com/67792.html
Часть 3: https://56didactnik15.livejournal.com/68041.html
Часть 4: https://56didactnik15.livejournal.com/68230.html
Часть 5: https://56didactnik15.livejournal.com/68380.html
Часть 6: https://56didactnik15.livejournal.com/68829.html
Часть 7: https://56didactnik15.livejournal.com/68880.html
Часть 8: https://56didactnik15.livejournal.com/69264.html
Часть 9: https://56didactnik15.livejournal.com/69524.html
Часть 10: https://56didactnik15.livejournal.com/69685.html
Оглавление
1.Две школы: "казенная" и "семейная".
2.О пользе исторического мышления для личной жизни.
3.О "научности" отечественной истории.
4.Сущность науки: множественность мнений - единственность истины. Законы истории.
5.Государственность и история.
6.Реставрация истины: воевали ли Русь монголы? Кто и когда изменил вектор нашей истории.
7.Как готовят учителей истории.
8.Зачем нам нужна история?
9.Что общего может быть в истории таких разных людей?
10.Ведущее противоречие социальной истории.
11.Какая история нам не нужна?
12."Знать" историю и "понимать" историю: в чем разница?
13. В тупике учебника.
14. Структура исторического сегмента персональной Картины Мира.
15. Структура исторического сегмента персонального мировоззрения. Вера и разум — две основы мировоззрения.

14. ТАИНСТВО МЫШЛЕНИЯ:
1). ВВЕДЕНИЕ: ИМЕНА («ЛИКИ») МЫШЛЕНИЯ: https://56didactnik15.livejournal.com/64078.html
2). «МЫШЛЕНИЕ»: СУЩНОСТЬ И ФОРМЫ: https://56didactnik15.livejournal.com/64436.html
3). МОДАЛЬНОСТИ МЫШЛЕНИЯ: «ЛОГИЧЕСКОЕ (РАЦИОНАЛЬНОЕ) МЫШЛЕНИЕ»: https://56didactnik15.livejournal.com/64700.html
4). ПРОДУКТЫ РАЦИОНАЛЬНОГО МЫШЛЕНИЯ: https://56didactnik15.livejournal.com/64791.html

15. КАК УЧИТЬ СТИХИ? https://56didactnik15.livejournal.com/66818.html

16. МАГИЯ ДИДАКТИКИ. ИСКУССТВО ПОРОЖДЕНИЯ МЫСЛИ
Часть 1.ТАЙНА РОЖДЕНИЯ СОБСТВЕННОЙ МЫСЛИ: https://56didactnik15.livejournal.com/70644.html
Часть 2.ФАТАЛЬНОСТЬ ДИДАКТИЧЕСКОГО СТРЕССА:https://56didactnik15.livejournal.com/2018/03/02/
Часть 3.ИЗУЧЕНИЕ СТРУКТУРЫ ЛИЧНОСТИ УЧАЩЕГОСЯ:https://56didactnik15.livejournal.com/71118.html
Часть 4.ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ СТРУКТУРИРОВАНИЕ СОДЕРЖАНИЯ ИНФОРМАЦИИ: https://56didactnik15.livejournal.com/71299.html
Часть 5. «ПРЯМАЯ СВЯЗЬ» УЧИТЕЛЯ И УЧЕНИКА В ХОДЕ ОСВОЕНИЯ ДИДАКТИЧЕСКОГО ФЕНОМЕНА: https://56didactnik15.livejournal.com/71460.html
Часть 6. «ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ» УЧИТЕЛЯ И УЧЕНИКА В ХОДЕ ОСВОЕНИЯ ПЛАНОВОГО ДИДАКТИЧЕСКОГО ФЕНОМЕНА (УЧЕБНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ НА УРОКЕ):
https://56didactnik15.livejournal.com/2018/03/14/

ЧЕЛОВЕК В ВИХРЯХ ИНФОРМАЦИИ https://56didactnik15.livejournal.com/86891.html

3. ПРОБЛЕМЫ ВОСПИТАНИЯ.

1. АУТИЗМ ИЛИ КАК НАМ НЕ НУЖНЫ НАШИ ДЕТИ
На изломе времен. Аграрная цивилизация. Краткий очерк крестьянской педагогики или почему она не знала аутизма? Феномен аутизма. Что это такое и какова психическая и физиологическая природа аутизма? Лечится ли аутизм? Какими методами корректируется аутизм?
Часть 1: http://56didactnik15.livejournal.com/3454.html
Часть 2: http://56didactnik15.livejournal.com/3816.html
Часть 3: http://56didactnik15.livejournal.com/3848.html

2. КРАТКИЙ ОЧЕРК СОЦИАЛЬНОЙ ПАРАЗИТОЛОГИИ (в 3-х частях):
Часть 1: http://56didactnik15.livejournal.com/12867.html
Часть 2: http://56didactnik15.livejournal.com/13229.html
Часть 3: http://56didactnik15.livejournal.com/13526.html

3. ДЕЛАЙ КАК Я: http://56didactnik15.livejournal.com/15918.html
4. НЕБО НАД СТАНЦИЕЙ КРУТЫ (уроки патриотического воспитания): http://56didactnik15.livejournal.com/13906.html
5. Искусство русского слова (осмысление Шнура): http://56didactnik15.livejournal.com/18748.html.
6. О ДЕТСКОМ СУИЦИДЕ И СПЕЦИАЛИСТАХ ПО ЕГО ПРЕДОТВРАЩЕНИЮ: http://56didactnik15.livejournal.com/25676.html.
7. ИСПОВЕДЬ АГРЕССИВНОЙ СУКИ. (Как мать подавляет в себе агрессию в отношении своего ребенка): http://56didactnik15.livejournal.com/30633.html.
8. СОВЕРШЕННЫЙ ЧЕЛОВЕК: ЧУДЕСА СУЩЕСТВУЮТ. И В ЭТОМ НЕТ НИЧЕГО «ЧУДЕСНОГО»: http://56didactnik15.livejournal.com/28724.html. Гармония инстинктивного и разумного начала в психике человека.
9. ЧТО БУДЕТ, ЕСЛИ СМЕНИТЬ ГЛУПОСТЬ НА ГЛУПОСТЬ? (по следам «управляющих гневом»): http://56didactnik15.livejournal.com/29121.html. О детской непослушности и «манипуляциях» взрослыми.
10. КАПРИЗЫ РЕБЕНКА: http://56didactnik15.livejournal.com/29349.html. О капризах, истериках и прочих формах детской непослушности.
11. МОЖНО ЛИ НАУЧИТЬ ДОШКОЛЬНИКА УПРАВЛЯТЬ СВОИМИ ЭМОЦИЯМИ?: http://56didactnik15.livejournal.com/36246.html
12. ВОСПИТАНИЕ И КОММЕРЦИЯ: http://56didactnik15.livejournal.com/36362.html.
13. Воспитание памятниками: http://56didactnik15.livejournal.com/36854.html.
14. Метафизическое мужество Г.Померанца.
15. "БЕЗУМСТВО ХРАБРЫХ" (о диссидентах).: http://56didactnik15.livejournal.com/39668.html.
16. СССР и мы. Главный урок истории: http://56didactnik15.livejournal.com/40192.html.
17. И ПОЭТ, И ЧЕЛОВЕК...(Б. Окуджава): http://56didactnik15.livejournal.com/40753.html
18. ЖЕРТВА ИЛЛЮЗИИ (А.Зиновьев о Ленине): http://56didactnik15.livejournal.com/44212.html
19. В ЧЕМ ПЫТАЕТСЯ УБЕДИТЬ НАС КОЛЛЕКЦИОНЕР ВСЕВОЗМОЖНЫХ «ЧЛЕНОВ»? И ЗАЧЕМ?: http://56didactnik15.livejournal.com/46114.html
20. «КРЕСТОВЫЙ ПОХОД ДЕТЕЙ»: http://56didactnik15.livejournal.com/50642.html
21. ВОСПИТАНИЕ ГРАЖДАНИНА ИЛИ КАРНАВАЛЫ И ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА: http://56didactnik15.livejournal.com/50826.html
22. ШКОЛЬНИКИ И РЕВОЛЮЦИЯ: http://56didactnik15.livejournal.com/53369.html
23. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ТЕХНОЛОГИЯ «ОНИ ЖЕ ДЕТИ!» УЖЕ В РОССИИ: http://56didactnik15.livejournal.com/58277.html
24. ПРАВИЛЬНАЯ МАМА: http://56didactnik15.livejournal.com/58661.html
25. "САЛО — СИЛА, СПОРТ — МОГИЛА" СПОРТ И СПИД НА РУИНАХ СССР: https://56didactnik15.livejournal.com/65637.html
26. «ЗРИ В КОРЕНЬ»: https://56didactnik15.livejournal.com/72011.html

4. ДЕЗЕРТИРЫ КАЗЕННОЙ ШКОЛЫ (СЕМЕЙНАЯ ШКОЛА - ДОМАШНЕЕ ОБУЧЕНИЕ).

1. ИСПЫТАНИЕ МУДРОСТЬЮ.
Гордыня «анскулинга». Не хуже, чем в казенной школе. Мудрые печали. А может быть их пороть? ( FAQ по мотиваци учебной деятельности): http://56didactnik15.livejournal.com/1223.html
2. SOS!!! ИСПЫТАНИЕ МУДРОСТЬЮ — 2: http://56didactnik15.livejournal.com/3265.html
3. НОВОГОДНЕЕ ОТ «ПОСТОРОННЕГО» СОВЕТЧИКА: http://56didactnik15.livejournal.com/11182.html
4. СПАСИТЕ БАБУ!: http://56didactnik15.livejournal.com/17165.html
5. Восторги профанов: http://56didactnik15.livejournal.com/17518.html
6. ИЗ ТУПИКА ПРОФАНАЦИИ (безумие бесшколия): http://56didactnik15.livejournal.com/19023.html
7. Мой совет любителям челобитных «надеже-государю»: http://56didactnik15.livejournal.com/20972.html
8. ЗАГАДКИ МОТИВАЦИИ (разговор по душам с родителем «бесшкольника»): http://56didactnik15.livejournal.com/40666.html
9. ЖИВОЕ ОБРАЗОВАНИЕ или ЧТО ЭТО БУДЕТ? ФЕСТИВАЛЬ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ ИЛЛЮЗИЙ: http://56didactnik15.livejournal.com/44708.html
10. И ОПЯТЬ "ЖИВОЕ ОБРАЗОВАНИЕ", КОТОРОЕ "ЖИВЕЕ ВСЕХ ЖИВЫХ": http://56didactnik15.livejournal.com/45016.html
11. "СОБАКА УЖЕ ДАВНО ЗАМОЛЧАЛА, А ХОЗЯИН ВСЕ ОРАЛ И ОРАЛ": http://56didactnik15.livejournal.com/45230.html
12. ЮРЬЕВ ДЕНЬ РУССКОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ. (СУТЬ ПРАВИЛЬНОЙ РЕФОРМЫ ПРОСВЕЩЕНИЯ): http://56didactnik15.livejournal.com/45659.html
13. КАК СЫСКАТЬ ХОРОШЕГО УЧИТЕЛЯ? http://56didactnik15.livejournal.com/45908.html
14. ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ПАТОЛОГИИ или ЧЕМ НА САМОМ ДЕЛЕ БОЛЕЕТ РУССКОЕ ПРОСВЕЩЕНИЕ? http://56didactnik15.livejournal.com/57534.html
15. ГЛУХАРИНАЯ БОЛЕЗНЬ СЕМЕЙНОГО ОБРАЗОВАНИЯ:
https://56didactnik15.livejournal.com/62536.html
16. ДУЭЛЬНАЯ «ЛИРИКА» ОКСИМИРОНА (ГРИМАСЫ СЕМЕЙНОГО ОБРАЗОВАНИЯ)
https://56didactnik15.livejournal.com/63423.html
17. ПЕРСПЕКТИВЫ СЕМЕЙНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (НА ПРАВАХ ПРОРОЧЕСТВА): https://56didactnik15.livejournal.com/63796.html
18. ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ РОДИТЕЛЕЙ В ЕГО СИЛЕ И СЛАБОСТИ: https://56didactnik15.livejournal.com/65939.html

5. ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ РЕФОРМЫ.

1. КОНТУРЫ НОВОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ. ФИЛОСОФИЯ НОВОГО СОДЕРЖАНИЯ ПРОСВЕЩЕНИЯ:
Часть 1:http://56didactnik15.livejournal.com/4767.html
Часть 2:http://56didactnik15.livejournal.com/4881.html
Часть 3:http://56didactnik15.livejournal.com/5263.html
Часть 4: http://56didactnik15.livejournal.com/5720.html (МОДЕЛЬ УНИВЕРСАЛЬНОЙ КОМПЕТЕНЦИИ или ПОСЛЕСЛОВИЕ К МОДЕЛИ НОВОГО СОДЕРЖАНИЯ ПРОСВЕЩЕНИЯ)

2. ПРОСВЕЩЕНИЕ И РЫНОК:
Инвестируя мозги, экономим драгоценное время детства. «Освитянский» лохотрон или не дай сделать своего ребенка идиотом. Гражданская система гуманистического психолого-педагогического сопровождения умственного развития ребенка: http://56didactnik15.livejournal.com/5582.html

3. С ЧЕГО НАЧАТЬ РЕФОРМУ РУССКОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ? http://56didactnik15.livejournal.com/21031.html

4. ЧУМА ПРОСВЕЩЕНИЯ (Манифест Гражданской Школы) https://56didactnik15.livejournal.com/87169.html

5. КАРАНТИН – ВРЕМЯ РАЗМЫШЛЕНИЙ: https://56didactnik15.livejournal.com/87337.html

6. КАК УЧИТЬ ДЕТЕЙ? (МОТИВАЦИЯ АВТОРСКОЙ КОНЦЕПЦИИ РЕФОРМЫ СОВРЕМЕННОЙ РУССКОЙ ШКОЛЫ).
Ч.1 - https://56didactnik15.livejournal.com/90316.html
Ч.2 - https://56didactnik15.livejournal.com/90549.html

6. ИЛЛЮЗИЯ РЕФОРМ.

1. НЕТ БЕЗДАРНЫХ ДЕТЕЙ или ЧЕГО НА САМОМ ДЕЛЕ СТОЯТ СОВРЕМЕННЫЕ ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ НОВАЦИИ?
Реформа по Базарному: спасаем попу, не жалея ног! Программа академика Е.А. Ямбурга для детей в больницах. Авторская программа директора авиационного лицея Анатолия Эдварса. Программа Первой новой школы Татьяны Кашкиной. Принципы «вальдорфской педагогики» в исполнении Евгении Филатовой. Программа школы одаренных при Тюменском государственном университете А.Юффа. Гуманная педагогика Ш. Амонашвили: http://56didactnik15.livejournal.com/1016.html

2. СПРАШИВАЮТ ЛИ РЫБУ ЧЕМ ЕЕ ФАРШИРОВАТЬ?(Манифест профессионального бессилия):
http://56didactnik15.livejournal.com/6600.html

3. ИЗНАСИЛОВАНИЕ ОЦЕНКОЙ. НУЖНЫ ЛИ ДЕТЯМ ОЦЕНКИ И КАК ИХ СТАВИТЬ? http://56didactnik15.livejournal.com/6718.html

4. БУДЕМ ДРУЖИТЬ УЧЕБНИКАМИ? http://56didactnik15.livejournal.com/6007.html

5. Казнь русского просвещения продолжается: http://56didactnik15.livejournal.com/46467.html

6. УЧЕБА И ПАМЯТЬ (бред Митио Каку): http://56didactnik15.livejournal.com/50331.html

7. ШКОЛА «НЕДОРОСЛЕЙ» МИШИ КАЗИННИКА: http://56didactnik15.livejournal.com/51108.html

8. А ТАК ЛИ НОВА "НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ В ОБРАЗОВАНИИ"? (РЕФОРМА ОТ ПАТРИКА ГРИФФИНА): http://56didactnik15.livejournal.com/50060.html

9. РЕФОРМА ШКОЛЫ ПО-БАЗАРНОМУ: "СПАСАЕМ ЖОПУ НЕ ЖАЛЕЯ НОГ"
http://56didactnik15.livejournal.com/51469.html

10. ИЛЛЮЗИЯ ПЕДАГОГИКИ.
Часть 1: http://56didactnik15.livejournal.com/55057.html
Часть 2: http://56didactnik15.livejournal.com/55547.html
Часть 3: http://56didactnik15.livejournal.com/55689.html
Часть 4: http://56didactnik15.livejournal.com/55958.html

11. НОВЫЙ ШАГ МИНИСТЕРСКОГО РЕФОРМИРОВАНИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ: http://56didactnik15.livejournal.com/57003.html

12. «КОУЧИНГ»: ИГРА СЛОВ В ЗЕРКАЛЕ РЕАЛЬНОСТИ: http://56didactnik15.livejournal.com/57237.html

13. А.М.ЛОБОК. РАЗМЫШЛИЗМЫ ПРО ВЕРОЯТНОСТНУЮ ПЕДАГОГИКУ АЛЕКСАНДРА ЛОБОКА: http://56didactnik15.livejournal.com/51755.html
РАЗМЫШЛИЗМ-1: http://56didactnik15.livejournal.com/52083.html
РАЗМЫШЛИЗМ-2: http://56didactnik15.livejournal.com/52260.html
РАЗМЫШЛИЗМ-3: http://56didactnik15.livejournal.com/52572.html
РАЗМЫШЛИЗМ-4: http://56didactnik15.livejournal.com/52881.html
РАЗМЫШЛИЗМ-5: http://56didactnik15.livejournal.com/53064.html
РАЗМЫШЛЕНИЯ О ПРЕЗЕНТАЦИИ ПРОЕКТА «АЗАРТАЙНИНГ»: http://56didactnik15.livejournal.com/53727.html

АПОЛОГИЯ «СХЕМЫ». Часть-1. ПРИГОВОР «СХЕМЕ»: http://56didactnik15.livejournal.com/54113.html
АПОЛОГИЯ «СХЕМЫ». Часть-2. ДИАЛЕКТИКА ПЕДАГОГИКИ: http://56didactnik15.livejournal.com/54581.html
АПОЛОГИЯ «СХЕМЫ».Часть-3.НА ГРАНИ «МИРА СУЩНОСТЕЙ» И «МИРА ИМЕН»:http://56didactnik15.livejournal.com/54866.html

НЕПРОДУКТИВНЫЙ УЧЕБНИК (ПЕДАГОГИКА И РЫНОК): http://56didactnik15.livejournal.com/59000.html
ПО СЛЕДАМ РЕКЛАМЫ "ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ УСЛУГ" (ПЕДАГОГИКА И РЫНОК): http://56didactnik15.livejournal.com/58455.html

7. СОВЕТСКАЯ ШКОЛА.

1. ПОМЯНЕМ СОВЕТСКУЮ ШКОЛУ! (вспышки памяти у братской могилы украинского просвещения):
(1) ИНТЕНСИВНЫЕ МЕТОДЫ ОБУЧЕНИЯ (В.Ф.Шаталов): http://56didactnik15.livejournal.com/1290.html
(2) РИТА ЗАЛМАНОВНА ЗУБЧЕВСКАЯ: http://56didactnik15.livejournal.com/1557.html
(3) МАЙЯ СЕМЕНОВНА ВИНОКУР: http://56didactnik15.livejournal.com/1933.html
(4) ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ РОМАНТИКА Л. Д. АНИКЕЕВОЙ: http://56didactnik15.livejournal.com/2098.html
(5) ВЛАДИМИР ЛЕОНИДОВИЧ ЧУЙКО: http://56didactnik15.livejournal.com/2508.html

2. К ДНЮ УЧИТЕЛЯ (ОТЕЦ П.Я.МИРОШНИЧЕНКО): http://56didactnik15.livejournal.com/6364.html

3. ПОХВАЛЬНОЕ СЛОВО СОВЕТСКОЙ ШКОЛЕ: http://56didactnik15.livejournal.com/13780.html

4. ДЕНЬ УЧИТЕЛЯ: https://56didactnik15.livejournal.com/90055.html

5. АКТУАЛЬНОСТЬ И НЕСВОЕВРЕМЕННОСТЬ (КОНФЛИКТНОСТЬ) В.Ф.ШАТАЛОВА И ЕГО ДИДАКТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ https://56didactnik15.livejournal.com/91370.html
6.СИСТЕМА В.Ф.ШАТАЛОВА: ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ТРАГЕДИЯ https://56didactnik15.livejournal.com/90923.html
7.В.Ф. ШАТАЛОВА БОЛЬШЕ НЕТ. ОСТАЛОСЬ ИМЯ. ЧТО ТЕПЕРЬ С НИМ СТАНЕТ? https://56didactnik15.livejournal.com/90848.html

8. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ФУНДАМЕНТ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ ТЕХНОЛОГИЙ.

1. О СООТНОШЕНИИ ИНСТИНКТОВ И РАЗУМА (БИОЛОГИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД ГУМАНИТАРИЯ НА ПРИРОДУ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ПСИХИКИ): http://56didactnik15.livejournal.com/2628.html
2. ПРО ИДЕОЛОГИЮ: http://56didactnik15.livejournal.com/3050.html
3. ПАРА СЛОВ ЗА ИНТЕЛЛЕКТ - ИСКУССТВЕННЫЙ И НЕ ОЧЕНЬ: http://56didactnik15.livejournal.com/25446.html.

4. О РЕКЛАМЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ УСЛУГ: http://56didactnik15.livejournal.com/26257.html.
5. О ПСИХОЛОГАХ НАСТОЯЩИХ И НЕНАСТОЯЩИХ: http://56didactnik15.livejournal.com/49043.html
6. ЕЩЕ РАЗ О ПСИХОЛОГАХ И РЕКЛАМЕ ИХ УСЛУГ: http://56didactnik15.livejournal.com/26524.html.
7. ПОТОЛОК СПОСОБНОСТЕЙ и ПЛИНТУС ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ КОМПЕТЕНЦИИ.
ПСИХИКА РЕБЕНКА В ДИАПАЗОНЕ ОТ «ПОТОЛКА» И ВЫШЕ (психолог К.Демина): http://56didactnik15.livejournal.com/49205.html
8. ВЕКТОРЫ НАШЕЙ МЫСЛИ или МЕЧТА О ЕДИНСТВЕ УНИВЕРСАЛЬНОГО ЗНАНИЯ
http://56didactnik15.livejournal.com/57776.html
9. ПОСЛЕДНИЙ ОСКОЛОК СОВЕТСКОЙ ШКОЛЫ или ПЯТОЕ КОЛЕСО (В СИСТЕМЕ ОБРАЗОВАНИЯ РОССИИ): https://56didactnik15.livejournal.com/72621.html
10.ПРО МАТЮКИ АНТЕЛЕГЕНТНЫХ ЛЮДЕЙ: https://56didactnik15.livejournal.com/72707.html
11. ДЕМОНЫ ПЕДАГОГИКИ https://nikpolmir.livejournal.com/212603.html

9. ПЕДАГОГИКА И ПОЛИТИКА.

1. ФРАГМЕНТЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ПОРТРЕТА “МАЙДАНУТОГО” УКРАИНЦА: http://56didactnik15.livejournal.com/16178.html

2. ПСИХОЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ ЭТЮД: http://56didactnik15.livejournal.com/24832.html

3. В ДОНБАССЕ ВЗРОСЛЫЕ УБИВАЮТ ДЕТЕЙ: http://56didactnik15.livejournal.com/25168.html

4. Эхо одного стихотворения: «Расстрелянное детство Донбасса»: http://56didactnik15.livejournal.com/27891.html

5. ИСПОВЕДЬ ГРАФОМАНА. ВОЙНА НА ДОНБАССЕ (2014-2016): https://www.facebook.com/groups/1636293443327042/

6. РИСУНОК МЫСЛИ АНДРЕЯ БАБИЦКОГО:https://www.facebook.com/groups/1636293443327042/

7. “МОСКВА СЛЕЗАМ НЕ ВЕРИТ”: http://56didactnik15.livejournal.com/33172.htm

8. ТИТУШИНАЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ (на правах историко-публицистического джаза)
Часть 1: http://56didactnik15.livejournal.com/40972.html.
Часть 2: http://56didactnik15.livejournal.com/41409.html

9. КАЗНЬ РУССКОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ ПРОДОЛЖАЕТСЯ: http://56didactnik15.livejournal.com/46467.html

10. ИДЕЯ «ЗАКОНА» И ЗАКОН «ИДЕИ»
- 1: http://56didactnik15.livejournal.com/56499.html
- 2: http://56didactnik15.livejournal.com/56795.html

11.ПОЛИТИЧЕСКАЯ ТЕХНОЛОГИЯ «ОНИ ЖЕ ДЕТИ!» УЖЕ В РОССИИ: http://56didactnik15.livejournal.com/58277.html

12. «КРЕСТОВЫЙ ПОХОД ДЕТЕЙ»: http://56didactnik15.livejournal.com/50642.html

13. ВОСПИТАНИЕ ГРАЖДАНИНА ИЛИ КАРНАВАЛЫ И ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА: http://56didactnik15.livejournal.com/50826.html

14. ШКОЛЬНИКИ И РЕВОЛЮЦИЯ: http://56didactnik15.livejournal.com/53369.html

15. УРОКИ «ВЕЛИКОГО» (?) ОКТЯБРЯ
УРОК 1: https://56didactnik15.livejournal.com/66269.html
УРОК 2: https://56didactnik15.livejournal.com/66310.html

16. ЧЕЛОВЕК И ВОЙНА: https://56didactnik15.livejournal.com/69907.html
18. ПРАЗДНИКИ, КАК ФОРМА ПАТРИОТИЧЕСКОГО ОРГАЗМА: https://56didactnik15.livejournal.com/83784.html
19.РЕВОЛЮЦИЯ И ПЕДАГОГИКА: https://56didactnik15.livejournal.com/83998.html
20.ГОПНИКИ: https://56didactnik15.livejournal.com/87738.html

10. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЛИКБЕЗ ДЛЯ РОДИТЕЛЕЙ. СОВЕТЫ «ПОСТОРОННЕГО». ПОРТРЕТ ПСИХИКИ РЕБЕНКА.

1. МНЕНИЕ ПОСТОРОННЕГО. ОТ ГОСУДАРСТВЕННОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ — К СЕМЕЙНОМУ, ОТ КАЗЕННОЙ ШКОЛЫ — К МАМИНОЙ: http://56didactnik15.livejournal.com/6928.html
2. КАК ПОСТРОИТЬ СИСТЕМУ ДОМАШНЕГО ПРОСВЕЩЕНИЯ (методические рекомендации): http://56didactnik15.livejournal.com/7174.html.
3. КАК ПОСТРОИТЬ СИСТЕМУ ДОМАШНЕГО ПРОСВЕЩЕНИЯ (методические рекомендации) : http://56didactnik15.livejournal.com/7516.html

4. ДЕМИФОЛОГИЗАЦИЯ САКРАЛЬНЫХ ТАЙН ГОСТА или ПО-ПРОСТОМУ О СТАНДАРТАХ ОБРАЗОВАНИЯ: http://56didactnik15.livejournal.com/7885.html
5. АНТРОПОМОРФНОЕ ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ ИЗДЕЛИЕ «УЧЕНИК»: ОБЩИЕ КОНТУРЫ МОДЕЛИ: https://56didactnik15.livejournal.com/8110.html
6. СТРУКТУРА ЛИЧНОСТИ УЧАЩЕГОСЯ РЕБЕНКА: https://56didactnik15.livejournal.com/8362.html

7. ЧТО ТАКОЕ ПСИХИКА? http://56didactnik15.livejournal.com/8646.html
Понятие «психика»? Особенности психического отражения. Активность психики. Психика — продукт эволюции. Объективные признаки психики. Основные тенденции развития психики. Теории и гипотезы развития психики.
8. КЛЕТОЧНЫЕ МЕХАНИЗМЫ МОЗГА: http://56didactnik15.livejournal.com/8947.html
Мозг и педагогическое таинство. Клеточные механизмы мозга. Регуляция нейронной активности. Сосуды и кровоснабжение головного мозга. Физиологические основы обучения.
9. СПИННОЙ МОЗГ. СТРУКТУРА И ФУНКЦИИ: http://56didactnik15.livejournal.com/9036.html
Анатомические характеристики спинного мозга. Функции спинного мозга. Неподвижный образ жизни калечит спинной мозг. Осанка.Искривление позвоночника. Коррекция. Профилактика. Сколиоз у школьника. Качественный портфель. Правильная обувь. Постель. Организация рабочего места школьника. Учебная детская мебель.
10. ГОЛОВНОЙ МОЗГ. СТРУКТУРА И ФУНКЦИИ: http://56didactnik15.livejournal.com/9415.html
Задний мозг. Средний мозг. Передний мозг: Палеокортекс-Археокортекс-Неокортекс. Функциональная асимметрия коры больших полушарий: Левое-Правое полушария. Некоторые выводы из знакомства с ЦНС «человека разумного», существенные с т.з. детской педагогики.

11. ОТ СУТУЛОСТИ — К БОЛЕЗНИ: http://56didactnik15.livejournal.com/9592.html

12. ЭВОЛЮЦИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО МОЗГА В ФИЛОГЕНЕЗЕ.
Часть-1: http://56didactnik15.livejournal.com/9822.html
Часть-2: http://56didactnik15.livejournal.com/10030.html
Часть 3: http://56didactnik15.livejournal.com/10401.html
Часть 4: http://56didactnik15.livejournal.com/10514.html

13. ЭВОЛЮЦИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО МОЗГА В ОНТОГЕНЕЗЕ: В ЗАРОДЫШЕ — У РЕБЕНКА — У ПОДРОСТКА — У ЮНОШИ: http://56didactnik15.livejournal.com/10842.html

14. ФИЗИОЛОГИЯ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ: http://56didactnik15.livejournal.com/11336.html
15. СОН И СНОВИДЕНИЯ: http://56didactnik15.livejournal.com/11641.html
16. СУТОЧНЫЕ РИТМЫ И ПРОЦЕССЫ АДАПТАЦИИ: http://56didactnik15.livejournal.com/12013.html

17. ПОТРЕБНОСТИ:
Часть 1: http://56didactnik15.livejournal.com/12197.html
Часть 2: http://56didactnik15.livejournal.com/12424.html
Часть 3: http://56didactnik15.livejournal.com/12613.html

18. ВОСПРИЯТИЕ:
Часть 1: http://56didactnik15.livejournal.com/14191.html.
Часть 2: http://56didactnik15.livejournal.com/14492.html
Часть 3: http://56didactnik15.livejournal.com/14746.html
Часть 4: http://56didactnik15.livejournal.com/15020.html
Часть 5: http://56didactnik15.livejournal.com/15104.html
Часть 6: http://56didactnik15.livejournal.com/15502.html

19. ВНИМАНИЕ: http://56didactnik15.livejournal.com/15844.html.
20. ВНИМАНИЕ-2: http://56didactnik15.livejournal.com/16633.html.
21. ВНИМАНИЕ-3: http://56didactnik15.livejournal.com/16822.html.

22. ПОЗНАНИЕ КАК ФУНКЦИЯ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ. http://56didactnik15.livejournal.com/17082.html.

23. АРХЕОЛОГИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ДУШИ.
Часть-1: Инстинкты и Разум: http://56didactnik15.livejournal.com/18226.html.
Часть-2: Феномен человеческой речи: http://56didactnik15.livejournal.com/18622.html.
Часть-3: Значение и Знаки: http://56didactnik15.livejournal.com/19498.html.
Часть-4: Речь как центральное звено психики человека: http://56didactnik15.livejournal.com/19901.html.
Часть-5: Речь и восприятие: http://56didactnik15.livejournal.com/21346.html.
Часть-6: Речь и Деятельность: http://56didactnik15.livejournal.com/21591.html.
Часть-7: Речь и реакция на нее. Суггестия: http://56didactnik15.livejournal.com/21803.html.
Часть-8: Тайна внутренней речи. У истоков мысли: http://56didactnik15.livejournal.com/22197.html

24. АГРЕССИВНОСТЬ И ВОИНСТВЕННОСТЬ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПЕДАГОГИКИ.
Ч.1.1 - https://56didactnik15.livejournal.com/91406.html
Ч.1.2 - https://56didactnik15.livejournal.com/92455.html
Ч.1-3-1 - https://56didactnik15.livejournal.com/91787.html
Ч.1-3-2 - https://nikpolmir.livejournal.com/212796.html

11. ФИЛОСОФИЯ НОВОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ.

1. ЖИЗНЬ, КАК АДАПТАЦИЯ: http://56didactnik15.livejournal.com/22519.html.
2. ВСЕОБЩИЙ ЗАКОН ПЛАНЕТЫ: ЦИКЛИЧНОСТЬ «ЖИЗНИ — СМЕРТИ»: http://56didactnik15.livejournal.com/22532.html.
3. ЖИЗНЬ КАК ПРОЦЕСС ПОЗНАНИЯ: http://56didactnik15.livejournal.com/22947.html.

4. ЗАГАДКИ ВЕКТОРА ЭВОЛЮЦИИ.
Часть 1. ЗАГАДКИ ВЕКТОРА ЭВОЛЮЦИИ: http://56didactnik15.livejournal.com/23055.html
Часть 2. ИНДОКТРИНАЦИЯ (ИДЕОЛОГИЗАЦИЯ), НАЦИОНАЛИЗМ И ВОЙНЫ (БИОЛОГИЧЕСКИЕ КОРНИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ПОВЕДЕНИЯ): http://56didactnik15.livejournal.com/23310.html.
Часть 3. БИОХИМИЯ СЧАСТЬЯ: http://56didactnik15.livejournal.com/23675.html.

5. ПРОИСХОЖДЕНИЕ И ИСТОКИ ЭВОЛЮЦИОННОЙ ПСИХОЛОГИИ.
Часть 1. Теория Дарвина (биология): http://56didactnik15.livejournal.com/23853.html.
Часть 2. ПОВЕДЕНИЕ КАК ЭВОЛЮЦИОННАЯ ФУНКЦИЯ (психология): http://56didactnik15.livejournal.com/24185.html.
Часть 3.РОЖДЕНИЕ ЭВОЛЮЦИОННОЙ ПСИХОЛОГИИ: http://56didactnik15.livejournal.com/24559.html.

6. БИОЛОГИЧЕСКИЕ КОРНИ КУЛЬТУРЫ.
Часть 1: http://56didactnik15.livejournal.com/24671.html
Часть 2: http://56didactnik15.livejournal.com/25999.html

7. ФАКТОРЫ, СОХРАНЯЮЩИЕ ПОСТОЯНСТВО КУЛЬТУРЫ.
Часть 1. БИОЛОГИЧЕСКИЙ ФУНДАМЕНТ КУЛЬТУРЫ: http://56didactnik15.livejournal.com/27083.html
Часть 2. БИОЛОГИЧЕСКИЙ ФУНДАМЕНТ КУЛЬТУРЫ: http://56didactnik15.livejournal.com/27375.html
Часть 3. МЕГАРИТМЫ КУЛЬТУРЫ: ОТ КОНСТРУКЦИИ – К ДЕСТРУКЦИИ И – К РЕКОНСТРУКЦИИ... ДЕТИ – КАРАЮЩИЙ МЕЧ ЭВОЛЮЦИИ: http://56didactnik15.livejournal.com/27589.html

8. У ИСТОКОВ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. ТВОРЧЕСКИЙ ИМПУЛЬС. ПРОИСХОЖДЕНИЕ ТЕХНОЛОГИИ И ИСКУССТВА.
Часть 1: http://56didactnik15.livejournal.com/28065.html
Часть 2: http://56didactnik15.livejournal.com/28176.html
Часть-3: http://56didactnik15.livejournal.com/28548.html.

9. СОЦИАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ: ПОРЯДОК И ХАОС. НАСЛЕДСТВЕННЫЕ ФОРМЫ И ЗАКОНЫ ПОВЕДЕНИЯ В ОБЩЕСТВЕ:
1: http://56didactnik15.livejournal.com/29459.html.
2: http://56didactnik15.livejournal.com/29776.html

10. СУТЬ И СМЫСЛ ОБУЧЕНИЯ. ДИДАКТИЧЕСКИЕ ИНСТИНКТЫ:
1: УЧЕБНЫЕ ИНСТИНКТЫ. ОБУЧЕНИЕ РЕЧИ. КАК ДЕТИ УЧАТСЯ ГОВОРИТЬ: http://56didactnik15.livejournal.com/36869.html
2: ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ИНСТИНКТИВНОЙ ГРАММАТИКИ С ОБУЧЕНИЕМ В ПРОЦЕССЕ ОВЛАДЕНИЯ ЯЗЫКОМ: http://56didactnik15.livejournal.com/37243.html
3: УЧЕБА ПАМЯТИ: http://56didactnik15.livejournal.com/37437.html

11. ГЛУБИННЫЕ ТАЙНЫ РАЗВИТИЯ РЕБЕНКА.
Часть 1. ЗАРОДЫШ — ЭМБРИОН: ЗАЧАТКИ ПСИХИКИ -1: http://56didactnik15.livejournal.com/30027.html.
Часть 2. ЗАРОДЫШ — ЭМБРИОН: ЗАЧАТКИ ПСИХИКИ -2: http://56didactnik15.livejournal.com/30264.html.
Часть 3. ДО-РАЗУМНЫЕ (ИНСТИНКТИВНЫЕ) ОСНОВЫ ПСИХИКИ РЕБЕНКА-1:
http://56didactnik15.livejournal.com/30731.html
Часть 4. ДО-РАЗУМНАЯ ПСИХИКА РЕБЕНКА. РАЗУМ ПРОТИВ ИНСТИНКТА-2:
http://56didactnik15.livejournal.com/31011.html

12.УРОКИ ЭВОЛЮЦИИ. МАСКИ ИНСТИНКТИВНОЙ ЧАСТИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ДУШИ
Урок 1. БИОЛОГИЧЕСКИЕ КОРНИ НАЦИОНАЛИЗМА И РАСИЗМА: http://56didactnik15.livejournal.com/31256.html.
Урок 2. КАКИЕ МЫ НЕ-ЖИВОТНЫЕ или КТО НАШ БОГ?: http://56didactnik15.livejournal.com/31489.html
Урок 3. ИНСТИНКТ СОБСТВЕННОСТИ У ДЕТЕЙ: http://56didactnik15.livejournal.com/31854.html.
Урок 4. ИНСТИНКТ КОЛЛЕКЦИОНИРОВАНИЯ: http://56didactnik15.livejournal.com/32218.html.
Урок 5. ИНСТИНКТИВНАЯ (НЕПРЕДУМЫШЛЕННАЯ) ЛОЖЬ ВРОДЕ И НЕ ГРЕХ?: http://56didactnik15.livejournal.com/32430.html
Урок 6. ОТ КЛЕПТОМАНИИ ДО КЛЕПТОМАФИИ: http://56didactnik15.livejournal.com/32578.html.
Урок 7. РИТУАЛЬНОСТЬ, КОНСЕРВАТИЗМ И СУЕВЕРИЯ: http://56didactnik15.livejournal.com/32837.html.
Урок 8. ИНСТИНКТЫ И ЭМОЦИИ: http://56didactnik15.livejournal.com/33448.html.
Урок 9. УПОРСТВО и УПРЯМСТВО: на пороге ВОЛИ и ... разоблачение мифа «АУТИЗМА»: http://56didactnik15.livejournal.com/33705.html.
Урок 10. ИГРЫ и ИГРУШКИ: http://56didactnik15.livejournal.com/33940.html.
Урок 11. СТРАХИ ВО СНЕ И НАЯВУ: http://56didactnik15.livejournal.com/34206.html.
Урок 12. РОДИТЕЛЬСКИЕ ИНСТИНКТЫ: http://56didactnik15.livejournal.com/34383.html.
Урок 13. ПРОГРАММА «ОБУЧЕНИЕ»: http://56didactnik15.livejournal.com/34586.html.
Урок 14. АГРЕССИВНОСТЬ: http://56didactnik15.livejournal.com/34984.html.
Урок 15. ИЕРАРХИЯ: http://56didactnik15.livejournal.com/35175.html.
Урок 16. ОТ ИНСТИНКТИВНЫХ ЗАПРЕТОВ — К МОРАЛИ И ЭТИКЕ: http://56didactnik15.livejournal.com/35539.html.
Урок 17. ВНЕРЕЧЕВОЕ ОБЩЕНИЕ: ШУМ, МУЗЫКА, ТАНЦЫ...: http://56didactnik15.livejournal.com/35772.html
Урок 18. РАННИЕ СТИХИЙНЫЕ ФОРМЫ СОЦИАЛИЗАЦИИ: http://56didactnik15.livejournal.com/36075.html.
Никита Поликарпович Мирошниченко

АГРЕССИВНОСТЬ И ВОИНСТВЕННОСТЬ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПЕДАГОГИКИ.

Часть 2.

5. ПРИЧИНЫ ИСКАЖЕНИЯ И ДЕФОРМАЦИИ ИНСТИНКТА АГРЕССИИ У ЧЕЛОВЕКА. ПРОПОВЕДЬ СМИРЕНИЯ.

Большинство людей больны высокомерной гордыней. Им хочется видеть себя центром мироздания, не принадлежащим к остальной природе, а противостоящим ей как нечто, по сути, иное и высшее. Своего высшего предела эта гордыня достигла в религии, провозгласив человека образом и подобием Бога.

Четыре препятствия мешают человеку познать себя:

1. Незнание истории собственного становления. Мы бессознательно ужасаемся карикатурному сходству с шимпанзе. Шимпанзе выглядит смешно, вульгарно, отвратительно и отталкивающе, как может выглядеть лишь совершенно опустившийся человек. Горилла, орангутанг — более далёкие родственники — не внушают столь негативных эмоций. Общие предки человека и шимпанзе по уровню развития были гораздо выше нынешних шимпанзе.

2. Эмоциональная антипатия признания зависимости от законов естественной причинности. Размышления о всеобщей причинной предопределенности искажаются потребностью в иллюзии свободы воли и в мотивации поведения высокими (моральными) целями.

3. Деление мира на непостижимый внешний мир вещей, безразличный к ценностям и постижимый внутренний мир человека, единственно ценный.
Главная опасность в негармоничном развития познания:
1) разумное овладение физическими процессами и
2) неспособность рационально направлять социальные процессы из-за непонимания их причин, вследствие высокомерного тормоза самопознания.

Если человечество бессильно перед патологическим разложением социальных структур, если оно, с атомным оружием в руках, в социальной жизни не умеет себя вести разумнее животных, то это обусловлено высокомерной переоценкой и исключением себя из числа природных явлений.

Люди отказываются от самопознания. Они сожгли Джордано Бруно, когда он сказал им, что они вместе с их планетой — всего лишь пылинка среди бесчисленных облаков других пылинок. Когда Чарлз Дарвин открыл, что они одного племени с животными, они с удовольствием убили бы и его; во всяком случае, попыток заткнуть ему рот было более чем достаточно. Когда Зигмунд Фрейд попытался проанализировать мотивы социального поведения человека и объяснить его причины, — хотя и с субъективно-психологической точки зрения, но вполне научно в отношении методики и постановки проблем, — его обвинили в недостатке благоговения, в слепом материализме и даже в порнографических наклонностях.

Человечество защищает свою самооценку всеми средствами; и ему давно пора смириться и попытаться устранить созданные высокомерием препятствия на пути самопознания.
Легко примирить людей с тем, что они — часть природы и закономерно возникли в ходе её естественного становления, если показать им, насколько Вселенная велика и прекрасна, насколько достойны благоговения царящие в ней законы. Человек, достаточно знающий об эволюционном становлении органического мира, не может внутренне сопротивляться осознанию того, что и сам он обязан своим существованием этому величественнейшему из всех природных явлений.

Достоверность учения о происхождении видов, многократно превышает достоверность всего нашего исторического знания. Все, что нам сегодня известно, беспрепятственно вписывается в это учение, ничто ему не противоречит, и ему присущи: объяснительная сила, поэтическая красота и впечатляющее величие.

Кто усвоил это во всей полноте, тот не может испытывать отвращения ни к открытию Дарвина, что мы с животными одного племени, ни к идее Фрейда, что нами все еще руководят такие же инстинкты, какие управляли нашими дочеловеческими предками. Напротив, сведущий человек почувствует лишь благоговение перед достижениями разума и ответственной морали, которые вошли в этот мир с появлением человека и могли бы дать ему силу укротить животное наследие в самом себе, если бы он в своей гордыне не отрицал само существование такого наследия.

4. Почтение к предкам, как основание неприятия эволюционного учения. Человеческая родословная имеет 256 поколений. Среди наших предков немного таких, которыми можно было бы похвалиться.

Древние формы — предпосылка более развитых потомков, но потомков нельзя вывести из исходных форм или предсказать по свойствам этих форм. То, что из динозавров получились птицы или из обезьян люди, — это в каждом случае исторически единственное достижение эволюции, которая хотя и направлена в целом к высшему, но во всех деталях определяется случайностью, т. е. множеством побочных причин, которые в принципе невозможно охватить во всей полноте.

Попробуйте хотя бы мысленно лишить жизни по очереди: кустик салата, муху, лягушку, морскую свинку, кошку, собаку и, наконец, шимпанзе. По-разному трудно даются такие убийства на разных уровнях жизни из-за запретов, основанных на различной ценности для нас этих различных уровней жизни.

Возникновение высшей формы жизни из более простой предшествующей означает для нас приращение ценности.

Возникновение жизни самое загадочное из всех событий. Жизнь суть процессы физические и химические и объяснимы естественным путем. Но это не только химические и физические процессы. Это ещё нечто совершенно иное, где физические и химические процессы выполняют функции самосохранения, саморегулирования, сбора информации и воспроизведения необходимых для всего этого структур.

Кто знает историю животного мира, тот может оценить уникальность человека, как высшего достижения, но ещё не «последнего слова» эволюции. Возводить в абсолют и объявлять венцом творения сегодняшнего человека — это самая кичливая и опасная из всех догм. Считая человека окончательным подобием Бога, я ошибусь в Боге. Но если я не забываю о том, что совсем недавно (с точки зрения эволюции) наши предки были обыкновенными обезьянами из числа ближайших родственников шимпанзе, то я могу надеяться (!), что из людей может еще возникнуть нечто лучшее и высшее. Связующее звено между животным и подлинно человечным человеком это мы!

Первое препятствие к человеческому самопознанию — отрицание нашего происхождения от животных — основано на незнании или непонимании сущности органического творения. Просвещение может его устранить.

Устранить антипатию к причинной обусловленности мировых процессов труднее. Её корень — заблуждение, будто процесс, который причинно определен, не может быть не направлен к некоторой цели. Во Вселенной существует множество не целенаправленных явлений, в отношении которых вопрос "зачем?" не имеет смысла. Но нет явления, к которому был бы неприложим вопрос о его причине: «почему?».

Вопрос "зачем?" имеет смысл там, где части общей системы специализировались при разделении труда на выполнении различных, дополняющих друг друга функций. Невозможно догадаться, почему у кошки острые когти, не поняв зачем они ей (лазание по вертикальным поверхностям, ловля мышей — специальные функции, для которых они созданы).

Целевое и причинное рассмотрение жизненных процессов имеют смысл в совокупности. Если бы человек не стремился к целям, то не имел бы смысла вопрос о причинах: если нет понимания причинных взаимосвязей, он бессилен направить события к цели, как бы хорошо он ее ни представлял.

Людей мучит безрассудный страх проникновения в причины явлений и разоблачения иллюзии свободы воли. Понимание физиологических причин собственного поведения не отменяет способности человека вносить изменения в то, чего он хочет. Свобода воли не означает неограниченности человека никакими законами: "могу всё, что захочу".
"Неопределенность" событий в физическом микромире, "беспричинные" квантовые скачки были истолкованы, как теории, подводившие фундамент физического детерминизма под веру в свободу воли, которой оставляли роль игральной кости, выпадающей чисто случайно.

Свободная воля не означает тиранического произвола человеческого индивида и абсолютной власти над его поступками. Она подчинена законам морали, и стремление к свободе существует, чтобы препятствовать нам подчиняться не этим, а другим законам.

Знание естественных причин собственного поведения приумножает возможности человека и даёт силу претворить свободную волю в поступки. Но это знание не ослабляет его стремления.

Убеждение, будто естественно объяснимое лишено какой бы то ни было ценности — следствие идеалистического разделения мира на две части.
Причины переоценки непознаваемого:
• страх перед причинностью;
• бессознательное опасение, что причинное постижение природы может лишить ее божественности, усиливающееся благоговением перед красотой и величием Вселенной. Если нечто можно объяснить естественным образом, им можно и овладеть: и вместе с его непредсказуемостью пропадает ужас. Из молнии, которую Зевс метал по своему непостижимому произволу, Бенджамен Франклин сделал электрическую искру, и громоотвод защищает от нее наши дома.

Подсознательная решимость не подвергать естественному объяснению то, что достойно почитания. Препятствие к исследованию — произвольно проводимая граница между познаваемым и не познаваемым.
1) Многие исследователи природы испытывают такое благоговение перед жизнью и ее особенностями, что проводят границу у ее возникновения. Они предполагают особую жизненную силу, некий направляющий интегрирующий фактор, который считается не нуждающимся в научном объяснении и не поддающимся ему.
2) Другие проводят границу там, где, по их ощущению, человеческое достоинство требует прекратить все попытки естественного объяснения.

Природа после научного объяснения никогда не оставалась в положении разоблаченного ярмарочного шарлатана, потерявшего репутацию волшебника; естественно-причинные взаимосвязи всегда оказывались более великолепными и заслуживающими большего благоговения, чем самые красивые мифические толкования. Кто понимает природу, тот не нуждается в непознаваемом, сверхъестественном, чтобы быть в состоянии испытывать благоговение. Для него существует лишь одно чудо, и состоит оно в том, что решительно все в мире, включая наивысший расцвет жизни, возникло без чудес в обычном смысле этого слова. Потому что Человек — частица Вселенной. Его поведение подчинено законам Природы. Следовательно, причинность не противоречит свободной воле и, стало быть, нет и быть не может никаких оснований для духовного высокомерия человека. А нравственный закон (этика), упорядочивающий отношения человекообразных особей — не есть нечто данное a priori, a нечто возникшее в ходе их естественного становления.

Литература об инстинктивных формах человеческого поведения и, в том числе, агрессии:

СОЦИАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ: ПОРЯДОК И ХАОС. НАСЛЕДСТВЕННЫЕ ФОРМЫ И ЗАКОНЫ ПОВЕДЕНИЯ В ОБЩЕСТВЕ:
1) https://didaktnik.ru/socialnoe-povedenie-porjadok-i-haos/
2) https://didaktnik.ru/socialnoe-povedenie-porjadok-i-haos-2/

О СООТНОШЕНИИ ИНСТИНКТОВ И РАЗУМА: https://didaktnik.ru/o-sootnoshenii-instinktov-i-razuma/

ДО-РАЗУМНЫЕ (ИНСТИНКТИВНЫЕ) ОСНОВЫ ПСИХИКИ РЕБЕНКА-1: https://didaktnik.ru/glubinnye-tajny-razvitija-rebenka-do-razumnye-instinktivnye-osnovy-psihiki-rebenka-1/

РАЗУМ ПРОТИВ ИНСТИНКТА: https://didaktnik.ru/razum-protiv-instinkta/

К. Лоренц. «Так называемое зло»
Б.Ф. Поршнев. «О начале человеческой истории» (Проблемы палеопсихологии)
Ю.М. Плюснин. «Биосоциальная эволюция»
А. И. Протопопов, А.В. Вязовский. «Инстинкты человека (попытка описания и классификации)»
Д.Мак-Фарленд. «Поведение животных. Психобиология, этология и эволюция».
А. Зорина, И. И. Полетаева. «Зоопсихология. Элементарное мышление животных».
А. Марков. «Эволюционные корни добра и зла: бактерии, муравьи, человек».
М. Бутовская. «Эволюционные основы агрессии и примирения у человека».
Л.С. Выготский. «Лекции по психологии детского возраста».

Примеры агрессивности:
Война Армении с Азербайджаном: расстрелы «мирняка»: https://youtu.be/m2xt-MBtm_g

Маньяк и убийца мирных людей Басаев: https://lenta.ru/articles/2020/10/26/basaev/?utm_medium=social&utm_source=facebook&fbclid=IwAR35VrPkJrGfj7OE1TFKKxYAKrX2qGAeTcweBl4ecghmhpvMQupRoDJ5jPM

Агрессия государства в интересах мировых спекулянтов и Фармы против населения: https://youtu.be/RLRDYwltiWk

Протесты в Рязани: https://youtu.be/SRYLLV8j51Y

Протесты в Белоруссии: https://youtu.be/ZmXg-HXlteQ

Режут головы, защищая пророка Мухаммеда: https://youtu.be/JKr2LzjsErw

Рабочие захватили администрацию порта Владивосток: https://youtu.be/hH3ELPCrUiA




Никита Поликарпович Мирошниченко

АГРЕССИВНОСТЬ И ВОИНСТВЕННОСТЬ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПЕДАГОГИКИ.

Часть 2.

4. АГРЕССИЯ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ. ОБ ЭФФЕКТИВНОСТИ РАЗРЕШЕНИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ПРОТИВОРЕЧИЙ ВОЕННЫМ ПУТЕМ.


4.8. ВОСПИТАНИЕ АГРЕССИИ.

Агрессия не только наследуется человеком от предков. Он еще ей и научается, если это не импульсивная стихийная агрессия, а намеренная, продуманная, спланированная – разумная по происхождению. С рождения миролюбивого ребенка можно приучить решать свои проблемы агрессивно, сформировав такую привычку и вооружив соответствующими техникой и технологиями. Ведь агрессия – это лишь специфическое социальное поведение, включающее навыки, которым можно при желании обучиться. Или обучиться помимо желания – по воле обстоятельств жизни. Если иначе не выжить. И если опытные учителя заставляют учиться. Как в армии или в тюрьме.

Чтобы совершить агрессивное действие, нужно немало знать. И уметь. И хотеть…
Через «не хочу» агрессии не бывает. Хотя в сказках про педагогику чего только не прочтешь. Тут, как на заборе: не всему написанному можно верить.

Агрессия бывает по-разному мотивирована. Иногда она сама себя вознаграждает, если ее результаты обеспечивают агрессора новыми ресурсами. А можно приучить к агрессии, поощряя ее со стороны: похвалой, материальным вознаграждением, более высоким общественным статусом или уважительным отношением других людей, количеством звездочек на погонах или количеством скальпов и женщин для «героя» …
Лучше всего агрессия усваивается из собственного опыта. Но это в завершении «курса обучения». А предварительное обучение лучше начинать со стороннего наблюдения и переживания символических изображений ее фактов в кинофильмах, телепередачах, литературе – из чужого опыта, когда отсутствует непосредственная угроза самому пострадать от сопротивления объекта агрессии. Человек, ставший свидетелем насилия, открывает для себя новые грани агрессивного поведения, которые ранее отсутствовали в его опыте. Наблюдая агрессивные действия других, мы пересматриваем и меняем ограничители своего поведения. Ведь, если другим можно, то почему запрещено мне? Постоянное наблюдение сцен насилия постепенно приводит к утрате эмпатии – врожденной эмоциональной восприимчивости к чужой боли и страданиям. В результате люди настолько «черствеют» и привыкают к насилию, что перестают оценивать его как неприемлемую форму поведения. И тогда лучшее лекарство от такой привычки – опыт собственного переживания страданий от агрессии, направленной на тебя. Это всегда блестяще реабилитирует утраченную эмпатию. Особенно в детстве. Поэтому лучшая прививка от агрессии для несмышленыша – дать ему возможность испытать ее на себе. Разумеется, в гомеопатических дозах. И в исполнении опытного педагога или любящего родителя.

Главный источник живых примеров агрессивного повеления для большинства детей – семья. Многочисленные исследования показали, что для семей, из которых выходят агрессивные дети, характерны конфликтные взаимоотношения между их членами. Дети склонны воспроизводить те виды взаимоотношений, которые "практикуют" их родители по отношению друг к другу. Выбирая методы выяснения отношений с братьями и сестрами, малыши имитируют тактику разрешения конфликтов родителями. Когда же дети вырастают и вступают в брак, они воспроизводят знакомые технологии разрешения конфликтов и, продолжая традицию, передают свой опыт собственным детям, посредством создания особого стиля семейной дисциплины.

Жестокое обращение с ребенком в семье не только повышает агрессивность его поведения в отношениях со сверстниками, но и способствует развитию склонности к насилию в более зрелом возрасте, превращая физическую агрессию в жизненный стиль личности.

Агрессивность, как устойчивая личностная характеристика формируется нередко и вследствие накопления опыта подавления возможностей самореализации. Препятствия удовлетворению актуальных личностных потребностей чаще всего связано с "гиперопекой" - излишней заботой о персоне, лишающей ее ощущения свободы воли и самостоятельности.

Импульсивная детская агрессия.

У детей, воспитывающихся в разных культурах, прежде чем они освоят социализирующие нормы, тип и частота агрессии совпадают почти полностью. Об этом свидетельствуют наблюдения за поведением представителей шести различных культур: США, Индии, Филиппин, Японии (Окинава), Мексики и Кении. Так, если взять наиболее частые формы агрессии (типа: обидеть, ударить), то дети каждой культуры в возрасте от 3 до 11 лет демонстрируют в среднем по 9 агрессивных актов в час. 29% из них составляют непосредственные ответные реакции на нападение противоположной стороны. Эта доля остается одной и той же в разных культурах и несколько изменяется лишь в зависимости от пола, составляя 33% у мальчиков и 25% у девочек.

С возрастом во всех культурах происходит смена форм агрессии: частота простого физического нападения уменьшается за счет роста более “социализированных” форм, таких, как оскорбление или борьба. Примечательно, что во всех культурах ровесники и младшие дети подвергаются агрессии значительно чаще, чем старшие по возрасту дети; кроме того, чем младше дети, тем скорее жертва нападения, плача или чувствуя себя задетой, в свою очередь обратится к агрессии, «сдвигая» ее на беззащитную жертву.

В первые годы жизни агрессия проявляется в:
• импульсивных приступах упрямства, течение которых не поддается влияниям извне. Причина: блокирование в результате применяемых к субъекту воспитательных воздействий намеченной им деятельности.
• Конфликты с ровесниками, связанные с обладанием вещами (их доля составляет у полуторагодовалых детей 78%, однако уже у 5-летних — лишь 38%).
• В этот же период развития возрастает (с 3 до 15%) число случаев использования физического насилия. Если у младших детей блокирование активности вызывает главным образом инструментальную агрессию, то у старших к ней все более примешивается враждебная агрессия, адресованная данному человеку лично (это предполагает сформированность когнитивной способности приписывать нарушителю спокойствия злые умыслы.)

Влияние социальной среды на агрессивное поведение:
- чересчур агрессивные дети, начав посещать детский сад, становятся сдержаннее, поскольку очень скоро сталкиваются с сильной ответной агрессией;
- дети же, агрессивность которых ниже среднего уровня, становятся агрессивнее по мере того, как начинают понимать, что быстрая ответная агрессия может избавить их от дальнейших атак. Тот, кто научился на нападение сразу же отвечать тем же, будет не только оставлен в покое, но и в дальнейшем будет вызывать меньшую агрессивность.
- Около 80% всех агрессивных актов приводят к успеху; если это так, то пребывание в детском саду обеспечивает исключительно сильное подкрепление инструментальной агрессии.

Культурное обуздание (нормирование) агрессии.

Взаимность – норма возмездия.

Агрессивность – продукт родительского воспитания. Отцами сверхагрессивных и оказавшихся в исправительных учреждениях подростков из относительно благополучных семей среднего класса являются люди, не терпящие проявлений агрессии дома, но, несмотря на это, за его пределами поощряющие и даже подстрекающие своих детей провоцировать других и нападать на них и позитивно подкрепляющие такого рода поведение. Родители могут также сами служить образцом агрессивности. У подростков с отклонениями в поведении родители в прошлом имели судимость.

В процессе когнитивного развития ребенок устанавливает для себя правило: необходимость, подвергнувшись агрессии, ответить соразмерной агрессией («око за око, зуб за зуб»). Эта норма возмездия за агрессию пропорциональной ответной агрессией соответствует норме взаимности в случае деятельности помощи. Одна агрессия компенсирует другую, и в результате оба субъекта оказываются “квиты”. Вина искупается и благодаря этому как бы смывается; выведенные из равновесия социальные отношения снова приходят в норму. Укорененность в человеке нормы возмездия становится очевидной при сопоставлении ее ветхозаветной формулировки в третьей книге Моисеевой с новозаветным требованием нагорной проповеди отказаться от возмездия врагам и полюбить их.

Ветхий завет: “Кто сделает повреждение на теле ближнего своего, тому должно сделать то же, что он сделал. Перелом за перелом, око за око, зуб за зуб; как он сделал повреждение на теле человека, так и ему должно сделать” [Левит, 24, 19—20].
Новый завет: “Вы слышали, что сказано: око за око, и зуб за зуб. А я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую” [Ев. от Матф., 5, 38—39].

Норма возмездия (и искупления), преодоленная, впрочем, в современном уголовном праве, несомненно, присуща логике развертывания моральных норм и первоначально не требует подкрепления со стороны родителей и воспитателей. Она является (Пиаже) характерной особенностью, так называемой, гетерономной стадии развития морального суждения: представление о нерушимости правил, верность которым человек должен хранить при всех обстоятельствах. Для находящихся на этом уровне развития детей наказание носит искупительный, снимающий проступок характер и восстанавливает нарушенное проступком равновесие социальных связей.

Хотя до более высоких, неагрессивных форм уравнивающей справедливости здесь еще далеко, все же по сравнению с импульсивной агрессией более маленьких детей сделан заметный шаг вперед. Подвергаясь наказаниям за свои проступки — не в последнюю очередь внутри круга сверстников — дети усваивают, как человек сам должен наказывать, когда проступки совершают другие. Ответное причинение страданий своему обидчику и сам вид его страданий редуцируют возникающий у субъекта гнев и удовлетворяют его потребность в агрессии. В пользу этого говорит и то обстоятельство, что человек, неоднократно подвергавшийся наказаниям, сам становится более агрессивным.

Стандарты поведения морального характера в релевантных агрессии ситуациях можно в дальнейшем непосредственно наблюдать в поведении взрослых. Даже если дети и не претворяют сразу увиденные образцы в действие, они их, как правило, усваивают.
Под влиянием образцов и в процессе самопознания подрастающий ребенок начинает усваивать (в пределах, определяемых уровнем развития его когнитивных способностей) обязательные для него правила поведения морального характера. Усвоение тех или иных правил может выражаться также в индивидуальных различиях агрессивности и ее развитии, например, если ребенку особенно настойчиво внушается необходимость строгого соблюдения нормы возмездия. Однако пока неясно, в какой мере корни индивидуальных различий мотива агрессии определяются именно этим.

Норма возмездия требует, чтобы ответная агрессия (наказание) была точно отмерена.
- Слишком малая реакция неудовлетворительна, так как не позволяет враждебности полностью реализоваться.
- Чересчур сильная создает чувство вины и превращает наказывающего в объект для (ответного) нападения.

В каждом конкретном случае приходится тщательно взвешивать уместность ответного агрессивного действия. Чтобы такое действие оказывало желательный эффект на наказываемого, его уместность должна быть признана им. Это предполагает такой уровень когнитивного развития наказывающего, который позволил бы ему поставить себя на место другого и взглянуть на происходящее его глазами (принятие роли). Одним из важнейших аспектов выступает здесь оценка намерений, стоявших за агрессивным поведением другого человека. 7-летний ребенок едва ли учитывает то обстоятельство: преднамеренно помешал ему (заставил его страдать) другой человек или же невольно. Но уже у 9-летних детей нечаянная агрессия возбуждает явно меньшую ответную агрессию, чем преднамеренная.



Достижение последующих уровней когнитивного развития, обеспечивающих принятие ролей и учет намерений другого человека, очевидно, также является одной из предпосылок процесса, способного играть решающую роль в регуляции враждебной агрессии и ее сдерживании, а именно процесса сопереживания (эмпатии) положению жертвы своих агрессивных стремлений. Способность и готовность к сопереживанию оказывают на агрессивную деятельность, как и на деятельность помощи, просоциальное влияние. Проникновение во внутреннее состояние жертвы агрессии, в ее страдания, которые субъект намерен вызвать (или уже вызвал), противоборствует желанию причинить вред этому человеку и в итоге тормозит агрессию. Дети, более способные к сопереживанию, менее агрессивны. Родители их, разъясняя свои действия, ласково предупреждая и предоставляя ребенку свободу действий, дают ему возможность испытать себя, способствуют более дифференцированному когнитивному развитию.
Норма социальной ответственности и самооправдание при ее нарушении.

Норма социальной ответственности – определение того, в какой мере субъект агрессии несет ответственность за свое действие и его последствия. Так, маленького ребенка или человека, который не мог предвидеть последствий своего действия, наказывают меньше, чем ребенка старшего возраста или осведомленного о последствиях совершаемого деяния человека.

В конечном счете, степень зависимости агрессивного действия от моральных норм едва ли проявляется где-либо отчетливее, чем в случаях нарушения моральных стандартов, сопровождающихся самооправданием субъекта перед или во время совершения действия. Например, агрессор может снять с себя ответственность за агрессию, оспаривая, что причинил страдание другому, или же доказывая, что агрессия была заслуженной. Во всех случаях такого рода происходит явная рационализация. Яркими примерами этому служат психологические войны, показания военных преступников и активистов террористических групп. Известны шесть типов самооправдания, призванных успокаивать угрызения совести и связанных с предпринятой или планируемой агрессией:
1. Снижение значимости агрессии через односторонние сравнения: собственный агрессивный акт сопоставляется с худшими злодеяниями другого человека (это ещё не самое плохое, что можно было бы сделать в таком случае).
2. Оправдание агрессии тем, что она служит высшим ценностям (в случае инструментальной агрессии).
3. Отрицание своей ответственности (меня вынудили).
4. Разделение ответственности и размывание четкого представления о ней; наблюдается прежде всего при коллективной агрессии, опирающейся на сильное разделение функций.
5. “Расчеловечение” жертвы, ее дегуманизация. Агрессор отказывается признать за жертвой или за своим противником существование человеческих свойств и качеств.
6. Постепенное примирение. Появляется главным образом по мере того, как субъекту в результате названных выше способов самооправдания удается уменьшить исходную негативную самооценку.

Никита Поликарпович Мирошниченко

АГРЕССИВНОСТЬ И ВОИНСТВЕННОСТЬ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПЕДАГОГИКИ.

Часть 2.

4. АГРЕССИЯ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ. ОБ ЭФФЕКТИВНОСТИ РАЗРЕШЕНИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ПРОТИВОРЕЧИЙ ВОЕННЫМ ПУТЕМ.


4.6. ТОРМОЖЕНИЕ И ОТМЕНА АГРЕССИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ. ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ МОРАЛИ. ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ МОРАЛЬНОГО АКТА.

Агрессивное поведение – это всегда ответ на угрозу лишения источников удовлетворения самых главных – витальных потребностей особи. Поэтому для его осуществления происходит предварительное торможение всех прочих ее активностей и действий с целью накопления запаса энергии борьбы, достаточного для победы.
Чтобы отменить агрессивное поведение необходимо дезавуировать, заблокировать, прервать поступление информации, провоцирующей агрессию, от всех актуальных внешних стимулов, а также от стимулов аппетентного поведения – вызванного внутренним побуждением, независимо от восприятия внешних раздражителей.
В ситуации, когда агрессия уже запущена и развивается по нарастающей, для ее прекращения нужно еще больше энергии, чем для ее мобилизации. Поэтому моральное поведение, купирующее и отменяющее агрессию – дорогое удовольствие с точки зрения ресурсов его энергетического обеспечения. Ведь нужны мощности, достаточные для прерывания питающих его сенсорных сетей и отключения от восприятия всех стимулирующих причин, предпосылок и источников, питающих готовящийся «бум!». В основе эффективного предотвращения агрессии не примитивный запрет, типа: «низзя, ай-ай-ай!» с угрозой последующих карательных санкций за ослушание. Там должны быть дезавуированы все мотивы, провоцирующие реакцию нападения. Причем очень убедительно: обесценены и опровергнуты, как, на самом деле, вовсе не имеющие и не имевшие когда-либо намерения посягнуть на спорные витальные ресурсы. И не в вербальной форме на уровне разума, а на уровне сенсорики – отключены от восприятия возбуждающих агрессию стимулов, которые так или иначе напрочь убираются из поля сенсорного восприятия агрессивной особи.

И если агрессии противодействует лишь «голый» «умный» запрет без сопровождения многообразным сенсорным обесценением ее мотивов, это может лишь отсрочить ее начало, но не отменить и не прекратить. Поскольку в такой ситуации напряжение социального поведения обреченно нарастает, истощая энергию «голого» запрета.
Моральное поведение может не состояться, если психика особи остается в плену мощного аффекта, подавляющего разум и волю, либо вследствие истощающего энергию торможения, долговременного нервного перенапряжения: заботы, нужды, голода, страха, переутомления, ощущения безнадежности и безвыходности … — на войне или в заключении.

Есть разница между торможением и отменой агрессии у ребенка с минимальным или даже с нулевым опытом социальной жизни и самоуправления и у взрослого, обладающего опытом социального поведения и развитой в той или иной мере культурой рационального мышления и воображения.

Наиболее эффективные и надежные инструменты подавления агрессии у ребенка – имитация поведения авторитетного взрослого, когда включаются природные механизмы импринтинга, усиленные катализатором эмпатии, и дитя, повторяя поступки воспитателя, постепенно переключается в режим иного типа действия, которое, по мере развития, все дальше уходит – и по форме, и по содержанию – от агрессивного. Либо, если на достаточно долгий путь имитационного вывода и перевода из агрессивного состояния в иное нет времени и нужен мгновенный результат, остается единственный выход – прямое подавление агрессии малыша еще более сильной – взрослой агрессией, мобилизуя эмоцию страха.

ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ МОРАЛЬНОГО АКТА.


Эмоция — это отражение степени актуальности и меры удовлетворённости потребности особи.

Чтобы преобразовать чисто рассудочную формулу поступка в моральный императив или сообщить ей статус запрета необходимо виртуальное взаимодействие с эмоциональным сопровождением агрессивного импульса, когда аффективно окрашенный образ позитивных или ужасных последствий агрессивного акта становится предметом живого воображения, с которого воображаемые торжество победы или брезгливость от осмысления ее последствий распространяются на сенсорный образ самого процесса агрессии или на проектные мысли о нем.

Без эмоциональной оценки событий интеллект — сам по себе — может лишь обеспечить техническим средством достижения цели, но не может ни сформулировать цель, ни отдать волевой приказ к ее достижению или к запрету такового.

Эмоциональное переживание ценности цели и значения поступка возникает не из разума, а непосредственно из импульсов, исходящих из глубин психики, куда разумная часть сознания не проникает. В этих слоях, лишь опосредованно доступных аналитическому рассудку, вооруженному мощной волей и опытом познания, инстинктивное и культурное (усвоенное путем обучения) образуют сложную неоднородную структуру. Из последовательности бессознательных и непрограммируемых стихийных взаимодействий ее элементов возникает эмоциональная окраска всех наших поступков: любви и дружбы, ощущения красоты, стремления к художественному творчеству и к научному познанию.

Ребенок падает в воду, мужчина прыгает за ним, вытаскивает и, исследуя корни своего поведения, находит формулу: когда взрослый самец Homo sapiens видит, что жизни детеныша его вида угрожает опасность, от которой он может его спасти, он это делает. Объясняющая формула такого действия разумна и логична, но это не значит, что РАЗУМ руководил действиями Спасателя. Если бы в момент опасности он занимался рассуждениями, ребенок бы утонул. Поэтому моральные действия Спасателя не имеют рационального происхождения, а инстинктивны. Однако человеку не нравится признавать, что действовал он чисто инстинктивно и что каждый павиан в аналогичной ситуации сделал бы то же самое.

Древняя китайская мудрость: все животное есть в человеке, не все человеческое есть в животном. В частности, в животном нет намерения убить до смерти представителя собственного вида, ни его самки и ни его младенца, чем, однако, прославился человек на протяжении всей своей истории. Позорно. И неоднократно.

"Животное в человеке" — не злое, презренное и достойное искоренения явление, знакомое своей стихийно непроизвольной реакцией т.н. «воодушевления» - этого своеобразного «энергетического зажигания» в «моторе» человеческого поступка - источника любой активности и в т.ч. внутривидовой агрессии.

ВООДУШЕВЛЕНИЕ рефлекторно запускается необходимостью авантюрной и рискованной борьбы за нечто персонально или общественно важное и значимое: с угрозой биологическому существованию субъекта или его культурных ценностей... Враг может быть конкретным или абстрактным: евреи, боши, гунны, гугеноты, эксплуататоры, тираны, мировой капитализм, большевизм, фашизм, империализм .... Воодушевление возникает, если есть:
• ценность, нуждающаяся в защите;
• враг, угрожающий этой ценности;
• "товарищи", готовые поддержать защиту находящейся под угрозой ценности.

Напряжённость «воодушевления» провоцирует и стимулирует фигура вождя – лидера. Чем большее число субъектов охватывает «воодушевление», тем оно мощнее взаимным эмоциональным «заражением».

Субъективно «воодушевление» переживается в качестве т.н. "священного трепета" пробегающего по телу, сопровождаемого ощущением освобождения от всех связей повседневного мира и возвышения над ними, готовностью повиноваться зову Священного Долга. Все запреты на пути к выполнению такого долга теряют значение и ослабевают (в т.ч. инстинктивные запреты калечить и убивать собратьев по виду). Переоценка всех ценностей заставляет воспринимать разумную критику действий, диктуемых воодушевлением, как безосновательных, низменных и позорных: "Коли прапор в'ется, про голову нейдется!"



Физиологические корни "священного трепета" - рост тонуса всех поперечнополосатых мышц, сообщающих напряженность всей осанке, сопровождающейся некоторым приподнятием и поворотом в стороны - внутрь рук с выдвижением локтей немного наружу. Голова гордо поднимается, подбородок вытягивается вперед, а лицевая мускулатура создает «героическое» выражение лица. На спине и вдоль внешней стороны рук топорщатся волоски. Именно так ведёт себя самец шимпанзе, становясь на защиту своего стада или семьи. Он вытягивает вперед подбородок, напрягает все тело и поднимает локти в стороны; у него тоже шерсть встает дыбом, что приводит к резкому и несомненно устрашающему увеличению контура тела при взгляде спереди. Поворот рук внутрь — чтобы обратить наружу наиболее заросшую сторону и тем усилить упомянутый эффект. Общая комбинация осанки и вздыбленной шерсти изображает животное более крупным и опасным, чем оно есть на самом деле с целью породить страх у соперника.
Реакция, первоначально служившая защите индивидуально знакомых, конкретных членов сообщества, постепенно распространяется на сверхиндивидуальные, передаваемые традицией культурные ценности. Энергия защиты социальных ценностей порождается и обслуживается теми же нервными «механизмами», что и социальные защитные реакции наших антропоидных предков.

Человек, у которого такой реакции нет, — психический калека.
Пленник такой «слепой» рефлекторности — враг социума и легкая добыча для демагогов, злонамеренно провоцирующих человеческую агрессивность.
Воодушевление — автономный инстинкт человека, обладающий собственными аппетентным поведением, механизмами запуска и доставляет сильное удовлетворение. Побуждая к битве, он влияет на общественную и политическую структуру социума, помогая в той или иной мере воодушевлённому субъекту занять в ней место, адекватное собственному психическому здоровью.

Человечество не потому воинственно и агрессивно, что разделено на враждебно противостоящие друг другу партии. Оно так структурировано потому, что это создает раздражающую ситуацию, необходимую для разрядки социальной агрессии во вне.
Едва в мире возникает какое-то спасительное вероучение, оно неизменно и тотчас же раскалывается на, как минимум, два резко враждебных толкования: христианские секты, католики и православные, староверы-раскольники и православные модернисты-никониане, сунниты и шииты, буддисты хинаяны и махаяны, большевики и меньшевики, ленинцы и троцкисты ...

Человек — единственное существо, способное с воодушевлением — ради высших целей — убивать своих братьев.

4.7. ТЕХНОЛОГИИ УПРАВЛЕНИЯ АГРЕССИЕЙ.


Необходимо исследовать подлинные (не идеологические) причины нашего поведения и обеспечить физиологическую разрядку – сублимацию – переадресацию методами психотехник – агрессии (в ее первоначальной форме) на объекты, замещающие ее подлинных провокаторов.

Три способа борьбы с агрессией совершенно безнадежны:
1) избавление людей от ситуаций, провоцирующих агрессию;
2) обуздание агрессии морально мотивированными запретами
3) «голое» обуздание агрессии законами – угрозами наказания без сопровождения психотехниками ее сублимации с переадресацией безобидным адресатам.

Эти стратегии так же хороши, как затяжка предохранительного клапана на постоянно подогреваемом котле в качестве средства борьбы с избыточным давлением пара.
Невозможно избавиться от агрессивного инстинкта с помощью направленной евгеники:

1) Внутривидовая агрессия участвует в порождении реакции воодушевления в качестве энергетического источника физической активности как таковой.

2) Энергетический потенциал агрессии питает и мотивирует многие формы поведения (волевой импульс = злость на самого себя, порождающая энергию преодоления препятствия; самоуважение = честолюбие; способность смеяться...).

3) Фрагменты агрессивного поведения участвуют в формировании личной дружбы.
Разрядка агрессивности (переориентация) на замещающий объект препятствует борьбе между индивидами. Это самый простой и надёжный способ обезвредить ее. Уже древние греки знали явление катарсиса — очищающей разрядки. Энергия "сублимированной" агрессии способна совершать полезные поступки.

Культурная и ритуальная форма борьбы — спорт. Как и филогенетически возникшие турнирные бои, предотвращающие вредные для общества воздействия агрессии и одновременно поддерживающие в состоянии готовности ее функции, необходимые для сохранения вида. Кроме того, спорт учит людей сознательно и ответственно властвовать над своими инстинктивными боевыми реакциями. Рыцарственность спорта, сохраняющаяся даже при сильных раздражениях, запускающих агрессию, является важным культурным достижением человечества. Спорт создаёт возможности культурного соперничества между сообществами: открывает клапан для накопившейся агрессии в ее грубых и эгоистических проявлениях, позволяет полностью изжить её в коллективной форме. Состязание за ранговое положение внутри группы, совместная борьба за вдохновляющую цель, мужественное преодоление серьезных опасностей, взаимопомощь с риском для жизни... — непременные участники сублимации энергии агрессии.

Спортивное соперничество между нациями уменьшает опасность войны:
1) дает разрядку национального воодушевления;
2) создает личное знакомство между людьми разных наций и партий;
3) прокладывает дорогу объединяющему воздействию воодушевления: люди воодушевляются одним и тем же идеалом.

Личное знакомство — тормозит агрессию. Анонимность облегчает запуск агрессии. Наивный человек пылко ненавидит соседние народы, но ему и в голову не придет даже простая невежливость, если он оказывается лицом к лицу с отдельным представителем ненавистной национальности. Человек не может ненавидеть народ, среди которого у него есть друзья.

«Пугало» врага в руках демагогов — средство создания единства и воодушевляющего чувства сплоченности + переадресации энергии агрессии вовне социума или микрогруппы.

Идея использовать в качестве пугала «дьявола» и натравить людей на "зло" рискованна: зло есть то, что несет угрозу добру, т. е. тому, что ощущается как ценность. Это провоцирует войну с идейными противниками. Поэтому лучше воздержаться от всякой персонификации зла. Однако и без нее воодушевление, объединяющее отдельные группы, может привести к вражде: если каждая из них выступает за определенный, четко очерченный идеал и только с ним себя идентифицирует. Национальные идентификации очень опасны именно потому, что имеют четкие границы.

Если человеку знакомо много ценностей и, воодушевляясь ими, он чувствует себя единым со всеми людьми, которых так же, как и его, воодушевляет музыка, поэзия, красота природы, наука и многое другое, то он может реагировать незаторможенной боевой реакцией только на тех, кто не принимает участия ни в одной из этих групп. Следовательно, нужно увеличивать число таких идентификаций, а для этого есть только один путь — улучшение общего образования молодежи. Любовь к человеческим ценностям невозможна без обучения и воспитания в школе и в родительском доме. Спасение могут принести ценности, далекие от борьбы за жизнь и за власть. Даже незначительное совпадение взглядов на то, что представляют собой вдохновляющие ценности, заслуживающие защиты, может уменьшить национальную вражду и составить благо.

Существуют коллективные предприятия человечества, способные объединять разобщенные или даже враждебные партии или народы общим воодушевлением ради одних и тех же ценностей: искусство и наука. Они не знают языковых барьеров и уже поэтому призваны говорить ВСЕМ людям, что служители добра и красоты живут и по обе стороны «занавеса». Искусство и наука должны оставаться вне политики.

Наука не является общепонятной и поэтому связывает общим воодушевлением лишь немногих, но зато лучших и очень прочно. В науке истинность или ложность определяется не демократическим мнением профанов, а результатами исследований. Трудно воодушевить массы современных людей абстрактной ценностью научной истины: это понятие слишком далеко от обыденной жизни, слишком непонятно профанам, чтобы успешно конкурировать с пугалами воображаемых врагов. Однако наука есть применение здравого человеческого разума, и она вовсе не далека от жизни. Говоря правду, опровергая ложь, разоблачая её внутренние противоречия, наука создаёт рациональный и неистребимый фундамент единства человечества вокруг истины.

Правда, разум, здравый смысл очевидны без всяких ухищрений. Они интуитивно понятны и эмпирически достоверны.

Научная истина — коллективная собственность всего человечества. Она отражает внесубъективную действительность, которая для всех людей одна и та же. Если исследователь хоть немного сфальсифицирует результаты в духе своих политических убеждений, то действительность попросту скажет на это "нет": попытка практического применения таких результатов будет безуспешна.

Рассудочность и скепсис молодежи возникают из здоровой в своей основе самозащиты от демагогии. Рассудочность — основа единства вокруг истин, которые могут быть доказаны числом, перед которым вынужден капитулировать любой скепсис. Рассудочных скептиков можно воодушевить доказуемой истиной.

Смех по одному и тому же поводу создает чувство братской общности. Способность смеяться вместе — первый шаг к возникновению дружбы. Смех возник путем ритуализации из переориентированного угрожающего поведения, как триумфальный крик гусей. Он не только создает общность его участников, но и направляет их агрессивность против посторонних. Кто не смеётся вместе с остальными, тот чувствует себя исключенным.

Смех — и формально и функционально — выше угрожающей мимики воодушевления или триумфального крика. Даже при наивысшей интенсивности смеха не возникает опасность, что первоначальная агрессия прорвется и приведет к действительному нападению. Люди, которые смеются, никогда не стреляют! И хотя моторика смеха спонтанна и инстинктивна, запускающие его механизмы контролируются человеческим разумом. Смех никогда не лишает человека критических способностей.



Однако, смех — опасное оружие, травмирующее беззащитного: высмеивать ребенка, инвалида — преступление. Под контролем разума можно использовать насмешку так, как крайне опасно было бы использовать воодушевление ввиду его некритичности и звериной серьезности: против врага — лжи. Ложь — заслуживающее уничтожения абсолютное зло, равно, как и фикция какого-нибудь "дела", искусственно созданного, чтобы вызывать поклонение и воодушевление. Став уморительно смешными при внезапном разоблачении, они не выдерживают критики смехом. Пузыри искусственного пафоса, чванства с треском лопаются от укола юмора и наступает освобождающий хохот, знаменующий освобождение сознания из плена.

Никита Поликарпович Мирошниченко

АГРЕССИВНОСТЬ И ВОИНСТВЕННОСТЬ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПЕДАГОГИКИ.

Часть 2.

4. АГРЕССИЯ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ. ОБ ЭФФЕКТИВНОСТИ РАЗРЕШЕНИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ПРОТИВОРЕЧИЙ ВОЕННЫМ ПУТЕМ.

4.4. МОТИВАЦИЯ АГРЕССИИ – ИНДИВИДУАЛЬНОЙ И СОЦИАЛЬНОЙ.

Анализ мотивов агрессивной деятельно¬сти предварительно предполагает её генотипическую и фенотипическую дифференциацию на
- инстинктивные типические действия, присущие данному животному виду и
- «авторские» поступки феноменального разума, опирающиеся на социальную традицию или сугубо оригинального происхождения.

Генотипические мотивы нами уже описаны в главах 3.6 – 3.7.

С фенотипическими же дело обстоит не так просто. Их слишком много. И они все весьма непохожи друг на друга. Это многообразие отражает неоднородные условия социального бытия разных антропоидных популяций: племен, народов, стран, государств, корпораций… каждая из которых в разные времена своей истории неповторимо особо использовала агрессию для обеспечения себя необходимыми ресурсами.

Агрессия – не просто реакция на какую-либо ситуацию и содержащийся в ней безусловный стимул. Она имеет историю, включающую, как сознательные намерения особей, так и питающие их бессознательные (животные) мотивы, а также «торможение» агрессивного поведения моральными проповедями и примерами нравственно образцового поведения, социальными санкциями (закон, обычное право), которые – прямо или косвенно – влияют на проявления агрессивности.

Индивидуальная агрессия принципиально отличается от социальной (терроризм,
мафия, захват заложников, войны). Последняя – результат социальных конфликтов в
корне отличных от конфликтов персональных потребностей и от стимулов,
провоцирующих индивидуальную агрессию.

Социальная агрессия – функция особого устройства общества, следствие антагонистических противоречий в его социальной структуре. Она формируется господствующей в обществе системой ценностей и идей, управляется и направляется авторитетными доминантами, находящимися на вершине общественной иерархии, и осуществляется специально созданными политическими технологиями (доносы, слежка, тюремная изоляция, индивидуальный и массовый террор, войны, пропаганда…). Преодоление агрессии, порожденной системой общественных отношений, возможно лишь в результате фундаментальных социальных преобразований, а не конструированием «терапевтических» технологий оздоровления персональной психики агрессора.
Индивидуальное агрессивное дей¬ствие может свершаться не благодаря, а вопреки принятой системе ценностей, взглядов и убеждений и отражать факт неблагополучия не общества в целом, а, или внутреннего мира самого индивида, или его непосредственного окружения, как, например, в случае детской агрес¬сивности. Здесь ее преодоление может быть не связано с подвижками масштабных социальных структур и совершаться на индивидуальном уровне непосредственным воздействием на персональную психику.

Психологи разводят понятия "агрессия" и "агрессивность". Агрессивность — это характерное устойчивое свойство личности – особенность ее мировосприятия и миропонимания, выражающаяся в готовности к агрессии и в склонности воспринимать и интерпретировать поведение другого как враждебное.
Помимо глобальных – стратегических – причин агрессивности в современном обществе существует также бездна «случайных» ситуативных провокаторов и раздражителей, стимулирующих ее проявления. К примеру:

1) распространенность и доступность лицам, склонным к агрессии по своей психической конституции, оружия, предметов и орудий, которые можно использовать как оружие, о чем свидетельствует уголовная статистика:
“Между количеством находящегося в распоряжении населения огнестрельного оружия и частотой убийств существует тесная и, по всей вероятности, причинная взаимосвязь. С ростом обладания оружием (сегодня оружие имеется примерно у половины американских семей) количество убийств по стране также растет. Уже к 1968 г. огнестрельное оружие, находящееся в частном владении, по-видимому, составляло 90 миллионов единиц, в том числе 24 миллиона револьверов. В южных штатах, где оружием обладают уже не 50, а 60% семей, убивают чаще. По сравнению с 1960 г. количество убийств, совершенных в Соединенных Штатах, в 1975 г. утроилось, перевалив при этом за 14 000. Доля людей, убитых огнестрельным оружием, возросла в среднем с 55 до 68%.
...В Кливленде доля убийств из огнестрельного оружия возросла с 54 до 81%. При этом ножи стали использоваться реже, доля совершенных с их помощью убийств упала с 25 до 8%.

...Анализ убийств показывает, что большинство из них было предпринято вне связи с другими насильственными преступлениями. Лишь 7% убийств сопутствовало в Кливленде взломам, грабежам, захватам заложников или другим преступлениям. Большинство убийств не было результатом хладнокровно рассчитанного и заранее обдуманного деяния. По большей части речь шла о столкновениях, развившихся из ссор между родственниками, друзьями или знакомыми, т. е. об импульсивном насилии, совершенном в ходе борьбы за “справедливость” или из желания мести. В подобных ситуациях как раз и применяется находящееся под рукой оружие, причем без оглядки на опасность для жизни. Раньше таким оружием обычно был нож, теперь же все чаще им становится легко доступный пистолет. Поскольку при использовании огнестрельного оружия смертельный исход наступает в 5 раз чаще, чем при применении ножа, рост числа убийств не должен удивлять”.

2) Болезненная мнительность, подозрительность, когда в поведении окружающих находят несуществующие на самом деле признаки готовящейся агрессии и стремятся предотвратить ее упреждающим нападением на «агрессора», вызывая в себе гнев и ярость, также умножает вероятность конфликтов и столкновений внутри сообщества.

3) Месть (возмездие) ради восстановления «справедливости» - термина, обозначающего стремление к достижению пропорциональности причиненного ущерба.

4) Садистическое удовольствие от результатов агрессии.

5) Уязвленное чувство собственного достоинства, содержащее в себе и травмированную самооценку, и деформированные – авторитет в общественном мнении и социальный статус.

6) Повышенная эмоциональная чувствительность, раздражимость (гневливость, злобность) и возбудимость.


7) Общее физическое (энергетическое) истощение, приводящее к «обесточиванию питания» моральных, интеллектуальных блокаторов агрессии.

8) Соучастие в живом соперничестве (в какой-либо из его форм) или в зрелищах, возбуждающих агрессию (спорт, ритуальные поединки, азартные игры, фильмы, спектакли).

9) Занятия сексом.

10) Употребление стимулирующих агрессию химических (фармакологических) препаратов.

11) Накопленное раздражение утомленностью восприятия монотонных сенсорных возбудителей (шум, яркий свет, сенсорная изоляция…).


4.5. УСКОРЕНИЕ ТЕМПОВ РАЗВИТИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА. ТАБУ ИНСТИНКТИВНЫЕ И ТАБУ КУЛЬТУРНЫЕ (МОРАЛЬ).

Один из главных рисков современности – «глупое» (аффективное) использование технического инструмента (орудия межвидового соперничества) в ходе конкуренции внутри вида, когда, к примеру, копье применяется не для охоты на оленя или не для обороны от медведя, а, чтобы убить соседа и забрать его ресурсы: имущество, жену… Такие риски предотвращаются и корректируются с помощью разнообразных табу - запретов.

Инстинктивное табу – генетическая программа поведения, закрепленная абсолютно прочно, и охватывающая всех членов вида.

Моральное табу – культурная программа поведения, закрепленная психикой некоторых уникальных особей данной популяции и присущая лишь самым разумным и волевым из них.

Действия таких табу имеют свои естественные ограничения. К примеру, они не распространяются в среде детенышей с незавершенной социализацией и поведением, неконтролируемым взрослыми. Невоспитанная детвора в состоянии аффекта или в процессе стихийного поискового экспериментирования, используя инструменты цивилизации не по назначению, не сдерживаемая инстинктивными или моральными запретами, случайно наносит друг другу травмы и увечья, овладевая технологиями использования технических приборов и орудий. Но такие погрешности статистически незначительны, легко купируются и преодолеваются при помощи специальных педагогических технологий.

Врожденный запрет убийства (инстинктивное табу) настроен у человека на его естественное вооружение: зубы, ногти, мышцы, кулаки. Против оружия искусственного, снижающего градус непосредственно сенсорных переживаний от его использования, как смертельного или травматического орудия, он бессилен.

В ходе внутривидового конфликта люди не сразу превращаются в убийц. Этому предшествует достаточно продолжительный «разогрев» всей психики, связанный с предварительным использованием менее радикальных агрессивных технологий, ломающих волю противника к сопротивлению. И лишь позже достигается аффективное состояние, когда гнев и ярость растворяют без остатка любые ментальные ограничители агрессии. После чего следует причинение вреда вплоть до его высших проявлений – убийства с последующим неминуемым осмыслением содеянного и разнообразными переживаниями: от оптимистического торжества победителя – до психотравмирующего ужаса раскаяния с сожалением о содеянном.

Нормальная психика общественных высших животных, содержащая феномены эмпатии, способна драматически реагировать на мучения и внезапную смерть собрата по виду. Так выглядят зародыши культурных табу, защищающих социум от самоуничтожения.

Как формируются разумные табу?

Из абстрактного мышления и символики словесной речи вырастает способность передавать и накапливать информацию (индивидуально приобретенный опыт) в пространстве и времени в форме техники и технологий, минуя генотип. Это многократно ускоряет развитие нашего вида: процессы приспособления, длившиеся на протяжении геологических эпох, стали происходить в течение нескольких, а то и вовсе одного поколения. На медленный эволюционный ход филогенеза, накладывается история, чей темп неуклонно ускоряется. К наследственным источникам поведения человека – ИНСТИНКТАМ добавляются, накладываются и взаимопроникают – РАЗУМ и КУЛЬТУРНАЯ ТРАДИЦИЯ.

С возникновением персональной креативности, именуемой «мышлением», способной обеспечить удовлетворение потребностей человеческой особи без участия наследственных программ, мы можем назвать мышление вместе со всем комплексом его предпосылок и разнообразных признаков (речь, виртуальное априорное конструирование – логически образное и сенсорно символическое…) «культурной мутацией», обеспечивающей адаптацию вида наряду и в дополнение к типичным филогенетическим мутациям. В отличие от последних, передающихся биохимическим путем, культурные мутации имеют собственный «механизм» трансляции – обучение и воспитание или одним словом: педагогика. Культурные мутации совершаются и передаются неизмеримо быстрее, точнее и полнее, чем естественные. Поэтому скорости развития культуры и скорости естественной эволюции несопоставимы.

Экспоненциальный рост культурного арсенала инструментов приспособления и технологий их применения многажды обгоняют скорости формирования ограничений и запретов их использования в соперничестве внутри вида. Здесь моральные социальные табу всегда менее эффективны, нежели естественные инстинктивные табу именно из-за персонально неповторимых и разнообразных умственных потенциалов их носителей, а также из-за разных педагогических условий формирования индивидуальностей, когда, как это часто бывает, одним особям «повезло» с воспитателями и учителями, а другим трагически «не повезло». В отличие от по-разному сформированных, по-разному глубоких и всесторонних, но одинаково быстро выработанных запретов социально опасного поведения, вооруженного современнейшей техникой, его естественные запреты и ограничители, адресованные «технике» естественной – биологической – работают ОДИНАКОВО мощно и неуклонно в отношении абсолютно ВСЕХ особей данного вида, хотя на их образование уходят нередко целые геологические эпохи.

Такая диспропорция между темпами обновления техники и технологий и адекватным и своевременным формированием психических «механизмов» управления и координации поведением культурных субъектов, манипулирующих артефактами в процессе удовлетворения своих потребностей – один из основных законов человеческой истории, понять который и признать хотя бы на уровне теории людям пока что трудно. Не говоря о неукоснительном соблюдении в практике общежития.

Если в основе инстинктивного табу – стихия многократно случайного повторения опыта торможения и отмены неправильного, с точки зрения интересов вида, поведения особи, закрепленного на уровне генофонда, то в основе табу культурного (морального закона) – понятийное мышление, основанное на воображаемых многочленных цепочках причинно-следственных связей, сводимых в итоге в символически (словесно) выраженную формулу категорического императива (запрета) некоторого действия, подкрепленную мобилизацией персональной воли и специально выработанным воспитательным ритуалом (традицией). Если инстинктивные табу формируются у ВСЕХ особей популяции без исключения, то табу культурные формируются сперва исключительно у мыслящей элиты данной популяции, как логически доказанные и выведенные собственным умом императивы, и лишь с запозданием – в результате последующих специальных педагогических, религиозных, ритуальных практик – проникают в ментальность социальных масс, становясь – тем или иным способом –достоянием и фактом духовной культуры всей популяции.

Моральное табу = понятийное мышление + традиция + воспитание:
• порождается рассудочным мышлением;
• привычка + традиция + воспитание + индивидуальное волевое усилие — инструмент воздействия на эмоции;
• скорость распространения табу в популяции медленнее, чем скорость освоения её членами новых технических инструментов приспособления.

Ответственная мораль, опирающаяся на культуру логического мышления, способна восстановить в современном цивилизованном обществе равновесие между вооруженностью и эффективным запретом убийства в форме поддержанного волей герметического «знания», доступного узкой группе элитарно мыслящих индивидов. А в общественное сознание разумно сформированный поведенческий императив проникнет в качестве «веры» или «академической науки» вследствие пропаганды одним из общественных институтов: школой, СМИ, религией, насаждающей мораль в массовом общественном сознании интеллектуальных примитивов силой авторитета Бога.

Возрастание численности индивидов в урбанистическом обществе нарушает равновесие инстинктов взаимного притяжения (кооперация и союз) и отталкивания (соперничество и агрессия). Для личных уз вредно, когда взаимодействующих субъектов становится слишком много. Настоящих друзей много не бывает. Слишком большой выбор "знакомых" в крупном сообществе уменьшает прочность каждой отдельной связи. Скученность особей на ограниченном пространстве деформирует естественные социальные реакции, усиливает напряжённость и агрессивность претензиями на пространство и достояние соседа. Продолжительное совместное существование бок о бок приводит к накоплению агрессии и без ее соответствующей разрядки взрывает социум изнутри.

На все это накладываются потребительство, как новая мировоззренческая парадигма ментальности и обеспечивающая его коммерческая организация общества, разворачивающаяся на плацдарме современного мегаполиса, где скученность (плотность) населения, благодаря современным коммуникациям, строительным технологиям и технике превышает все мыслимые пределы. Где, поэтому, чисто физическая сближенность человекообразных порождает могучие силы глубоко внутреннего бессознательного отталкивания, окрашенного всеми цветами и оттенками негативных эмоций. Где все конкурируют со всеми, усиливая напряженность всеобщей невротизации и внутривидовой агрессии и делая их все менее управляемыми и контролируемыми.

Если к этому добавить кризис педагогики, когда под влиянием либералистического безумия утрачивается и опыт иррационального инстинктивного смирения и примирения социальной напряженности, и опыт разумного произвольного обуздания накопленной агрессивности, социум незаметно для себя оказывается на грани самоуничтожения.
Ответственная мораль, опирающаяся на гуманистические научно обоснованные педагогические технологии воспитания и обучения, способна гармонически непротиворечиво согласовать инстинктивный опыт обуздания агрессии с законами культурной жизни в функционально единую систему и, в результате, снизить и снять внутривидовую социальную напряженность. Но только при условии наличия в обществе сильной, авторитетной, профессиональной, ответственной педагогической теории и практики.

Подавление и любые прочие культурные формы сублимации энергии агрессивности: замещение, перенос, вытеснение … имеют дело с накопленными разнообразными энергиями действия, требующими высвобождения. Сформировать всякий раз персонально адекватную культурную форму такого энергетического превращения в оболочке доступной данному субъекту творческой активности – задача воспитателя. От того, как она будет решена, зависит случится ли накопление невротизма, перерождающегося в психопатию и … в преступление?


Никита Поликарпович Мирошниченко

АГРЕССИВНОСТЬ И ВОИНСТВЕННОСТЬ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПЕДАГОГИКИ.

Часть 2.

4. АГРЕССИЯ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ. ОБ ЭФФЕКТИВНОСТИ РАЗРЕШЕНИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ПРОТИВОРЕЧИЙ ВОЕННЫМ ПУТЕМ.



4.2. АГРЕССИЯ В ОБЩЕМ КОМПЛЕКСЕ ПСИХИКИ ЧЕЛОВЕКА РАЗУМНОГО.

Агрессивное поведение – древнейший и важнейший сегмент комплекса социального поведения – отвечает за обеспечение доступа особи к витальным ресурсам, на которые претендуют также другие члены локальной популяции (стадо, род, семья, племя, корпорация, государство…).

Спор за ресурсы – норма жизни любой популяции живых существ. Тем более успешной, где численность членов растет, а количество ресурсов, если и растет, то куда меньшими темпами. Хотя в большинстве случаев ресурсы, «привязанные» к конкретной территории, остаются конечным или даже сокращаются ввиду увеличения «нагрузки» на среду обитания из-за роста численности «успешной» популяции.

Разрешаются споры за ресурсы по-разному: отселением избыточной части популяции на новые территории (колонизация), перераспределением ресурсов в пользу тех или иных особей в соответствии с принципами иерархии (высокоранговым – лучшее и больше), воровство, драки… В животном мире даже самые острые конфликты редко угрожают жизни их участников, ограничиваясь, как правило, нелетальными травмами. В противном случае чрезмерно воинственная внутри себя популяция очень скоро бы ослабла перед лицом внешних врагов, потеряв в междоусобицах своих лучших воинов и защитников, и неминуемо стала бы добычей соседей. Регулируется накал внутрипопуляционной борьбы за ресурсы специально выработанными в ходе эволюции наследственными программами поведения, ограничивающими применение самого грозного и смертоносного естественного оружия данного животного вида по отношению к «своим». (Подробнее об этом говорилось в предыдущей части текста). Такие инстинктивные «ограничители агрессии» по отношению к «своим» существовали и у гоминид на доразумном этапе их истории. Но с появлением в их арсенале средств адаптации к среде РАЗУМА и его продуктов – искусственных ОРУДИЙ ТРУДА, которые в ситуациях внутренних конфликтов легко превращались в ОРУЖИЕ, смертоносное не только по отношению к «чужим», но и к «своим», антропоиды превращались в гиперагрессивных животных единственных из всех в естественной истории способных нарушить заповедь «НЕ УБИЙ – СВОЕГО». С этих пор разум и его технические и технологические производные, ввиду отсутствия надежных ограничителей агрессии, становятся опаснейшей угрозой существованию вида – изнутри: из психики особей данного вида, где обреталась лишенная естественных «тормозов» агрессия. Что неоднократно доказано всей историей человечества, добросовестно убивавшего самого себя на протяжении всей своей многообразной истории в самых разнообразных масштабах и самыми оригинальными способами, используя всякий раз лучшие достижения собственного ума. И хотя со временем тот же разум выработал искусственные ограничители агрессии – мораль и законы, технологии их использования и освоения, среди которых ведущую роль играют педагогика и юриспруденция сегодня остаются все еще очень несовершенными.

* * *

Социальное поведение современных людей диктуется не только разумом и культурной традицией, но все еще подчиняется закономерностям, присущим ИНСТИНКТИВНОМУ (филогенетически возникшему) поведению.

Общая структура социального поведения людей трехчленна: инстинкты + культурная традиция + личный разум.

Знание, выросшее из логического разумного понятийного мышления, не вывело человека из-под влияния программ инстинктивного поведения. И даже не ослабило, не притормозило их работу в его психике. Оно лишь обременило сознание человека добавочным набором поведенческих альтернатив и необходимостью делать выбор из многих возможностей, что особенно мучительно в ситуациях, когда для такого выбора не остается времени и решение нужно принимать мгновенно.

Спровоцированное логическим причинно-следственным мышлением экспериментирование с окружающим миром вооружило человека первыми орудиями: ручное рубило и огонь, которые он тут же использовал среди прочих целей, чтобы убивать и жарить … даже своих собратьев, расширив диапазон их применения на представителей собственного вида и, превратив в оружие. Не случайно, к примеру, на стоянках синантропа вместе со следами огня находятся раздробленные и поджаренные человеческие кости.
Понятийное логическое мышление, языковая коммуникация и орудийная деятельность позволили человеку сотворить себе иллюзию господства над растительным и животным миром. Вообразив себя победителем в межвидовом отборе и, назначив себя «Царем Зверей и всей Природы», он принялся следом по-своему столь же грубо и самонадеянно овладевать изнутри пространством собственного вида и его обитателями. Однако Природа изощренно наказала самоуверенного звероподобного хама за уродливые попытки прикоснуться к ее деликатному и интимному естеству грубыми инструментами гипертрофированной агрессивности и ускоренно развивающейся, но все еще очень незрелой «разумности». Природа–Мать неоднократно и весьма недвусмысленно намекала на возможные последствия такого безумия, «организовав» ряд самоубийственных для целых популяций человекообразных приматов – племен, народов, наций, государств – военных конфликтов, закончившихся тотальным уничтожением и победителей, и побежденных. И сегодня Она все еще продолжает «намекать» людям, а, порою, уже и кричать открытым текстом о катастрофических угрозах, которыми чреваты дальнейшие манипуляции незрелым, неуправляемым и ограниченным в своих когнитивных способностях рассудком.

Постепенно – к началу первого тысячелетия новой эры – из понятийного мышления так называемых «разумных человеков» начинает прорастать мораль – теоретическое осознание неизбежной ответственности за преступную агрессию в отношении своего вида. Соединив ее с нерушимой разумной волей к достижению такой цели и с эффективными технологиями внедрения сознания ответственности в Картину Мира, а также с технологиями разумного поведения, управляющего агрессией (функция педагогики) современный человек в конце концов может предотвратить угрозу своего самоуничтожения. Как минимум, в масштабах самых цивилизованных и культурных локальных популяций своего вида.

В поведении общественных животных (особенно «вооружённых» хищников) уже встречаются некоторые аналоги морали: поведенческие «механизмы», тормозящие внутривидовую агрессию. Но они работают лишь в естественных условиях – за пределами разума. К неестественным условиям, блокирующим работу ограничителей агрессии, можно отнести и неволю, где ограниченность замкнутой территории не позволяет побежденному спастись бегством, освободив от своего присутствия конкурентное пространство. Это блокирует работу примиряющих программ поведения и вынуждает победителя убивать соперника смертным боем. Игнорируя миролюбивые мантры про «грех братоубийства».

4.3. ИНСТИНКТИВНАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО СОЦИАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ.



На каждом шагу мы сталкиваемся с опасным заблуждением: человеческое социальное поведение диктуется только (!) осознанной ответственностью. Недопустимо игнорировать его инстинктивную составляющую, доставшуюся нам от предков.
Наш общий с шимпанзе древнейший предок инстинктивно:
• был предан другу (сородичу);
• с презрением к смерти готов был отдать жизнь, защищая своё сообщество;
• нежно и бережно относился к молодым сородичам;
• защищал самок даже ценой собственной жизни;
• не убивал «своих».

У папуасов центральной Новой Гвинеи каждое из крошечных селений находится в постоянном состоянии войны с соседями. Организованные разбойничьи набеги на соседние селения происходят очень редко, но, случайно встретив на границе своей территории «чужих» - старуху или детей, "захватывают с собой" их головы. Населяют такие посёлки десять—пятнадцать мужчин с их женами и детьми. Они неизбежно побратимы, друзья: каждый не раз спасал другому жизнь, и хотя между ними бывает соперничество из-за рангового порядка, из-за девушек и т. д., оно неизбежно отходит на задний план перед постоянной необходимостью вместе защищаться от враждебных соседей. А сражаться с ними за существование своего сообщества приходится так часто, что все побуждения внутривидовой агрессии имеют достаточный выход наружу. При таких обстоятельствах в таком содружестве пятнадцати мужчин каждый из них — «естественно» — соблюдает десять заповедей Моисея по отношению к своему товарищу: не убий, не клевещи, не лги, не укради, не прелюбодействуй, чти отца своего и мать свою, и вообще всех старых и мудрых носителей традиции и опыта.

И мы унаследовали это духовное богатство, приходящее к нам вместе с кровью – от мамы с папой и подержанное здравым смыслом, опирающимся на простейшее и недалекое предвидение последствий своих поступков. Унаследовали «просто так»: без специальных усилий, помимо педагогики и воспитания с проповедями: «делай так», «не делай так» … Оно все само собой так получается. Так, а не иначе.
От других – позднейших предков — австралопитеков (охотников на крупную дичь) — мы унаследовали "натуру хищника" с ее «культурой» убийства и плотоядности (поедание плоти), которые, мотивированные внутривидовым отбором, породили каннибализм. И сегодня встречающийся не только в психиатрических клиниках и на съемочных площадках Голливуда, но всюду, где нечеловеческие условия выживания требуют ради спасения собственной шкуры скушать – со всей его шкурой и шнурками – своего родственника, соседа, а еще лучше постороннего человечка, которому сегодня не повезло.

В естественных условиях (вне антропогенеза) каннибализм хищников — редкое исключение. Очень редкое! И потому, когда мы выспренно говорим про «зверства» людские, мы оскорбляем безответных зверюшек. Незаслуженно. Разве же это звери по сравнению с человеком?!

От природы человек лишён смертоносного естественного оружия – телесных органов убийства: клыков, рогов, когтей, могучих лап, копыт, смертельных ядов ... Его предки, соперничая в споре за ресурсы, не могли перебить друг друга на смерть, царапаясь, бодаясь, кусаясь или удушая. И побежденные всегда могли затормозить агрессивность победителей жестами покорности или испуганным криком. Поэтому им были не нужны специальные поведенческие программы предотвращения внезапного убийства. И потому Природа-Мать ими их обделила – не обеспечила антропоидов мощными средствами торможения агрессии, удерживающими от применения смертельного естественного оружия против собратьев по виду.

Изобретение искусственного оружия – неожиданно – открыло новые возможности убийства, нарушив равновесие слабых запретов агрессии, адекватных слабым возможностям убийства.

Человечество уже давным-давно уничтожило бы себя с помощью своих первых же великих открытий в области техники и технологий, если бы не великий дар ответственности, присущий, однако, отнюдь не всем особям популяции, но лишь самым опытным и глубоко мыслящим. И если до сих пор вид «человек разумный» не погиб в результате собственных экспериментов, то только благодаря тому, что некоторые люди способны поставить перед собой вопрос о последствиях своих поступков, правильно ответить на него и принудить – волевым и силовым способом – своих собратьев исполнить «рекомендованные» ими модели поведения. Неукоснительно!

Однако, даже это не гарантирует нашему виду спасения от самоуничтожения до тех пор, пока ответственность за собственные поступки будет присуща лишь некоторым из людей.

Со времени изобретения ручного рубила моральная ответственность за персональное поведение значительно возросла. С нею вместе усовершенствовались технологии запретов убийств. Но возросла и легкость убийства: усовершенствованная техника позволяет убивать опосредованно — на расстоянии — не затрагивая эмоций убийцы ужасом переживания отвратительности последствий причиненной смерти. Психически нормальный человек не стал бы охотиться даже на зайцев, если бы ему приходилось убивать дичь непосредственно – зубами и ногтями. Лишь благодаря изоляции наших чувств от сенсорной достоверности отвратительных последствий убийства: конвульсивного трепета тела, из которого уходит жизнь, запаха крови, зрелища разлагающегося трупа… становится возможным, чтобы человек, который едва ли решился бы дать оплеуху невоспитанному ребенку, был способен нажать пусковую кнопку ракетного оружия или открыть бомбовые люки, обрекая сотни детей на ужасную смерть.
Конкуренция сородичей за доступ к ресурсам внутри популяции, производящая отбор без связи с вневидовым окружением, может извратить и гипертрофировать агрессивный инстинкт, направив его на ослабление и уничтожение потенциала локальной популяции гоминоидов.

В психике современного цивилизованного человека потенциал агрессивных поступков никуда не делся и ждет своего часа, чтобы проявиться во всей своей красе и могуществе, едва для этого созреют соответствующие условия и сформируются адекватные вызовы, требующие его применения. Могущество государства с его законами и поддерживающей их карательной системой, с воспитательными институтами пропаганды в лице Церкви, Школы и Семьи, специальные программы провокации агрессивности с последующей сублимацией ее спортом, искусством тетра, кино, ритуальных массовых праздников прошлых побед и демонстраций единства и социальной сплоченности вокруг общих ценностей и лидеров… и иными коллективными зрелищами тушат вспыхивающие то тут, то там искры братоубийственных инстинктов, тормозя проявление животных программ разрешения социальных конфликтов и противоречий. Однако общественный и государственный организмы никогда не работают идеально целиком и во всех своих звеньях. Следовательно, в любой момент, то тут, то там, могут возникнуть зоны неудовлетворенной и неконтролируемой конфликтности, наполненные нерастраченным потенциалом инстинктивной агрессивности, требующей разрядки, но не получающей ее. И всякий педагог, если он педагог не только по диплому, должен уметь спасти заблудшую в дебрях собственной дикости душу. Внутривидовой отбор в древности вооружил нас агрессивностью, для которой сегодня не всегда так же легко и просто находятся адекватные выходы, как в стародавние времена. Но если не решать такие проблемы сегодня, отпуская их на самотек, это чревато самоуничтожением, как отдельной локальной популяции (племени, страны, государства), так и всего человечества в огне наследственной программы внутривидовой конкуренции.

Столетиями индейцы прерий вели дикую жизнь, состоявшую почти исключительно из войн и грабежей. Это усиливало их агрессивность с каждым новым поколением. В короткий срок это запечатлелось в генах. В условиях современной урбанистической постиндустриальной цивилизации индейцы страдают неврозами чаще, чем другие группы людей, из-за подавленной культурой агрессивности. Насилие и убийство по отношению к чужим у них в порядке вещей; по отношению к соплеменникам, напротив, оно крайне редко, поскольку ему препятствует табу. Убивший соплеменника обязан был, согласно традиции, покончить с собой. Аналогичны судьбы гиперагрессивных народов Кавказа, среди которых особенно прославились своей кровожадной разбойной воинственностью чеченцы.

Сегодня внутривидовой отбор по-прежнему стимулируется конкуренцией, но уже в иных культурных формах. На смену соперничеству мышц, свирепости, кровожадности, храбрости… пришли накопительство, тщеславие, экономическая конкуренция, обман и пр., подавляя и замещая собой прежние катализаторы борьбы за существование: дружескую взаимопомощь, кооперацию и сотрудничество. Коммерческая конкуренция вызывает гипертрофию агрессии.

Однако … выигрыш в богатстве, власти, предательстве и подлости не ведет к многочисленности потомства. А, значит, к торжеству Естественного Отбора. Когда выживают и оставляют после себя потомство лучшие. Если внимательно присмотреться к тому генетическому материалу, который остается после нынешних победителей, явственно ощущается рвотный рефлекс. Тоже показатель. Своеобразный!



Никита Поликарпович Мирошниченко

АГРЕССИВНОСТЬ И ВОИНСТВЕННОСТЬ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПЕДАГОГИКИ.

Часть 2.

Оглавление.

4. Агрессия в современном обществе. Об эффективности разрешения социальных противоречий военным путем.
4.1. Возникновение разумной надстройки в общем комплексе психики гоминоидов.
4.2. Агрессия в общем комплексе психики Человека Разумного.
4.3. Инстинктивная составляющая человеческого социального поведения.
4.4. Мотивация агрессии – индивидуальной и социальной.
4.5. Ускорение темпов развития человечества. Табу инстинктивные и табу культурные (мораль).
4.6. Торможение и отмена агрессивного поведения. Энергетическое обеспечение морали. Эмоциональная составляющая морального акта.
4.7. Технологии управления агрессией.
4.8. Воспитание агрессии.
5. Причины искажения и деформации инстинкта агрессии у человека. Проповедь смирения.



4.1. ВОЗНИКНОВЕНИЕ РАЗУМНОЙ НАДСТРОЙКИ В ОБЩЕМ КОМПЛЕКСЕ ПСИХИКИ ГОМИНОИДОВ.

Формирование зачатков разумной психики началось примерно 800 000 лет тому назад. И около 50 000 лет назад, судя по ископаемым останкам, уже существовала живая тварь, обладавшая физиолого-анатомическим обликом современного Человека Разумного. Внешне она выглядела вполне, как современные люди, но еще без культурного опыта, который предстояло накопить, выразить и закрепить в речи, в языке, в письменности за годы человеческой истории.

Разумная надстройка над бездной бессознательного психического формировалась в постепенно. Сперва человекообразное существо долго училось разумно выбирать из репертуара многочисленных и разнообразных инстинктов тот единственно верный и уместный, который безошибочно решал возникшую проблему. И только когда «правильного» готового инстинкта на «складах» подсознания не находилось, Разум приступал к выдумыванию новых моделей поведения, неизвестных в прошлом и, потому, необеспеченных наследственностью – не представленных молекулярными «текстами» генетического кода. С этого начинается История Разума, как особый этап Истории Человеческой Психики и, как Разумная История, когда человек уже не приспосабливается «вслепую» и «наощупь» к условиям внешней среды обитания, а разумно и активно формирует их для себя такими, какими они ему нужны, сперва в своем воображении, а затем из материи Природы.

В дальнейшем Человек окружает себя выдуманными рукотворными изделиями — артефактами, из которых складывается оболочка Человеческой Культуры, все более и все далее отделяющая Человека от его Естественной Природы и заменяющая последнюю Природой Искусственной.

С возникновением в Человеческой Психике разумной «надстройки» ИСТОРИЯ нашего вида ускоряется настолько, что начинает обгонять ЭВОЛЮЦИЮ вида. Исторические периоды всё более насыщаются переменами, происходящими уже не случайно и стихийно — в ходе «чисто» Естественного Отбора, а в результате игры человеческих ВОЛИ и РАЗУМА — новых могучих сил Природы, формирующих содержание истории человека. Которые он сам пока в себе плохо различает и понимает. И еще хуже с ними управляется.
Где-то в самой глубине дремучей темени времен, когда только разгорались первые искры предчеловеческой разумности, гоминиды научились поедать мясо. Сперва мясо падали, остававшееся после природных катастроф – наводнений, пожаров или украденное у хищников. Позже человекообразные научились умышленно и целенаправленно убивать животных с помощью специально изготовленных для этого орудий. И так из травоядных превратились в хищников. Появление мяса – источника белков – в рационе стало важной причиной изменения химического состава организмов и, что особенно важно, тканей головного мозга, получившего из белков мощную энергетическую подпитку. С тех пор головной мозг гоминид заработал с невиданной силой и разнообразием.

Первые примерно три десятка тысяч лет своей уже вполне человеческой истории человеческий разум совершенствовался, овладевая искусством охоты и собирательства.
Примерно 15-12 тыс лет назад Человек Разумный начал одомашнивать животных и научился их искусственно разводить, а 9-8 тыс лет назад он начал возделывать землю и кормиться плодами аграрного труда.

4-3 тыс лет назад он овладел добычей и обработкой металлов. После чего, очень скоро, стал строить города — сначала, как военные крепости для защиты плодов своего труда от «чужих». Позже оборонительные укрепления превращались в центры ремесел, торговли и администрации, нуждавшейся уже в защите и от зависти «своих». Так возникли первые островки (зародыши) новой — ГОРОДСКОЙ цивилизации, просуществовавшие последние 4 тыс лет в океане господствующего АГРАРНОГО (сельского) уклада. Пока, в ходе экспоненциального роста, не поглотили (особенно за последние сто лет) Аграрный Мир целиком, оставив его жалкие индустриализованные остатки в качестве придатков своей периферии.

Тысячу лет назад городская цивилизация стала интенсивно развиваться, постепенно поглощая и модернизируя аграрную, а вместе с нею и порожденные ею общественные отношения.

Однако, пока что не следует переоценивать роль и значение Разумного Поведения в совокупном репертуаре человеческих поступков. Инстинктивное — унаследованное поведение по-прежнему остается доминирующим и по своему удельному весу, и по значению. А разумное поведение еще долго останется тонким и зыбким «налетом» на иррациональной и непредсказуемой истории человеков, горделиво не желающих признаваться самим себе в своем животном происхождении, а, значит, игнорирующих животные (инстинктивные) истоки своего поведения и потому отказывающихся от их изучения и разумного управления.

ГЛАВНАЯ ТАЙНА ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ПСИХИКИ – ее двойственная и противоречивая структура и сущность:
• ИНСТИНКТИВНЫЕ (НАСЛЕДСТВЕННЫЕ) ПРОГРАММЫ ПОВЕДЕНИЯ и
• РАЗУМНЫЕ ПРОГРАММЫ ПОВЕДЕНИЯ, которые вечно спорят друг с другом, дополняя и опровергая друг дружку.

До недавнего времени люди считали собственное поведение всецело и совершенно разумным. Им казалось, что они сами «изобретают» и «придумывают» его с начала и до конца. По умолчанию считалось, что чем выше образование человека, чем престижнее учебное заведение, которое он закончил, чем больше он прочел книг, впитав, таким образом, массу чужой мудрости, тем он РАЗУМНЕЕ: тем правильнее поступки, которые он совершает в ответ на вопросы, задаваемые ему переменчивой и коварной Жизнью. Однако не случайно в человеческих языках сосуществуют понятия, обозначающие научную компетенцию и житейскую мудрость. Не зря самые высоколобые академики ведут себя, как неразумные детишки в «простейших» житейских вопросах семейной или личной (интимной) жизни. Что-то не помогает им здесь академическая премудрость. Почему-то сами психологи и психиатры, знающие все или почти все о своих клиентах и пациентах, не рискуют сами решать свои внутренние проблемы и обращаются к помощи коллег. Они мотивируют это, как правило тем, что разворачивая луч разума внутрь самих себя, им трудно преодолеть с его помощью густые облака эмоций, сохранив при этом его (разума) трезвую и беспристрастную «холодность» и объективность.

Что же мешает им сохранить свой Ум от «перегрева»?

Обо что он «трется» в плотных глубинах просвещенной Души?

Как спасти закаленный формальной ученостью, дипломированный Рассудок от убийственных перегрузок в контактах с загадочным содержанием неорганизованного Духа, способных аннигилировать его без остатка?

И почему нередко самые «простые» - необразованные и даже вовсе неграмотные люди оказываются многажды компетентнее в житейских вопросах, чем академики?
Есть ли вообще какая-то связь, зависимость между Научным Знанием и Житейской Мудростью? Или они принадлежат разным внутренним мирам человека, между которыми еще не наведены мосты, не протоптаны тропки?

Житейская мудрость всегда приходит с личным опытом. Ее накопление невозможно форсировать, скупив чужой опыт оптом или, зарывшись в библиотеки, фанатически выучив все учебники, сдав все, какие только можно, экзамены и зачеты. В библиотеках и архивах спрятана Чужая Мудрость, Чужой Опыт! А в жизни каждому приходится опираться исключительно на свой собственный. Причем почему-то в момент, когда нужно принимать единственно верное решение и совершать Поступок наша разумная ученая память отказывает нам в помощи и приходится действовать наугад, спонтанно, интуитивно, опираясь на какую-то иную память. Как бы накануне мы ни готовились к этому моменту, формируя заранее разнообразные модели поведения на все возможные случаи развития событий, мы действуем, однако, спонтанно, незапланированно. И ... может быть именно поэтому иногда успешно? Но успех приходит откуда-то исподволь, во многом независимо от наших предварительных планов, расчетов и прогнозов. Если это действительно так, тогда почему бы не задуматься: а действительно ли наше поведение настолько разумно, насколько нам это кажется?!

При внимательном и беспристрастном изучении оказывается, что самое новаторское, самое уникально мудрое поведение человека в основе своей состоит из мощного и глубокого фундамента растворенных в недрах нашего интеллекта (души) инстинктов.
Человек, сочиняя вычурные проекты своих самых изощренных поступков, на самом деле всего лишь, более или менее сознательно, комбинирует друг с другом либо целые поведенческие наследственные комплексы, либо, расчленяя их на фрагменты, творит из них, как из «пазлов», поведенческие добавки, вставки, приставки, оконцовки, до неузнаваемости изменяющие стандартные наследственные программы поведения. Порожденный человеческой гордыней призрак произвольной разумной умственной деятельности скрывает от нас подлинную сущность человеческого разума —
выбор из необозримо гигантского генетического репертуара стереотипного поведения тех адекватных конкретным жизненным обстоятельствам данной человеческой особи «единиц хранения» (они же «модели поведения»), которые, в некоторой определенной конфигурации и уникальном взаимосочетании, единственно смогут удовлетворить актуальную потребность данного субъекта.

Творческие свойства человеческого ума, именуемые модным словечком «креативность», проявляются не в создании заново — с «нуля» — оригинальных «ответов» на требования ситуации, в которой очутился мыслящий субъект, а «всего лишь» в
• умном отборе из генетического арсенала инстинктов, адекватных данной ситуации,
• их анализе — расчленении на отдельные «рефлексы - операции - поступки»
• и новой — правильной — рекомбинации (реконструкции) поступков — из этих поведенческих «элементарных частиц», «на выходе» обеспечивающей необходимый результат.

При этом человеческий РАЗУМ никогда не работает обособленно от ВОЛИ, необходимой для торможения смежных тождественных инстинктов или их элементарных фрагментов - рефлексов, разбуженных многозначными и разнонаправленными сигнальными раздражителями — сразу и одновременно.

Архив наследственных программ, из арсенала которых сегодня человек формирует собственное поведение складывался на протяжении последних 30 млн лет. За этот период гоминоид, накапливавший в своей генетической памяти модели поведенческих стереотипов, по меньшей мере трижды существенно изменялся, приспосабливаясь к переменчивым требованиям капризной среды обитания, превращаясь из «чисто» животного (примата) — в полуобезьяну-получеловека и, наконец, в Человека Разумного. Все это время менялся не только внешний облик гомиинида, но и его внутреннее — психическое содержание — поведенческие стереотипы, постепенно усложнявшиеся и все более проникавшиеся Волей и Разумом.

Однако, нарастание скорости перемен приводило к тому, что новые программы поведения в изменчивой среде нередко противоречили старым, создававшимся для адаптации к совсем иным обстоятельствам. При этом избавиться от старых поведенческих стереотипов естественным образом было невозможно. Для этого требовалось очень много времени, в ходе которого «сама собой» старая модель поведения постепенно стерлась бы в памяти за ненадобностью. Долгая невостребованность устаревшего инстинкта истончила бы, ослабила и, в конце концов, разъединила нейронные связи фрагментов мозга, формировавшие старый тип поведения.
Такого времени ускорявшаяся эволюция не давала, поэтому в мозгу человекообразного существа поверх старых нейронных связей формировались новые — конкурирующие связи, не успевавшие «стереть», вытеснить своих оппонентов и вынужденные наслаиваться на них и сосуществовать вместе в океане безразмерной памяти, одновременно участвуя в разных поведенческих комплексах.

Так в душе человекообразного существа постепенно складывалась неоднородная и внутренне противоречивая гремучая (!) смесь очень разных, нередко антагонистических инстинктов, используемых нашими архаическими предками по наитию и все более требовавшая к себе серьезного отношения, а точнее — РАЗУМНОГО из них ВЫБОРА. В стихийных экспериментах по отбору и выбору из противоречивого и неоднородного репертуара инстинктов адекватных моделей поведения (адекватных новым требованиям среды) и формировался человеческий РАЗУМ и его неизменный и неминуемый помощник и «программное приложение» - ВОЛЯ, тормозившая и обуздывавшая после свершившегося выбора активность конкурентных инстинктов.

Здесь — в древней почве спорящих между собой инстинктов, формирующих поведение животного вида «Человек Разумный» и в искусстве манипулирования собственными психическими инструментами — «Разумом» и «Волей» — кроются корни ВСЕХ проблем нашей жизни.

ВСЕ люди генетически наследуют один и тот же репертуар инстинктов. Но каждый ПО-СВОЕМУ неповторимо и в разной степени искусно пользуется их арсеналом — в зависимости от того, как его этому научили родители, педагоги, тренеры, товарищи, супруги, начальники, командиры... одним словом — Ее Величество Жизнь.

(Продолжение следует)



Никита Поликарпович Мирошниченко

АГРЕССИВНОСТЬ И ВОИНСТВЕННОСТЬ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПЕДАГОГИКИ. Часть 1.

3. ДОЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ (ДОРАЗУМНАЯ) ЖИВОТНАЯ АГРЕССИВНОСТЬ. АГРЕССИВНОЕ БЕЗУМИЕ (продолжение).

3.8. СОЦИАЛЬНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ ТОРМОЖЕНИЯ (ПОДАВЛЕНИЯ) И УПРАВЛЕНИЯ АГРЕССИЕЙ. ЖИВОТНАЯ «МОРАЛЬ».

Неограниченная внутривидовая агрессия с использованием искусственных орудий труда в качестве ОРУЖИЯ, содержит угрозу выживанию популяции. Орудийный прогресс, вооружающий человекообразное существо инструментами, способными не только продолжать жизнь особей своего вида, но и ее укорачивать, нуждается в сопровождении адекватными ему технологиями безопасного использования инструментария. Среди которых – методы торможения, ослабления и замещения агрессии.

Однако, при этом недопустимо полное выключение функции агрессии – в ее оборонной ипостаси, необходимой для сохранения популяции в борьбе с соседями – своего вида и иных видов. В идеале нужны технологии поддержания некоторого уровня фоновой агрессивности, готовой, при угрозе, мгновенно «вспыхнуть» до уровня максимальных значений. И такой уровень хронической фоновой агрессивности, безопасной для «своих» поддерживается специальными эволюционно выработанными психическими инструментами:
• турнирными боями,
• заботой о потомстве,
• инфантильным поведением,
• жестами покорности,
• переориентированными движениями нападения.

3.8.1. ТУРНИРНЫЕ БОИ

Турнирные бои направлены на определение сильнейшего и не вредят более слабому. Это обеспечено особым ритуалом «рыцарского» поведения.
1) Начинается турнир с обоюдных провокационных «угроз»:
- дерзкого прямого взгляда глаза в глаза,
- демонстрации преувеличенных размеров своего тела: стоят на вытянутых ногах, высоко подымают голову, распушивают шерсть, хохлы или другие специальные выросты, надуваются, стараются занять более высокую позицию — вскочить на бугор, камень, пень, ветку,
- демонстрация воинственной позы и окраса (прилив крови),
- демонстрация агрессивной мимики,
- демонстрация оскорбительных и угрожающих воинственных звуков («боевой клич»): шипение, рычание, урчание, вой…,
- сближения на предельно короткую дистанцию, нарушающую «святость» личного пространства – до непосредственного телесного контакта …
Промежуток времени между постепенно усиливающимися угрозами и их осуществлением сокращается и переходит к стадии «прикидки сил». У видов, сражающихся по-настоящему отдельные фазы угроз длятся секунды, а затем следует атака. При быстрых приливах и отливах возбуждения некоторые из упомянутых ступеней пропускаются.

2) Угрозы сменяет т.н. «прикидка сил»:
- наскоки, толкания, вытеснения с «ринга»,
- демонстрации вооруженности (манипуляции рогами, хвостом, оскалы зубов, царапание земли…) — прелюдия и пролог к битве, позволяющие слабому сопернику своевременно отказаться от безнадежной борьбы.
Первую и вторую фазы развития конфликта можно обобщить одним термином: психический поединок, способный предотвратить поединок физический – кровавый. Сильнейший – и телом, и духом – определяется без жертв и кровопролития. Редко бойцам равным по силе приходится определять победителя кровавым путем.
Если чья-то психика не выдерживает, чтобы унять агрессивность победителя, побежденный принимает позу подчинения и покорности. В ней все противоположно агрессии: размеры снижаются — поджимаются ноги, падают на колени, брюхо или спину, голову опускают, когти и зубы прячут, в глаза не смотрят, вместо устрашающих звуков издают писк, визг, причитания, предлагают победителю самые уязвимые места для атаки.

При виде позы подчинения победитель постепенно умиротворяется и может заменить избиение ритуалом — потрепать за волосы, похлопать лапой, толкнуть, ущипнуть, обгадить. Кровопролитная стычка собратьев заменяется психологической дуэлью. В ней побеждает не более сильный физически, не более умный, а более агрессивный — тот, кто легко приходит в ярость, может долго и часто угрожать и устойчив к чужим угрозам.

Психический поединок самцов джейранов (вооружены острыми рогами).

1.Завидев противника, вторгшегося на территорию, самец стоит на высоком месте на выпрямленных ногах, высоко подняв голову и рога.

2. Сблизившись, самцы идут параллельным: курсом. Тут важно, кто окажется выше ростом.

3. Если никто не испугался, рога переводятся в позу атаки. Но стоят животные параллельно, каждому пока еще можно убежать.

4. Теперь дуэлянты встают напротив и показывают, бодая кусты, что они могут сделать оружием.

5. И только если оба не уступили, они скрещивают оружие. Но при этом они не наносят смертельного удара в бок и брюхо, как поступили бы с хищником, а всего лишь бодаются, заставляя противника пятиться и сворачивая ему шею вбок. Более слабый убегает.

6. Победитель гонится за соперником, но не очень быстро, давая ему уйти.

7. Прекратив погоню, победитель издает вдогонку победный крик, утверждающий его в собственных глазах (и глазах самок если, они видели турнир), а проигравшего — подавляет.

3) Рыцарски благородный турнирный бой возникает из жестокой борьбы без правил. Где у хорошо вооруженных животных неукоснительно действует эволюционно выработанный запрет применять смертоносное оружие или убийственный прием в драке со «своими».

- Волк может убить оленя или даже лося одним ударом, клыками разорвав горло или брюхо. Но в драке с другим волком он этих приемов применять не имеет права. Он бьет сородича-противника открытыми зубами по губам, разбивая их в кровь. Очень больно, достаточно, чтобы выиграть психологически и «по очкам», но не смертельно.
- Лев, наскочив на быка сбоку, одним ударом лапы ломает ему позвоночник, а кривыми ножами-когтями делает огромную рану на боку. Но два дерущихся льва не смеют применять этот «коронный удар». Они бьют друг друга когтями по ушам. Тоже очень больно, но тоже не смертельно.
- Собаке или другому врагу не своего вида кот норовит попасть когтями в глаза и часто достигает успеха. Когда дерутся два кота, удары сыплются градом. Но среди бродячих котов-драчунов почти нет одноглазых. Уши же изодраны в клочья.
- Олень, защищаясь от хищника, норовит ударить его рогами в бок, и этот удар страшен: несколько копий сразу пронзают тело. Но в драке с оленем же он бьет его по рогам или, сцепив рога, заставляет опустить голову и пятиться. Грохот боя слышен на весь лес, а соперники невредимы.

Торможение опасных атакующих движений: если два бойца долго противостоят друг другу в угрожающих позах, то один из них может начать атаку, но он остановит свой бросок, если противник не изготовится к ответной агрессии или продемонстрирует покорность. «Лежачего не бьют». «Повинную голову меч не сечет». Нападать на принявшего позу покорности - табу. Проигравший поединок останавливает распаленного победителя, предложив нарушить запрет:
- Проигравшие волк, лев или олень вдруг прыжком отскакивают от противника и встают к нему боком, в положение, самое удобное для нанесения смертельного удара. Но именно этот-то удар противник и не может нанести.
- Проигравший мальчишка закладывает руки за спину и, подставляя лицо, кричит: «На, бей!»

3.8.2. ЗАБОТА О ПОТОМСТВЕ.

Животные, заботящиеся о потомстве, ко времени появления малышей должны быть особенно агрессивны по отношению к другим существам, способным стать для малюток источником угрозы. Поэтому самка-мать постоянно пребывает в состоянии превентивной перманентной агрессии, готовая в любой момент встать на защиту детеныша от кого бы то ни было. Однако она способна обрушить свою агрессию в том числе на собственных детенышей. Особенно, если они у нее первые и еще не сформирован собственный опыт различения источников угроз.

Птица, высиживающая яйца, должна для защиты своего потомства нападать на любое приближающееся к гнезду живое существо. Индейка, пока она сидит на гнезде, должна быть постоянно готова нападать не только на мышей, крыс, хорьков, ворон, сорок, и т. д. и т. п., но и на собратьев по виду, потому что они почти так же опасны для ее выводка, как хищники. Она должна быть тем агрессивнее, чем ближе угроза к центру ее мира, к ее гнезду. Только собственному птенцу, который в самый разгар ее агрессивности вылупляется из скорлупы, она не должна причинять никакого вреда! Торможение у индейки включается только акустически — писком птенцов.
Глухие индейки нормально высиживали птенцов, но заклевывали насмерть своих детей, едва они вылуплялись из яиц! Если глухой индейке, которая отсидела на искусственных яйцах положенный срок и потому должна быть готова к приему птенцов, показать однодневного индюшонка, она реагирует на него вовсе не материнским поведением: не издает призывных звуков, а когда малыш приближается к ней примерно на метр, готовится к отпору — распускает перья, яростно шипит и, как только индюшонок оказывается в пределах досягаемости ее клюва, клюет его изо всех сил. Она клюет все, что движется около ее гнезда и не настолько велико, чтобы реакция бегства пересилила агрессию. Только писк индюшонка, и ничто больше, посредством врожденного механизма включает материнское поведение и сдерживает агрессию.
Если к индейке, сидящей на гнезде, подтягивать на нитке чучело индюшонка, то она клюет его точно так же, как глухая. Но стоит включить встроенный в чучело маленький динамик, из которого раздается магнитофонная запись "плача" индюшонка, как нападение обрывается вмешательством торможения; индейка начинает издавать типичные призывные звуки, соответствующие квохтанью домашних кур.

Каждая неопытная индейка, только что впервые высидевшая индюшат, нападает на все предметы, движущиеся возле ее гнезда, размерами примерно от землеройки до большой кошки. У такой птицы нет врожденного "знания", как именно выглядят хищники, которых нужно отгонять. На беззвучно приближающееся чучело ласки или хомяка она нападает не более яростно, чем на чучело индюшонка, но, с другой стороны, готова тотчас по-матерински принять обоих хищников, если они предъявят "удостоверение индюшонка" — магнитофонную запись цыплячьего писка — через встроенный микродинамик. Сильное впечатление — видеть, как такая индейка, только что яростно клевавшая беззвучно приближавшегося птенчика, с материнским призывом расправляет перья, чтобы с готовностью принять под себя пищащее чучело хорька, подменного ребенка в самом отчаянном смысле слова.

Единственный признак, который, врожденным образом усиливает реакцию на врага, — это волосистая, покрытая мехом поверхность. Меховые чучела раздражают индеек сильнее, чем гладкие. Индюшонок, — а он имеет как раз подходящие размеры, движется около гнезда, да еще вдобавок покрыт пухом — непременно вызывает у матери оборонительное поведение, которое должно подавляться цыплячьим писком, чтобы предотвратить детоубийство. Это относится к птицам, выводящим потомство впервые и еще не знающим по опыту, как выглядят их собственные дети. Индивидуальное обучение меняет такие формы поведения.

Не существует в чистом виде "материнского инстинкта" или "инстинкта заботы о потомстве". Нет и врожденной "схемы" узнавания собственных детей. Целесообразное обращение с потомством — результат объединения множества движения, реакций и торможений, организованных таким образом, что, при нормальных внешних условиях, все вместе они действуют как целостная система, "как будто" данное животное «знает», что ему нужно делать в интересах выживания вида и его отдельных особей. Такую систему можно назвать "инстинктом", но это понятие вводит в заблуждение, поскольку функции этой системы не ограничиваются теми, которые соответствуют определению данного понятия. Напротив, в ее общую структуру встроены и такие побуждения, которые имеют совершенно другие функции, как в нашем примере агрессия и включающие ее рецепторные механизмы.

Когда индейка разъяряется при виде пушистых птенцов, бегающих вокруг гнезда, — это не нежелательный побочный эффект. Для защиты потомства полезно, чтобы птенцы, особенно их красивые пушистые шубки, с самого начала приводили мать в состояние раздражения и готовности к атаке. На детей она напасть не может, этому надежно препятствует торможение, вызванное их писком, и тем легче она разряжает свою ярость на другие живые существа, оказавшиеся вблизи.

У многих позвоночных, которые не заботятся о потомстве, и у некоторых из тех, которые заботятся о нем лишь ограниченное время, малыши уже в раннем возрасте, часто задолго до достижения окончательных размеров, бывают такими же ловкими, пропорционально такими же сильными и почти такими же умными, как взрослые. Поэтому они не нуждаются в защите, и старшие обходятся с ними без всяких церемоний.
Совсем иначе обстоит дело у высокоорганизованных существ, у которых большую роль играют обучение и индивидуальный опыт и у которых родительская опека продолжается долго потому, что "жизненная школа" (передача персонально выработанных – негенетических – навыков) требует много времени.

Молодой пес, волк или ворон уже по достижении окончательных размеров тела бывает неловким, неуклюжим, долговязым существом, которое не способно ни защитить себя от нападения взрослого собрата по виду, ни спастись от него стремительным бегством.
Каннибализм у теплокровных позвоночных редок: собратья по виду "невкусны". Лишь хищные птицы могут в тесной неволе убить и съесть сородича.

3.8.3. ИНФАНТИЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ.

Взрослые собаки не укусят молодую (до 7—8 месяцев), если она пахнет щенком, если, повизгивая, бросается на спину и подставляет свой беззащитный голенький животик, выпускает несколько капель мочи…

Демонстрация поведения и повадок, свойственных молодняку, вызывает у взрослых особей в отношении источников инфантильного поведения торможение агрессии. Такое же торможение агрессии необходимо и перед любыми коллективными действиями, направленными к общей пользе. Так модели поведения, выработанного для «узкой» сферы «педагогических» взаимоотношений с беззащитным молодняком, транслируются вширь, распространяясь на все прочие аспекты солидарных дружественных коммуникаций в стае и в сообществе.

У животных, чьи стаи развились из парной семьи, инстинктивный опыт торможения агрессии против детей и самок сформировался в незапамятные времена. С тех пор у псовых тормозящие агрессию жесты подчинения, развились из выразительных движений молодняка. Многие жесты подчинения, т. е. дружеской покорности по отношению к "уважаемому", но не вызывающему настоящего страха сородичу высшего ранга, происходят формально из отношений щенка с его матерью: тыканье мордой, теребление лапой, лизание уголков рта — восходят к движениям сосания и выпрашивания пищи.
Такова же природа выразительных знаков вежливой учтивости и взаимного благорасположения, когда люди демонстрируют жестами и мимикой взаимную покорность и готовность к сотрудничеству, хотя в действительности между ними существуют вертикальные ранговые отношения власти и повиновения.

Так дружелюбные собаки или волки исполняют друг перед другом инфантильные жесты покорности, приветствуя друг друга.

Так волки перед охотой на лося собирается вместе и всей стаей устраивают церемонию: толкают друг друга мордами, виляют хвостами ..., демонстрируя соглашение и готовность к совместной охоте.

Такова же психическая природа танца воинов масаи, которые ритуальной пляской демонстрируют друг другу сплоченность и организованность, поднимая дух перед охотой на льва.

3.8.4. ТОРМОЖЕНИЕ АГРЕССИИ ПРОТИВ «СЛАБОГО ПОЛА».

У самок насекомых («сильный пол» = источник агрессии) в брачный период существуют специальные механизмы поведения, препятствующие тому, чтобы «счастливый» жених был съеден прежде завершения акта оплодотворения. Хотя нередко, к примеру, у богомолов самка с аппетитом доедает переднюю половину самца, в то время как задняя завершает ее оплодотворение.

Среди животных есть виды, у которых в нормальных условиях самец не нападает на самку (собаки, волки, вьюрковые птицы, некоторые рептилии). Такое торможение агрессии основано, как правило, на обонятельных признаках «дамы» или «кавалера», воспринятых особями «сильного пола». У тех видов, где самцам запрещено кусать самок, дамы обходятся с «кавалерами» покорно и с почтением.

Самцы собаки и волка по отношению к любым нападениям самок ведут себя невозмутимо – лояльно: не огрызаются, и неуклонно сохраняют "мимику доброжелательности" (уши вверх и назад, не топорщат шерсть на загривке). Единственная защита — резкий поворот задней части туловища, которым отшвыривают надоедливо нападающую суку.
Слабый, атаковавший первым, но совершивший следом жест покорности, тем самым признает: «виноват, прошу прощения – не заметил, не сообразил, насколько противник превосходит». В этом случае «прощение» гарантировано.

У голубей, певчих птиц и попугаев существует ритуал, обусловленный ранговым порядком супружеских отношений: самец кормит самку. Это – его социальная обязанность, привилегия сильного, символ статуса.

В человеческом обществе покорного мужа не уважают. Но! Идеал мужчины предполагает ритуально регламентированное формальное повиновение капризам супруги. При том, что принятие стратегически важных решений в критических жизненных ситуациях – нерушимая привилегия доминантного самца. Как и решения сугубо «мужских» проблем, связанных с разнообразной безопасностью семьи.

Самое сильное торможение, не позволяющее кусать самку своего вида обнаружено у европейского хомяка. У этих грызунов такой запрет особенно важен потому, что самец гораздо крупнее самки, а длинные резцы этих животных способны наносить тяжелые раны. Когда во время короткого брачного периода самец вторгается на территорию самки, проходит немало времени, прежде чем эти закоренелые одиночки настолько привыкнут друг к другу, что самка начинает переносить приближение самца без агрессии. В течение этого периода, и только тогда, самка хомяка проявляет пугливость и робость перед самцом! В любое другое время это яростная фурия, безудержно бросающаяся на самца с укусами. При разведении этих животных в неволе необходимо своевременно разъединять партнеров после спаривания, иначе дело доходит до мужских трупов.

Существует зависимость между эффективностью естественного «оружия», которым располагает вид, и механизмами, препятствующими применению этого оружия против собратьев по виду. Чем опаснее «оружие», тем жестче и неумолимее ритуалы, тормозящие агрессию партнеров. Но иногда и эти механизмы отказывают и дают сбой.

Торможение, запрещающее убить или ранить собрата по виду, должно быть особенно сильным и надежным у тех видов, которые, как профессиональные хищники располагают оружием, достаточным для быстрого и верного умерщвления крупной добычи и живут общественной жизнью.

Для хищников-одиночек бывает достаточно того, что сексуальное возбуждение затормаживает и агрессию, и охотничий инстинкт на время, достаточное для безопасного соединения полов. Но если хищники, охотящиеся на крупных животных, постоянно живут вместе, то надежные и неизменно эффективные механизмы торможения должны быть всегда готовыми к действию независимо от меняющихся настроений отдельных особей. У разных животных механизмы социального торможения мобилизуются по-разному: химическими раздражителями ...

Наиболее кровожадные звери обладают самыми надежными средствами торможения убийства.

Торможение — активный процесс, противостоящий столь же активному возбуждению, подавляет или видоизменяет (разряжает) его. Одинаковые принципы лежат в основе стимулов, включающих и активное действие, и его торможение: передатчик стимула состоит из бросающихся в глаза структур, ярких красок и ритуальных движений, а чаще всего — из комбинации всех этих компонентов.

3.8.5. ЖЕСТЫ ПОКОРНОСТИ.

Жесты покорности или жесты умиротворения – инстинктивные ритуализованные движения, тормозящие внутривидовую агрессию. Они возникают разными путями:
- из конфликтного поведения,
- из движений намерения, после смены первоначальной функции,
- из функции сообщения,
- из реакции ответа на поведение, запускающего борьбу, когда животное, чтобы успокоить собрата по виду, старается его не раздражать.

Рыба возбуждает агрессию, показывая роскошный наряд, демонстрируя возможно больший контур тела, расправляя плавники или оттопыривая жаберные крышки, двигаясь рывками. Когда она просит пощады, все происходит наоборот: она бледнеет, прижимает плавники, поворачивается к сородичу, которого нужно успокоить, узкой стороной тела, двигается медленно, крадучись, пряча все стимулы, вызывающие агрессию.
Петух, серьезно побитый в драке, прячет голову в угол или за какое-нибудь укрытие и таким образом скрывает стимулы боевого возбуждения, исходящие от его гребня и бородки.

Исчезновение сигнала, запускающего борьбу, препятствует запуску внутривидовой агрессии. Если нападение запущено, его торможение выражается в угрозе: демонстрации «оружия» (зубы, клюв, когти, сгиб крыла, кулак...). "Понимание" этих жестов – врождённое и, в зависимости от силы адресата, они вызывают у него либо ответную угрозу, либо бегство. В основе возникновения жестов, тормозящих борьбу: ищущий мира, отворачивает оружие от противника. Оружие служит и для нападения, и для защиты, поэтому жестами умиротворения животное с риском для себя разоружается, подставляя противнику незащищенным самое уязвимое место своего тела.
Побежденный волк отворачивает голову и подставляет победителю ранимую боковую сторону шеи, выгнутую навстречу укусу.

Галка подставляет под клюв другой галки, которую нужно умиротворить, незащищенную выпуклость своего затылка — как раз то место, куда клюют с целью убийства.
Если бы зверь внезапно подставил все еще разъяренному противнику самую ранимую часть тела незащищенной, полагаясь лишь на то, что происходящее при этом выключение стимулов, вызывающих нападение, будет достаточным, чтобы предотвратить атаку, это было бы самоубийством. Переход от господства одного инстинкта к господству другого происходит медленно и простое изъятие стимула, вызывающего нападение, постепенно снижает агрессивность нападающего.

Побежденная собака внезапно принимает позу покорности и подставляет победителю незащищенную шею — тот проделывает движение смертельной встряски "вхолостую" возле самой шеи морально побежденного противника, но с закрытой пастью.
Жесты покорности восходят к инфантильному, детскому поведению или к поведению самок, приглашающих к совокуплению при спаривании, и обозначают: "Не трогай меня, пожалуйста!"

3.8.6. ПЕРЕОРИЕНТИРОВАННЫЕ ДВИЖЕНИЯ НАПАДЕНИЯ.

Ритуалы умиротворения или приветствия, возникшие из переориентированных движений нападения, не тормозят агрессию, но отводят ее от товарищей по популяции и направляют на «чужих». Так впервые возникает различие между «своим» («другом») и «чужим» и личная связь индивидов – дружба.

Личность рождается там, где каждая из двух особей играет в жизни другой такую роль, которую не может исполнить никто из других партнеров по популяции. Личность рождается из отношений личной дружбы, из осознания невозможности причинения вреда и из взаимопомощи, выросшей из кооперации, утратившей признаки корыстолюбия и, тем самым, приближающейся к любви, где друг принимается, таким, каков он есть – целиком и воспринимается, как воплощенное совершенство. Именно личные связи по типу «дружбы» тормозят агрессию, умиротворяют соседей и земляков, не связанных «кровью» (происхождением) и служат зародышем совести и морали. Они образуют виртуальную – нравственную основу для построения человеческих взаимоотношений в локальном сообществе с главными признаками человечности:
– представлениями о добре и зле,
- стыдом, переживаемым от осознания вредоносности своих поступков для «своих» и – отсюда –
- запретами причинения вреда «своим».
Существуют общественные структуры, где личная дружба и любовь не играют никакой роли: анонимная стая, сообщество квакв, крысиная стая.



Никита Поликарпович Мирошниченко

АГРЕССИВНОСТЬ И ВОИНСТВЕННОСТЬ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПЕДАГОГИКИ.

Часть 1.
3. ДОЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ (ДОРАЗУМНАЯ) ЖИВОТНАЯ АГРЕССИВНОСТЬ. АГРЕССИВНОЕ БЕЗУМИЕ (продолжение).


3.7. ИЗБЫТОЧНАЯ АГРЕССИВНОСТЬ ЧЕЛОВЕКООБРАЗНЫХ. УСТАНОВЛЕНИЕ И ПОДДЕРЖАНИЕ СОЦИАЛЬНОГО ПОРЯДКА.

Избыточная агрессивность человекообразных — результат внутривидового отбора в течение палеолита. Став вооруженными, одетыми и социально организованными, люди преодолели голод, холод, угрозу диких зверей, утративших роль критических факторов отбора. Движущим фактором отбора с тех пор стала война враждующих представителей соседних популяций своего вида, способная развить "воинские доблести". Агрессия становится мотором и "мотивацией" иных форм социального поведения.
Социальный порядок.
В популяции социальных животных агрессия устанавливает и поддерживает ранговый порядок:
• каждый знает, кто сильнее, и кто слабее его,
• каждый может без борьбы отступить перед более сильным и может ожидать, что более слабый, в свою очередь, отступит перед ним, соблюдая "порядок клевания", регулирующий распределение ресурсов в популяции адекватно социальному статусу и значению особи в жизни сообщества.

Агрессия и ранговый порядок формируют в сообществе иерархическую структуру властных отношений управления-подчинения, сообщающую ему прочность и устойчивость в разнообразных испытаниях. Отношения власти изначально предназначались для:

1) обеспечения повиновения = исполнительской дисциплины – абсолютного подчинения персональной воли особи – воле доминанта и лидера (вожака-вождя, олицетворяющего волю и интересы популяции), необходимого в критических ситуациях неопределенности и неожиданности стихийных бедствий, когда принятие единственно верного ответственного решения – судьбоносно. Как и абсолютное повиновение вожаку в ходе его (решения) исполнения.

2) Смягчения соперничества и противоречий вокруг распределения и перераспределения коллективных и персональных ресурсов.

3) Организации солидарной кооперации и сотрудничества в ходе исполнения общественно значимых работ.

4) Защиты слабых. Каждая особь стремится повысить свой ранг – место в социуме относительно остальных его членов, связанное с некоторым ассортиментом обязанностей и прав (привилегий). Поэтому между непосредственно выше- и нижестоящими всегда возникает враждебность. Особи высокого ранга вмешиваются в ссоры нижестоящих на стороне слабейших. Тем самым они приобретают их «признательность» и «благодарность», способную конвертироваться в союзническую поддержку и содействие в моменты соперничества с конкурентами за повышение или сохранение социального статуса. Подобные отношения особей в популяции несут в себе зачатки политических функций, вовлекая всех членов сообщества в соперничество за власть.

5) Демонстрации образцовых моделей идеального поведения с целью их имитации (обучение) молодняком. Выразительные движения индивида высокого ранга члены стаи воспринимают серьёзнее (как знаки), чем движения особи низкого ранга. На испуг молодой особи остальные, особенно старшие, почти не обращают внимания. Если же тревогу выражает старый самец, все обращаются в бегство.

Чем выше вид животных на «ступенях лестницы эволюции», тем больше значение индивидуального опыта и обучения, носители которых – старые животные. Совместная социальная жизнь наиболее «умных» млекопитающих позволяет передавать во времени индивидуально приобретенную информацию с помощью традиции. Совместная социальная жизнь развивает способность к обучению. Долгая жизнь – за пределами периода способности к размножению – приобретает ценность для сохранения вида.

У оленей предводительницей стада бывает дама преклонного возраста, которой материнские обязанности давно уже не мешают выполнять ее общественный долг.
Шимпанзе подражают только собратьям более высокого ранга.

Стадо павианов управляется "коллегией" престарелых самцов, которые поддерживают свое превосходство над более молодыми и гораздо более сильными членами стада тем, что всегда держатся вместе — а вместе они сильнее любого молодого самца.

Благодаря агрессии:
- внутри обособленной популяции вида биотоп распределяется так, чтобы каждая особь была обеспечена жизненно необходимыми ресурсами,
- рождается жизнеспособное потомство – от лучших отцов и лучших матерей,
- обеспеченное (вместе с самками) защитой и ресурсами, необходимыми для выживания и развития,
- в нестандартных ситуациях небывалых испытаний и кризисов принимаются и непременно исполняются мудрые безошибочные решения, необходимые сообществу,
- уникальный опыт выживания и разрешения нестандартных проблем накапливается авторитетными пожилыми особями и транслируется во времени последующим поколениям популяции.

Биологическая цель агрессии не уничтожение конкурента – собрата по виду, хотя, в ходе поединка возможен несчастный случай, а оптимизация внутривидового отбора: упорядочивание социальных взаимодействий, отбор лучших и полезнейших, накопление и передача опыта.

В неестественных условиях (в искусственно созданной неволе) агрессивное поведение может привести к противоестественному убийству представителя своего вида.
В естественных условиях ближний, провоцирующий у нас агрессивность, не пробуждает желания его убить. Мы хотим лишь, чтобы он признал наше физическое или духовное превосходство. Хотя его избиение, принуждающее к признанию доминантности своего статуса, может привести и к смертельному удару(!). Если в руке доминанта окажется оружие. Которое будет использовано не по назначению.

Внутривидовая агрессия — инструмент организации социальной жизни популяции, обеспечивающий ее выживание и победу в соперничестве за ресурсы – с соседними популяциями собственного вида и с представителями иных видов. Хотя в процессе осуществления агрессивного поведения может быть допущена «технологическая» ошибка (использование орудия не по назначению) и уничтожена жизнь особи своего вида. Но, причиняя зло «своему», действующая сила природы изначально стремится к добру.
Агрессия — инстинкт борьбы с собратьями по виду. В естественных условиях адекватной эксплуатации служит сохранению жизни особи, популяции и вида.
У человека, который собственным трудом слишком быстро изменил технические условия своей жизни, опоздав сотворить адекватные техническому прогрессу технологии обуздания агрессивного инстинкта, может такой «прогресс» может обернуться губительными последствиями.

Никита Поликарпович Мирошниченко

АГРЕССИВНОСТЬ И ВОИНСТВЕННОСТЬ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПЕДАГОГИКИ.

Часть 1.

3. ДОЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ (ДОРАЗУМНАЯ) ЖИВОТНАЯ АГРЕССИВНОСТЬ. АГРЕССИВНОЕ БЕЗУМИЕ (продолжение).



3.4. БИОЛОГИЧЕСКИЙ СМЫСЛ АГРЕССИИ

На поведенческом уровне агрессия проявляется, когда живой организм испытывает температурный дискомфорт или ощущает проблемы с удовлетворением сексуальной нужды или потребностей в пище и воде... Тогда-то и формируется его готовность к ответной – агрессивной реакции на ситуацию, адресованной ее сенсорно воспринимаемым причинам и источникам. Готовность к агрессии активизируется также на фоне нарушения обмена веществ, сердечно-сосудистой недостаточности и может быть адресована любым объектам, оказавшимся в тот момент в зоне досягаемости агрессора. Агрессия – наиболее вероятный и неизбежный ответ на любое проявление прямого и недвусмысленного посягательства:
- на территорию, несущую метки принадлежности данной животной особи,
- на социальный статус в иерархии некоторого животного сообщества: неповиновение воле высокоранговой особи, претензии на те или иные ресурсы, являющиеся привилегией особей с высшими рангами…,
- на возникновение препятствий проявлению любых форм субъективной активности,
- на сексуальных партнеров особи,
- на пищевые и водные ресурсы, которые особь считает своими и которые, поэтому, несут на себе ее метки.

ФАКТЫ:
Ярких коралловых рыб нельзя держать в небольшом аквариуме больше одной особи каждого вида. Если поместить в аквариум несколько рыбок одного вида, после яростных баталий в живых останется лишь самая сильная.
Рыбы же разных видов мирно уживаются друг с другом.
В открытом море побежденный бежит с территории победителя, а тот вскоре прекращает преследование. Но в аквариуме, где бежать некуда, победитель добивает побежденного. Он занимает весь бассейн и непрестанно атакует остальных.
По отношению к собратьям по виду рыбы гораздо агрессивнее, чем по отношению к рыбам других видов. Они не случайно ярко окрашены. И не случайно их цвета сочетаются с воинственностью и оседлостью. Цвет адресован собратьям по виду, как символ опасности. Пресноводные рыбы расцвечивают свои «наряды» лишь, охваченные «любовью» или духом борьбы. Окраска - индикатор настроения. Страх облекает рыбу в неприметный маскировочный цвет. Агрессивные коралловые рыбы изменяют цвет, отходя ко сну, становясь незаметными. Яркие цвета делают их приметными и узнаваемыми на большом расстоянии. Узнавание особи своего вида и сокращение дистанции с нею, воспринимаемое, как признак посягательства на территорию, вызывает яростную агрессивность, направленную на защиту территории и расположенных на ней ресурсов.
Как расцветка рыб, как и песни птиц издали оповещают собратьев по виду: у участка есть хозяин, готовый его защитить.

И так не только у рыб, но и у других животных.

3.5. МЕЖВИДОВАЯ БОРЬБА: АГРЕССИЯ ИЛИ ОХОТА?

Агрессия, как форма внутривидовой борьбы за существование, проявляется в формах наступления и обороны. Ее не следует путать с охотничьим – межвидовым поведением представителей разных видов, связанных друг с другом «пищевой цепью».
Дилетанты представляют взаимоотношения "диких зверей" как кровожадную борьбу всех против всех. В доказательство они провоцируют схватки, к примеру, бенгальского тигра с питоном, питона с крокодилом, которых в естественных условиях быть не может. Какой смысл одному из этих зверей уничтожать другого? Ни один из них жизненных интересов другого не затрагивает! И никто из них не является кормом другого.

Межвидовая борьба соединяет хищника и добычу исключительно пищевой необходимостью. Поэтому их отношения никогда не приводят к полному уничтожению видов. Между ними устанавливается равновесие, выгодное для обоих видов. Последние львы издохли бы от голода гораздо раньше, чем убили бы последнюю пару антилоп или зебр, способных к продолжению рода.

Конфликт хищника и добычи нельзя назвать агрессией, т.к. физиологические мотивы поведения ОХОТНИКА и БОЙЦА (ВОИНА) различны. Убивая буйвола, лев не испытывает агрессивности. Как и волк или собака, преследуя на охоте зайца. Они не переживают гнева, злости, но лишь – азарт, воодушевление. Рычание, прижатые уши и другие выразительные движения, обозначающие боевое поведение, можно обнаружить у охотящихся хищников лишь тогда, когда они боятся своей вооруженной добычи, если та готова сопротивляться или если их пытаются ее лишить.

Но непреодолимого барьера между агрессией и охотой нет. И в некоторых ситуациях охота, незаметно для ее участников, может превратиться в агрессию, причем Агрессором может оказаться Добыча, а Охотник – Жертвой.

Каждое «вооруженное» животное яростно сражается, если у него нет возможности бежать. Термин «вооруженность» предполагает наличие у твари естественного оружия, которое можно использовать в целях обороны: рога, клыки, когти, копыта, клюв, могучий хвост или хобот… "Контратака" добычи против хищника очень похожа на подлинную агрессию. Особенно у стадных животных, которые скопом нападают на хищника, атакующего члена стаи. Нападение на хищника-пожирателя имеет смысл для сохранения вида. Даже когда контратакующий мал и безоружен, он причиняет хищнику неприятности.

Когда лисицу сопровождает по лесу кричащая сойка, когда вслед за кобчиком летит с предостерегающим щебетом стая трясогузок — охота для них испорчена. С помощью травли многие птицы отгоняют обнаруженную днем сову так далеко, что на следующий вечер ночной хищник охотится где-нибудь в другом месте.

Для самозащиты потенциальные жертвы «агрессии» вырабатывают способности выделять яды, кислоты, выращивать на своей поверхности шипы, панцири, принимать предупреждающую о готовности защищаться окраску: сочетания красного, белого и черного цветов. Оборона из последних сил, любой ценой, чего бы это ни стоило – даже ценой индивидуальной гибели - "сражаться, как крыса, загнанная в угол" – имеет смысл с точки зрения защиты вида. Поэтому, наблюдая отчаянную борьбу «до последней капли крови», в которую боец вкладывает все свои ресурсы, отказываясь от спасительного бегства, не рассчитывая на пощаду – это жертвенный подвиг особи во имя сохранения вида. Так создается репутация «рискованного корма». Который можно убить и даже слопать, но нельзя победить, сломив волю к сопротивлению. Такие подвиги совершают даже слабо вооруженные животные, если бегство невозможно из-за ограниченности пространства. И тогда страх, стремление к бегству, сменяются "мужеством отчаяния сражения насмерть". Либо если возникает необходимость защиты потомства или семьи – высших ценностей по сравнению даже с ценностью собственной «шкуры».

3.6. ВНУТРИВИДОВАЯ БОРЬБА: КОНКУРЕНЦИЯ ИЛИ АГРЕССИЯ. ОСНОВНЫЕ ФУНКЦИИ АГРЕССИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ.

Существованию животного вида угрожает не "пожиратель", а конкурент за ресурсы, содержащиеся, как атрибуты «экологической ниши» (пища, вода, убежище, самка), в которой обитает данный животный вид. Борьба за существование – это конкуренция внутри вида.

Внутривидовая социальность существует в разных формах. КОНКУРЕНЦИЯ и КООПЕРАЦИЯ среди них основные.

Конкуренция за всегда ограниченные ресурсы данной экологической ниши, пригодной для существования популяции (сообщества особей данного вида), чревата крайними формами, среди которых агрессия в ее высшем виде – убийстве со-общника – нежелательна на фоне конкуренции за те же ресурсы с представителями иных популяций данного вида, ввиду ослабления воинственного потенциала своей популяции.
Наиболее серьезная опасность, угрожающая человечеству – внутривидовая агрессия. Ее ограничение служит сохранению вида. Особенно в условиях городской цивилизации, где агрессивный инстинкт – согласно фактам истории последних пяти тысяч лет – все хуже контролируется и управляется по сравнению с предшествующими периодами древней истории.

В интересах выживания конкретной территориальной популяции человекообразных объективно необходимо, чтобы:
1) ее особи равномерно распределялись в биотопе, поддерживая с сородичами и соседями гармоничные кооперативные взаимосвязи. Это крайне важно, так как избыточная плотность населения в популяции неминуемо порождает конкуренцию за ресурсы и, как следствие, конфронтацию внутри популяции с последующим ростом агрессивной готовности к перераспределению ресурсов.

2) Будущее популяции зависит от биологического качества ее участников: их физического и психического здоровья. Важнейшей предпосылкой высокого качества членов сообщества является качество самки: ее репродуктивный потенциал (плодовитость), ее физическое совершенство, позволяющее вынашивать, выкармливать и, при необходимости, выхаживать, защищать, воспитывать потомство. Поэтому соперничество внутри популяции за качественных самок неизбежно сопровождается агрессией самцов-претендентов в отношении друг друга. С последующей агрессией в отношении всякого источника угрозы благополучию своей семьи.

3) Однако споры – за территорию и расположенные там ресурсы, за самок – будущих жен и матерей – не могут выходить за рамки некоторой «целесообразности», за которыми их острота и бескомпромиссность может привести к массовой гибели соперников и, тем самым, к ослаблению общего фронта сопротивления данной популяции натиску соседей. Среди которых представители – и собственного вида, и видов, замкнутых в общую пищевую цепь.

Такая необходимость формирует три основные функции агрессивного поведения:

A. Защита территории (биотопа) и ресурсов от нашествий извне и заселения посторонними и распределение в ней особей данной популяции.

B. Половой отбор в поединках самцов, обладающих самыми выдающимися бойцовскими качествами, позволяющими добиться обладания самыми лучшими самками и обеспечить им благоприятные условия вынашивания, выхаживания и воспитания потомства.

C. Защита и опека самок и детенышей.

Перечисленные функции агрессивности – изначальные и базовые. Они сформировались первыми и процесс их становления только у нашего вида человекообразных начался одновременно с его (вида) становлением примерно около 8 миллионов лет назад. Первобытная «триада» - в основе бесчисленного спектра конкретных форм и фактов агрессивного поведения, которые, особенно в последние – цивилизованные – времена (примерно около 5 тыс лет, согласно данным археологии) обросли новыми поведенческими наслоениями и проявлениями. Которые, если освободить аккуратно, от «налета» современности, непременно проявят коренные мотивы агрессии: ТЕРРИТОРИАЛЬНОСТЬ-СЕКСУАЛЬНОСТЬ-СЕМЕЙНОСТЬ.

3.6.1. КАК ВЫГЛЯДИТ ЗАЩИТА ТЕРРИТОРИИ НА НЕКОТОРЫХ ПРИМЕРАХ.

ПТИЦЫ обозначают территорию пением, предупреждая: «осторожно (!), здесь моя территория, за которую я готов драться». У многих видов птиц по пению можно определить силу, возраст «исполнителя» и степень его опасности. По мере приближения к своей территории чужака меняется качество пения и растет готовность «артиста» вступить в поединок.

МЛЕКОПИТАЮЩИЕ помечают владения ритуальными выделениями мочи и кала – запахом. Поэтому, постоянно принюхиваясь, они определяют: на чьей территории находятся и каковы риски пребывания на ней. Наивысшая агрессивность животного достигает в центре «его территории», где оно "чувствует себя увереннее всего". С приближением чужака к центру территории агрессивность хозяина возрастает, а с удалением – убывает. От места схватки (ближе-дальше от центра) зависит ее исход: победит тот, кто находится ближе к «дому».

Для РЫБ центр территории — на дне: их агрессивность убывает по вертикали (опасность грозит сверху).

Бегущий побежденный, по мере приближения к своему пространству, обретает мужество, а преследователь на чужой территории мужество теряет. В конце концов, когда погоня продолжается уже на территории беглеца, роли меняются, поскольку «правда» переходит на сторону преследуемого, который внезапно поворачивается и нападает на преследователя, ставшего в азарте погони интервентом, которого бьет и прогоняет.
Все это может повторяться несколько раз, пока колебания агрессивности при стихийном установлении границ персональных владений не затухнут, когда бойцы чисто интуитивно определят «границы пространственного равновесия», где они угрожают друг другу, но не нападают. Эти границы определяется равновесием сил и при малейшем нарушении могут смещаться ближе-дальше в отношении «дома» в зависимости от ситуации, например, из-за того, что кто-то из соседей наелся досыта и временно обленился драться.

Это "справедливое" и наиболее выгодное для вида распределение особей в биотопе: более слабые могут прокормиться и дать потомство, хотя и в более скромном пространстве. Это особенно важно для животных, которые достигают половой зрелости задолго до обретения окончательных размеров.

Тот же эффект достигается без демонстрации агрессивного поведения: животные какого-либо вида друг друга "не выносят" и избегают, как кошки с собаками, чьи пахучие метки скрывают угрозу агрессии.

Есть позвоночные, чьи проявления внутривидовой агрессии так и не были ни разу замечены (однако, это не значит, что агрессии там вовсе нет), но избегающие собратьев по виду и распределяющиеся по биотопу равномерно: лягушки (кроме периодов размножения). Каждая лягушка убегает от кваканья сородичей.
Равномерное распределение в пространстве животных одного и того же вида — важнейшая функция внутривидовой агрессии. Сообществу необходима агрессивность по отношению к другим сообществам того же вида: борьба должна быть исключена лишь внутри группы.

3.6.2. КАК ВЫГЛЯДИТ ПОЛОВОЙ ОТБОР (БИТВА ЗА САМКУ) НА НЕКОТОРЫХ ПРИМЕРАХ.

Выбор сильнейших и лучших для продолжения рода происходит в форме поединков соперничающих самцов. Сила отца обеспечивает потомству преимущества у тех видов, где отец принимает активное участие в заботе о детях. У животных, ведущих кочевой образ жизни: крупных копытных (бизоны, антилопы, лошади, олени), наземных обезьян… внутривидовая агрессия редко участвует в распределении территории, потому что корма у них достаточно. Но за самок самцы этих животных сражаются яростно и это даёт потомство особенно крупных, хорошо вооруженных и свирепых защитников семьи и стада, которые при опасности для сообщества воздвигают вокруг слабых членов круговую оборону из самих себя.

Часто внутривидовой отбор может привести к возникновению поведения, не только бесполезного для приспособления к среде, но и вредного для сохранения вида. Если отбор направляется лишь половым соперничеством, безотносительно к направленной вовне видосохраняющей функции, это может привести к появлению бесполезных для вида образований: оленьи рога развились исключительно для поединков; безрогий олень не имеет ни малейших шансов произвести потомство. Ни для чего другого рога не годны. От хищников олени-самцы защищаются только передними копытами.

3.6.3. КАК ВЫГЛЯДИТ ОХРАНА СЕМЬИ (САМКИ, ПОТОМСТВА) И ЗАЩИТА НЕОБХОДИМЫХ РЕСУРСОВ НА НЕКОТОРЫХ ПРИМЕРАХ.

Внутривидовое соперничество привело к появлению поединка, а поединок отобрал обороноспособных самцов для межвидового соперничества. Важнейшая функция поединка: выбор боевого защитника семьи, что предполагает еще одну функцию внутривидовой агрессии — охрану потомства. У животных, где лишь один пол заботится о потомстве, по-настоящему агрессивны по отношению к собратьям по виду представители именно этого пола.

Половой отбор, направляемый самкой, влияет на преувеличенное развитие у самцов пестрых перьев, причудливых форм и прочих атрибутов, не нужных для сражения. Супружеский выбор самки на основании небоевых критериев ослабляет популяцию или целый вид в масштабах межвидовой конкуренции, лишая его свирепых и агрессивных защитников самок и молодняка.

Самка аргуса реагирует на большие маховые перья петуха, украшенные великолепным узором из глазчатых пятен, которые он, токуя, разворачивает перед ее глазами. Они настолько велики, что петух уже почти не может летать, но чем они больше, тем сильнее возбуждается курица. Число потомков, которые появляются у петуха за определенный срок, находится в прямой зависимости от длины этих перьев. Хотя в других отношениях их чрезмерное развитие может оказаться для него вредным, — например, хищник съест его гораздо раньше, чем соперника, у которого органы токования не так чудовищно гипертрофированы. Однако потомства этот петух оставит столько же, а то и больше. Таким образом поддерживается предрасположенность к росту огромных маховых перьев, полностью вопреки интересам сохранения вида. Эволюция фазана-аргуса зашла в тупик: самцы соперничают друг с другом в отношении величины маховых перьев.

Отбор неминуемо оказывается в гибельном тупике, когда направляется одной внутривидовой конкуренцией, безотносительно к вневидовому окружению.